9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация
Арбитражный суд Республики Башкортостан

Определение от

По делу № А07-1059/2017
  1. На принудительное исполнение решения третейского суда
  2. г. Уфа Дело № А07-1059/2017
  3. 11 августа 2017 г.
  4. Резолютивная часть определения объявлена 10.08.2017 г.
  5. Определение изготовлено в полном объеме 11.08.2017 г.
  6. Арбитражный суд Республики Башкортостан в составе судьи Архиереева Н.В., при ведении протокола помощником судьи Сахаповой А.Р., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению
  7. ООО «Строитель» (ИНН 0277132991, ОГРН 1130280074088)
  8. к ООО Группа «Вертикаль» (ИНН 0274179504, ОГРН 1130280049041)
  9. третьи лица:
  10. 1) Ханнанов Т.А.
  11. 2) ГКУ «Управление дорожного хозяйства»
  12. 3) Регионально-областной Третейский суд
  13. о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Регионально-областного Третейского суда (судья Штанько В.А) от 31.08.2016 г. по делу № Т02-39/2016
  14. при участии в судебном заседании:
  15. от заявителя – Юламанова Э.Б., доверенность № 1 от 17.02.2017 г.
  16. от должника – нет явки, извещен
  17. от третьих лиц №№ 1, 2 – нет явки, извещен
  18. от третьего лица № 3 – руководитель Штанько А.А.
  19. Согласно ст. 238 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации – неявка сторон третейского разбирательства, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения дела.
  20. Установил:

  21. 01.08.2016 г. сторонами заключено дополнительное соглашение № 1 о передаче всех споров, разногласий и требований, возникающих из договора субподряда № 2041-16-СП от 19.07.2016 г. на выполнение работ по ремонту мостов через р. Железка на км 12,687 и р. Кургашлы на км 21,835 автомобильной дороги Верхний Авзян –Исмакаево –а/д Станция Улу-Елга – Ишля- Тукан-Зигаза в Белорецком районе Республики Башкортостан, на рассмотрение постоянно действующего третейского суда при ООО Многопрофильное предприятие «Памир» или «Регионально-областной третейский суд» (далее – третейский суд) в соответствии с его регламентом.
  22. 01.08.2016 г. сторонами также заключено дополнительное соглашение № 1 о передаче всех споров, разногласий и требований, возникающих из договора субподряда №1947-16-СП от 21.07.2016 г. на выполнение работ по ремонту моста через р. Дема на км 34,997 автомобильной дороги Уфа-Чишмы в Чишминском районе Республики Башкортостан, на рассмотрение постоянно действующего третейского суда при ООО Многопрофильное предприятие «Памир» или «Регионально-областной третейский суд» (далее – третейский суд) в соответствии с его регламентом.
  23. 01.08.2016 г. сторонами заключено третейское соглашение и передаче возникшего спора о взыскании задолженности по договорам субподряда № 1947-16-СП от 21.07.2016 г. и №2041-16-СП от 19.07.2016 г. на рассмотрение постоянно действующего третейского суда при ООО Многопрофильное предприятие «Памир» или «Регионально-областной третейский суд» (далее – третейский суд).
  24. В связи с неисполнением ООО Группа «Вертикаль» условий договоров ООО «Строитель» обратилось в Регионально-областной третейский суд с иском к ООО Группа «Вертикаль» о взыскании суммы основного долга по договору субподряда № 2041-16-СП от 19.07.2016 г. в размере 1 156 508 руб. 31 коп., пени в размере 71 773 руб. 28 коп., основного долга по договору субподряда № 1947-16-СП от 21.07.2016 г. в размере 24 962 678 руб. 80 коп., пени в размере 256 069 руб. 38 коп.
  25. Решением Регионально-областного третейского суда от 31.08.2016 г. с ООО Группа «Вертикаль» в пользу ООО «Строитель» взыскана сумма основного долга по договору субподряда № 2041-16-СП от 19.07.2016 г. в размере 1 156 508 руб. 31 коп., пени в размере 71 773 руб. 28 коп., основного долга по договору субподряда № 1947-16-СП от 21.07.2016 г. в размере 24 962 678 руб. 80 коп., пени в размере 256 069 руб. 38 коп.
  26. В соответствии со ст. 44 Федерального закона «О третейских судах Российской Федерации» от 24.07.2002 г. № 102-ФЗ решение третейского суда исполняется в добровольном порядке и в сроки, которые установлены в данном решении. Если в решении третейского суда срок не установлен, оно подлежит немедленному исполнению.
  27. Согласно ст. 41 Федерального закона от 29.12.2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» арбитражное решение признается обязательным и подлежит немедленному исполнению сторонами, если в нем не установлен иной срок исполнения. При подаче стороной в компетентный суд заявления в письменной форме арбитражное решение принудительно приводится в исполнение путем выдачи исполнительного листа в соответствии с данным Федеральным законом и положениями процессуального законодательства Российской Федерации.
  28. Согласно ст. 45 Федерального закона «О третейских судах Российской Федерации» от 24.07.2002 г. № 102-ФЗ если решение третейского суда не исполнено добровольно в установленный срок, то оно подлежит принудительному исполнению. Принудительное исполнение решения третейского суда осуществляется по правилам исполнительного производства, действующим на момент исполнения решения третейского суда, на основе выданного компетентным судом исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
  29. В решении Регионально-областного третейского суда от 31.08.2016 г. указано, что решение подлежит немедленному исполнению.
  30. В связи с тем, что ООО Группа «Вертикаль» решение третейского суда добровольно не исполнило, ООО «Строитель» обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
  31. В ч. 2 ст. 236 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что вопрос о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по спору, возникшему из гражданских правоотношений при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, рассматривается арбитражным судом по заявлению стороны третейского разбирательства, в пользу которой принято решение третейского суда.
  32. Нормы ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации содержат исчерпывающий перечень оснований, при наличии которых арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа. К таким основаниям относятся: отсутствие полной дееспособности одной из сторон третейского соглашения, на основании которого спор разрешен третейским судом; недействительность третейского соглашения, на основании которого спор был разрешен третейским судом, по праву, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания по праву Российской Федерации; неизвещение стороны о назначении третейского судьи или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда; рассмотрение третейским судом спора, не предусмотренного третейским соглашением или не подпадающего под его условия; несоответствие состава третейского суда или процедуры арбитража соглашению сторон или федеральному закону; рассмотрение третейским судом спора, который в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства; противоречие приведения решения третейского суда в исполнение публичному порядку Российской Федерации.
  33. Определением суда от 20.02.2017 г. к участию в деле привлечен кредитор ООО Группа «Вертикаль» - Ханнанов Т.А. в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований.
  34. Из пояснений третьего лица следует, что по имеющейся у него информации, работы ООО «Строитель» не выполнялись, частичный объем работ был выполнен ООО Группа «Вертикаль». Ханнанов Т.А. полагает, что третейским судом нарушен публичный порядок Российской Федерации, поскольку стороны третейского разбирательства действовали недобросовестно, рассмотрение третейского дела не могло быть совершено за столь короткий срок, в удовлетворении заявления требовал отказать.
  35. Кроме того, Ханнановым Т.А. заявлено о фальсификации дополнительного соглашения № 2 от 03.08.2016 г. к договору № 2041-16-СП от 19.07.2016 г. и дополнительного соглашения № 2 от 03.08.2016 г. к договору субподряда № 1947-16-СП от 21.07.2016 г., на основании чего определением суда от 20.04.2017 г. назначена судебная технико-криминалистическая экспертиза. Производство по проведению экспертизы поручено эксперту ООО «Урало-Сибирский независимый экспертный центр» Ивановой Ольге Владимировне.
  36. 02.05.2017 г. от экспертной организации ООО «Урало-Сибирский независимый экспертный центр» поступило сообщение о невозможности дачи заключения № 22/03-17 в связи с недостаточным количеством материалов для проведения исследований по установлению давности изготовления документа, из-за значительного перекрытия подписей от имени Куликова А.В. оттисками печати ООО Группа «Вертикаль» в исследуемых документах по разработанной в экспертном центре методике.
  37. Определением суда от 21.06.2017 г. экспертная организация ООО «Урало-Сибирский независимый экспертный центр» заменена на ООО «Урало-Поволжское объединение судебных экспертов», эксперт Иванова Ольга Владимировна заменена на эксперта Плетень Олега Ивановича.
  38. 17.07.2017 г. ООО «Урало-Поволжское объединение судебных экспертов» материалы дела возвращены в связи с долгосрочным ремонтом оборудования без заключения.
  39. Ханнанов Т.А., надлежащим образом извещенный, явку не обеспечил, кандидатуры иных экспертных организаций не представил. С учетом отсутствия доказательств подделки подписей и печатей сторон, недоказанности иного срока изготовления дополнительных соглашений, о фальсификации которых было заявлено третьем лицом, суд прекратил проведение экспертизы, порученной ООО «Урало-Поволжское объединение судебных экспертов» и признал дополнительное соглашение № 2 от 03.08.2016 г. к договору № 2041-16-СП от 19.07.2016 г. и дополнительное соглашение № 2 от 03.08.2016 г. к договору субподряда № 1947-16-СП от 21.07.2016 г. не сфальсифицированными.
  40. Исследовав материалы дела суд не находит оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренных ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
  41. Судом установлено, что спор, рассмотренный третейским судом, мог быть предметом третейского разбирательства, а решение третейского суда не противоречит основополагающим принципам российского права.
  42. Сокращая стадии судебного разбирательства по делам о принудительном исполнении решений третейских судов (международного коммерческого арбитража), законодатель исходил из признания исчерпывающей роли третейского суда (арбитража) в разрешении по существу спора, переданного по воле сторон в указанный орган, отсутствия необходимости в пересмотре решения третейского суда по существу и обеспечения в связи с этим процессуальной экономии и ускорения рассмотрения дела по спору, уже разрешенному третейским судом.
  43. Однако указанный подход не исключил общепризнанных, как на уровне международно-правовых источников, так и актов национального права государств в сфере третейского разбирательства, полномочий государственного суда по защите интересов публичного порядка, которые государственный суд осуществляет по собственной инициативе, независимо от того, ходатайствуют о проверке последствий исполнения третейского решения на соответствие публичному порядку участники разбирательства или третьи лица.
  44. Судом осуществлена проверка третейского решения от 31.08.2016 г. по делу № Т02-39/2016 на соответствие публичному порядку Российской Федерации.
  45. В соответствии с п. 2 ч. 4 ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации.
  46. Под публичным порядком в целях применения указанных норм сложившаяся судебная практика понимает фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы государства.
  47. Императивный характер исключительных полномочий арбитражного суда по защите публичного порядка при исполнении решений третейских судов не исключает права участников спора, третьих лиц ходатайствовать о проверке третейского решения по указанному основанию и приводить в подтверждение своего довода соответствующие доказательства.
  48. При этом довод о нарушении публичного порядка вправе заявить и лица, не участвовавшие в деле, но чьи права (охраняемые законом интересы) затронуты третейским решением, до установления правовой определенности по делу в рамках последовательной процедуры обжалования судебного акта.
  49. В рассматриваемом случае кредитор Ханнанов Т.А., привлеченный к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, выступил с защитой своего права с ходатайством о проверке третейского решения принципу публичности.
  50. Сторона, заявляющая о противоречии приведения в исполнение третейского решения публичному порядку Российской Федерации, должна обосновать наличие такого противоречия (ч. 1 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекс Российской Федерации).
  51. Защита охраняемых законом интересов третьих лиц, в том числе в отношениях с неплатежеспособным должником, важная функция правосудия, являющаяся элементом публичного порядка государства. Следовательно, при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда вопрос о защите интересов третьих лиц подлежит судебному контролю как элемент публичного порядка государства в силу полномочий арбитражного суда, в том числе ввиду заявления данного довода участниками разбирательства
  52. Принудительное исполнение третейского решения, нарушающее публичный порядок, является судебной ошибкой, свидетельствующей о незаконности судебного акта.
  53. При этом суды осуществляют такой контроль исходя из общих принципов права, правовых принципов, действующих в отдельной сфере правоотношений (например, в сфере несостоятельности (банкротства)), и с учетом норм законодательства, регулирующих конкретную сферу правоотношений.
  54. Публичный порядок Российской Федерации предполагает добросовестность сторон, вступающих в частные отношения, нарушением чего является создание видимости частноправового спора, в том числе с отнесением его на рассмотрение третейским судом для получения формальных оснований подтверждения задолженности с целью последующего инициирования дела о банкротстве должника в отсутствие к тому законных оснований.
  55. В третье лицо указывает на нарушение исполнением решения третейского суда как общих принципов права (принципа добросовестности и запрета злоупотребления правом), так и специальных принципов законодательства о несостоятельности (запрета получения незаконных и необоснованных преимуществ кем-либо из кредиторов).
  56. В соответствии с п. 5 ст. 10 Гражданского кодекса добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.
  57. Верховный Суд Российской Федерации в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указал на то, что, оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота.
  58. Защита интересов конкурсных кредиторов - третьих лиц в процессе выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда осуществляется также с учетом принципов и норм законодательства о несостоятельности.
  59. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в п. 6 постановления от 26.05.2011 г. № 10-П, по смыслу ст. 1 (ч. 1), 2, 18, 46, 55 (ч. 3) и ст. 118 Конституции Российской Федерации, обязывающих Российскую Федерацию как правовое государство к созданию эффективной системы защиты конституционных прав и свобод посредством правосудия, неотъемлемым элементом нормативного содержания права на судебную защиту, имеющего универсальный характер, является право заинтересованных лиц, в том числе не привлеченных к участию в деле, на обращение в суд за защитой своих прав, нарушенных неправосудным судебным решением.
  60. С целью учета таких ценностей, как правовая определенность и стабильность судебного акта, также являющихся проявлением права на судебную защиту (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17.11.2005 г. № 11-П), и обеспечения справедливого баланса между интересами всех затрагиваемых лиц суд при принятии жалобы соответствующего лица или постановке вывода о ее рассмотрении по существу оценивает не только наличие обоснованных оснований полагать, что обжалуемый акт существенным образом влияет на его права и законные интересы, но и наличие у него обоснованных и убедительных доводов о принятии такого акта с нарушением закона и потому необходимости его отмены.
  61. В соответствии с п. 24 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 35 от 22.06.2012 г. «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» кредитору по делу о банкротстве принадлежит право оспаривать в установленном порядке судебные акты, подтверждающие наличие и обоснованность требований других кредиторов.
  62. Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации также сформулирована правовая позиция (постановление от 13.05.2014 г. № 1446/14), получившая свое развитие в правовой позиции Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации (Определение от 09.10.2015 г. № 305-КГ15-5805), по вопросу доказывания нарушений публичного порядка по заявлениям третьих лиц - конкурсных кредиторов в делах о принудительном исполнении решений третейских судов. Возможность конкурсных кредиторов в деле о банкротстве доказать необоснованность требования другого кредитора, подтвержденного решением третейского суда, обычно объективным образом ограничена, поэтому предъявление к ним высокого стандарта доказывания привело бы к неравенству таких кредиторов. При рассмотрении подобных споров конкурсному кредитору достаточно представить суду доказательства prima facie, подтвердив существенность сомнений в наличии долга. При этом другой стороне, настаивающей на наличии долга, присужденного третейским судом, не должно составлять затруднений опровергнуть указанные сомнения, поскольку именно она должна обладать всеми доказательствами своих правоотношений с несостоятельным должником.
  63. Кроме того, в противном случае на конкурсного кредитора налагалось бы бремя доказывания отрицательного факта, что недопустимо с точки зрения поддержания баланса процессуальных прав и гарантий их обеспечения.
  64. Поведение участников гражданского оборота, фактически направленное на создание искусственной задолженности, при отсутствии доказательств обратного, представляет собой использование юридических лиц для целей злоупотребления правом, то есть находится в противоречии с действительным назначением юридического лица как субъекта права. В равной степени такие действия являются и формой незаконного использования третейского разбирательства, поскольку направлены не на обращение к третейскому суду как средству разрешения спора согласно его правовой природе, а на использование третейского разбирательства в целях злоупотребления правом. Такие интересы судебной защите не подлежат.
  65. Оценив доводы третьего лица Ханнанова Т.В., касающегося наличия оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда со ссылкой п. 2 ч. 4 ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку решение нарушает публичный порядок Российской Федерации, подлежит отклонению.
  66. Данные доводы признаны судом необоснованными, документально не подтвержденными. Доказательств того, что заявитель не производил работы по договорам субподряда в дело не представлено.
  67. Судом признаков сфальсифицированности документов, представленных на исследование экспертным организациям и возвращенных без заключений по указанным выше причинам не усматривается.
  68. Фактов, нарушающих принцип публичного порядка, не выявлено, доказательств, подтверждающих нарушения или фальсификацию документов не представлено.
  69. Таким образом, судом приняты все возможные меры для достижения правовой определенности в целях проверки решения на соответствие порядку публичности Российской Федерации.
  70. Арбитражный суд не может выходить за пределы компетенции, определяемой в соответствии с требованиями норм п. 1 ст. 31, ст. 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из которых полномочия по рассмотрению по существу спора, отнесенного к компетенции третейского суда, возложены на этот третейский суд.
  71. Согласно п. 20 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 г. № 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов» арбитражный суд при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не переоценивает фактические обстоятельства, установленные третейским судом
  72. Из представленных заявителем документов оснований недействительности третейского соглашения, предусмотренных федеральным законом, не усматривается, решение третейского суда принято по спору, предусмотренному третейским соглашением, состав третейского суда и процедура третейского разбирательства соответствовали федеральному закону.
  73. В связи с тем, что ответчик решение третейского суда не исполнил, заявитель обратился в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное его исполнение.
  74. Согласно п. 1 ст. 46 Федерального закона «О третейских судах в Российской федерации» арбитражный суд не вправе исследовать обстоятельства, установленные третейским судом.
  75. Учитывая факт неисполнения ООО Группа «Вертикаль» решения третейского суда в добровольном порядке и при отсутствии правовых оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решение третейского суда, исчерпывающий перечень которых предусмотрен ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, заявление ООО «Строитель» подлежит удовлетворению.
  76. Поскольку заявитель обратился с заявлением в Арбитражный суд Республики Башкортостан по вине ответчика, не исполнившего обязательства по договорам и не выполнившего решение третейского суда, то расходы по государственной пошлине в сумме 3 000 руб. относятся на ответчика в соответствии со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
  77. Руководствуясь ст. 240 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд
  78. Определил:

  79. Заявление ООО «Строитель» удовлетворить.
  80. Выдать исполнительный лист на принудительное исполнение решения Регионально-областного Третейского суда от 31.08.2016 г. по делу № Т02-39/2016 о взыскании с ООО Группа «Вертикаль» в пользу ООО «Строитель» суммы основного долга по договору субподряда № 2041-16-СП от 19.07.2016 г. в размере 1 156 508 руб. 31 коп., пени в размере 71 773 руб. 28 коп., основного долга по договору субподряда № 1947-16-СП от 21.07.2016 г. в размере 24 962 678 руб. 80 коп., пени в размере 256 069 руб. 38 коп., судебных расходов по уплате третейского сбора в размере 155 235 руб.
  81. Взыскать с ООО Группа «Вертикаль» в пользу ООО «Строитель» расходы по уплате государственной пошлины в размере 3 000 руб.
  82. Исполнительный лист выдать.
  83. Определение может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение одного месяца со дня вынесения определения через Арбитражный суд Республики Башкортостан.
  84. Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на Интернет-сайте Арбитражного суда Уральского округа www.fasuo.arbitr.ru
  85. Судья Н.В. Архиереев

Печать

Печатать