9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация
Определение Конституционного Суда РФ от № 1551-О

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общественной организации «Профсоюз работников образования города Череповца Вологодской области» на нарушение конституционных прав и свобод статьями 35 и 351 Трудового кодекса Российской Федерации, статьей 11 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», статьями 26, 33 и частью 1 статьи 46 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»

  1. Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского,А.И.Бойцова,Н.С.Бондаря,Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.М.Казанцева, С.Д.Князева,А.Н.Кокотова,Л.О.Красавчиковой,С.П.Маврина,Н.В.Мельникова,Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,
  2. рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы общественной организации «Профсоюз работников образования города Череповца Вологодской области» к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
  3. Установил:

  4. 1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации общественная организация «Профсоюз работников образования города Череповца Вологодской области» просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации следующие законоположения:
  5. статьи 35 и 35Трудового кодекса Российской Федерации,определяющие порядок образования комиссий по регулированию социально-трудовых отношений и формы их участия в формировании и реализации государственной политики в сфере труда;
  6. статью 11 Федерального закона от 12 января 1996 года № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»,закрепляющую право профсоюзов на представительство и защиту социально-трудовых прав и интересов работников;
  7. статьи 26 и 33 Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131 -ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», определяющие формы непосредственного осуществления населением местного самоуправления, в том числе правотворческую инициативу граждан, и участия в его осуществлении, а также часть 1 статьи 46данного Федерального закона, согласно которой проекты муниципальных правовых актов могут вноситься депутатами представительного органа муниципального образования, главой муниципального образования, иными выборными органами местного самоуправления, главой местной администрации, органами территориального общественного самоуправления, инициативными группами граждан, а также иными субъектами правотворческой инициативы, установленными уставом муниципального образования.
  8. По мнению заявителя, оспариваемые законоположения противоречат статьям 1 (часть 1), 2, 4 (часть 2), 6 (часть 2), 7 (часть 1), 13(часть 4), 15 (части 1, 2 и 4), 17 (части 1 и 3), 18, 19 (части 1 и 2), 30, 32(часть 1), 37 (часть 3), 45, 55 и 130 Конституции Российской Федерации,поскольку лишают профсоюзы, созданные на территориальном уровне,прав на обязательное получение от органов местного самоуправления проектов нормативных правовых актов, затрагивающих социальнотрудовые и экономические права членов такого профсоюза; обязательное рассмотрение органами местного самоуправления решения такого профсоюза по названным нормативным правовым актам; обязательное обсуждение указанных проектов с профсоюзами, а также права на внесение в органы государственной власти, органы местного самоуправления проектов нормативных правовых актов, касающихся социально-трудовой сферы.
  9. 2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
  10. Статьи 35 и 35Трудового кодекса Российской Федерации направлены на обеспечение сотрудничества профсоюзов с работодателями и институтами публичной власти в сфере правового регулирования социально-трудовых отношений, закрепляют гарантии реализации права профсоюзов на участие формировании государственной политики в сфере труда и не могут расцениваться как нарушающие права профсоюзов.
  11. Статья 11 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», предусматривая право профсоюзов на представительство и защиту социально-трудовых прав и интересов работников и гарантии его реализации, согласуется с целями создания профсоюза и не может расцениваться как нарушающая права профсоюзной организации, деятельность которой должна быть подчинена целям создания профсоюза и в силу пункта 1 статьи 2 названного Федерального закона не включает осуществления ею как общественным объединением публичной власти в том числе реализации полномочий по принятию нормативных правовых актов.
  12. Как видно из представленных материалов, нарушение своих прав названными нормами Трудового кодекса Российской Федерации и Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» заявитель связывает с тем, что ему как отраслевому профсоюзу и члену городской отраслевой комиссии по регулированию социально-трудовых отношений не направляются проекты нормативных правовых актов, затрагивающих социальнотрудовые и экономические права членов профсоюза, а предложения заявителя о принятии проектов нормативных правовых актов, касающихся социально-трудовой сферы, не рассматриваются органами местного самоуправления.
  13. Однако, как следует из материалов жалобы, обращения и предложения заявителя, направленные в Череповецкую городскую Думу, были рассмотрены, на них даны мотивированные ответы.
  14. Между заявителем и управлением образования мэрии города Череповца заключено территориальное отраслевое соглашение, одним из положений которого является предоставление друг другу полной и достоверной информации о принимаемых решениях (на стадии проектов), затрагивающих трудовые,профессиональные и социально-экономические права и интересы работников учреждений. Доказательств нарушения управлением образования мэрии города Череповца прав заявителя, предусмотренных данным соглашением,судом не установлено.
  15. При таких обстоятельствах нет оснований полагать, что общественной организации «Профсоюз работников образования города Череповца Вологодской области» оспариваемыми положениями Трудового кодекса Российской Федерации и Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» создаются препятствия как для ее участия в формировании и реализации государственной политики в сфере труда, так и для ее участия в социальном партнерстве на территориальном и отраслевом уровне.
  16. Что же касается оспариваемых заявителем статьи 26 и части 1 статьи 46Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», определяющих круг лиц,имеющих право вносить проекты муниципальных правовых актов,предусматривающих возможность его дополнения иными субъектами правотворческой инициативы, установленными уставом муниципального образования, а также определяющих порядок реализации права внесения проекта муниципального правового акта инициативной группой граждан и тем самым не предполагающих обязательного предоставления права правотворческой инициативы профсоюзам на муниципальном уровне, равно как и статьи 33 данного Федерального закона, по смыслу которой профсоюзы и их деятельность не могут рассматриваться как формы непосредственного осуществления местного самоуправления, то они не нарушают каких-либо конституционных прав и свобод объединения граждан данного вида, которое создается и предназначено для защиты социально-трудовых прав своих членов.
  17. Разрешение же вопроса о закреплении в законодательстве права законодательной инициативы профсоюзов не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, определенные в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
  18. Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
  19. Определил:

  20. 1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы общественной организации «Профсоюз работников образования города Череповца Вологодской области», поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
  21. 2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
  22. Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.Зорькин № 1551-О Мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Н.С.Бондаря Определением от 18 июля 2017 года № 1551-О Конституционный Суд Российской Федерации, отказывая в принятии к рассмотрению жалобы общественной организации «Профсоюз работников образования города Череповца Вологодской области» на нарушение конституционных прав и свобод статьями 35 и 35Трудового кодекса Российской Федерации, статьей 11Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», статьями 26, 33 и частью 1 статьи 46 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», положил в обоснование своего решения – в части отсутствия нарушения конституционных прав заявителя применением в его деле норм Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» – подход, основанный, как представляется, не столько на конституционно-правовой, сколько на отраслевой, в частности трудоправовой, интерпретации положений статей 26 и 46 (часть 1) указанного Федерального закона, констатировав при этом (как представляется, без необходимой для таких выводов аргументации), во-первых,что по смыслу статьи 33 этого Закона «профсоюзы и их деятельность не могут рассматриваться как формы непосредственного осуществления местного самоуправления», поскольку объединение граждан данного вида «создается и предназначено для защиты социально-трудовых прав своих членов, а не для реализации права на осуществление местного самоуправления, как оно гарантировано Конституцией Российской Федерации», и, стало быть, вовторых, оспариваемые нормы не предполагают «обязательного предоставления права правотворческой инициативы профсоюзам на муниципальном уровне».
  23. Хотя принятое Конституционным Судом решение в итоговой (резолютивной) части касается исключительно вопроса о том, отвечает ли конкретная жалоба критериям допустимости, установленным Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации», тем не менее приведенные положения приобретают нормативноинтерпретационное значение. По сложившейся же практике конституционного правосудия суждения Конституционного Суда, высказанные в так называемых «отказных» определениях, не только могут получать силу процессуальных нормативно-доктринальных ориентиров, которые в последующем влияют на решение аналогичных вопросов допустимости обращений, но и учитываются при выработке правовых позиций материально-правового плана.
  24. В силу этих обстоятельств, не оспаривая сделанный Конституционным Судом итоговый вывод о том, что отсутствуют основания для принятия жалобы к рассмотрению, но не согласившись с положенной в его основу аргументацией, считаю необходимым изложить свое мнение по данному Определению.
  25. 1. Для понимания роли профсоюзов, в том числе в системе муниципальной демократии, отправным пунктом должна служить статья 30(часть 1) Конституции Российской Федерации, из анализа которой в общей системе конституционного регулирования можно сделать по меньшей мере следующие принципиальные для рассматриваемых вопросов выводы.
  26. Во-первых, право на создание профсоюзов закрепляется в Конституции Российской Федерации как необходимый элемент нормативного содержания конституционного права на объединение, а не в связи с закреплением свободы труда и регулированием основ трудовых отношений (статья 37).
  27. Соответственно, оно не может рассматриваться в отрыве от существа, целевой направленности права на объединение, которое по своему месту в главе 2Конституции Российской Федерации служит, с одной стороны, неким связующим звеном между личной и общественно-политической свободой человека и гражданина, с другой – открывает номенклатуру основных прав,характеризующих организационные формы реализации демократического участия в управлении публичными делами.
  28. Во-вторых, создание профсоюзов определяется приоритетной целью «защиты» объединенными в соответствующую структуру лицами, как это сказано в Конституции Российской Федерации, «своих интересов», которые при таком конституционном подходе никак не могут сводиться к профессиональным, «трудовым» интересам. Это означает, что профсоюзные организации в их конституционном понимании призваны обеспечивать как собственно профессиональные, так и иные, тесно связанные с ними интересы членов профсоюзов.
  29. В-третьих, право на создание профсоюзов подразумевает не только негативный аспект, касающийся запрета произвольного вмешательства в деятельность данных объединений со стороны публичной власти, но и позитивный аспект, связанный с «гарантированием» свободы деятельности таких объединений, что возлагает на публичную власть обязанности по созданию условий, при которых пользование соответствующим правом было бы эффективным, т.е. могли бы результативно достигаться его цели по защите посредством профсоюзной деятельности интересов объединенных в соответствующую структуру лиц.
  30. Эти подходы коррелируются с положениями статьи 8 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, в силу которых государства обязуются обеспечить право каждого человека создавать для осуществления и защиты своих экономических и социальных интересов профессиональные союзы и вступать в таковые по своему выбору при единственном условии соблюдения правил соответствующей организации. Тем самым деятельность профсоюзов, не сводимая к обеспечению реализации свободы труда, рассматривается в широком контексте защиты социальноэкономических прав и интересов человека, а соответствующие объединения необходимым образом интегрируются в демократический механизм функционирования и развития социального государства. Неслучайно поэтому, в частности, в Уфимской декларации IV Профсоюзного форума стран БРИКС (принята в городе Уфе 9 июля 2015 года) подчеркивается, что «профсоюзы являются действенной силой по защите демократии, в борьбе за справедливость и экологически устойчивое будущее» (пункт 5). А Хартия социального обеспечения, принятая на X Всемирном конгрессе профсоюзов (Гавана, 15февраля 1982 года), связывает демократическую основу управления социальным обеспечением прежде всего с деятельностью профсоюзных организаций, которые «могут наилучшим образом определять социальные нужды и, следовательно, разрабатывать соответствующую политику социальной защиты» (раздел II «Основные принципы социального обеспечения»). В свою очередь, Концепция формирования правовых основ и механизмов реализации социального государства в странах Содружества,принятая на двадцать восьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ 31 мая 2007 года, исходит из того, что «в числе базисных, важнейших особенностей социального государства – участие общественных объединений… в формировании и функционировании гражданского общества» и «при этом важная роль в управлении производством,общественной и государственной жизнью отводится профессиональным союзам стран Содружества» (пункт 10 раздела 3 «Механизм реализации социального характера государств Содружества»).
  31. В соответствии с этим и на уровне отраслевой конкретизации статьи 30 Конституции Российской Федерации понимание профсоюза, не исчерпывающееся сугубо трудовыми отношениями, увязывается с более широкой категорией «социально-трудовых прав и интересов», которые подлежат представительству и защите посредством профсоюзов (пункт 1 статьи 2 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»), а статьи 15, 20 и 22 этого Федерального закона закрепляют права профсоюзов, связанные с влиянием на государственную и муниципальную политику, в том числе в сферах здравоохранения, отдыха,туризма, массовой физической культуры и спорта, охраны окружающей среды,социальной защиты. При этом в пункте 2 статьи 15 отдельно упоминается право профсоюзов участвовать в выборах органов государственной власти и органов местного самоуправления в соответствии с федеральным законодательством и законодательством субъектов Российской Федерации.
  32. 2. Этим предопределяется и возможность участия профсоюзов в представительной системе общества, их влияние на общественнополитические отношения, складывающиеся как на государственном (федеральном и региональном), так и муниципальном уровнях. Это нашло определенное отражение и в правовых позициях Конституционного Суда Российской Федерации. Будучи институтом гражданского общества,отмечается в Постановлении от 24 октября 2013 года № 22-П, профсоюзы путем сотрудничества с работодателями и институтами публичной власти обеспечивают участие работников в установлении условий труда и тем самым – взаимодействие гражданского общества и государства в сфере управления трудом, стабильность трудовых отношений; соответственно, Конституция Российской Федерации защищает не только свободу создания профсоюзов, но и свободу их деятельности, с тем чтобы граждане, объединившись, имели возможность эффективно отстаивать свои социально-трудовые права и интересы. Наиболее непосредственные, конкретные и одновременно содержательно насыщенные формы взаимоотношений профсоюзов с публичной властью складываются на местном уровне. Здесь функциональная ориентация профсоюзов на представительство и защиту социальных и экономических интересов переплетается и обусловливается реализацией основного предназначения местного самоуправления по обеспечению основных жизненно важных потребностей человека по месту жительства. Весьма примечательно в этом плане, что Европейская социальная хартия (пересмотренная) от 3 мая 1996 года выдвигает на первый план необходимость обеспечения или поощрения свободы работников в создании именно местных, а уже затем национальных, организаций для защиты своих экономических и социальных интересов (статья 5).
  33. Причастность профсоюзов к функционированию системы местного самоуправления предметно определяется их объективной заинтересованностью в решении большинства вопросов местного значения, таких как ресурсное снабжение населения, транспортное обслуживание, обеспечение услуг связи,общественного питания, торговли и бытового обслуживания, вопросы образования и здравоохранения, развития физической культуры, школьного и массового спорта, отдыха людей и др. (статьи 14–16Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»), причем в том числе в связи с возможным созданием соответствующих по отраслевому профилю профсоюзных объединений.
  34. Одновременно нельзя отрицать и возможность определенного включения профсоюзов на муниципальном уровне и в сферу политической демократии.
  35. Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 7 июля 2011 года № 15-П, в странах,основанных на принципах правовой демократии, на уровне местного самоуправления субъектами избирательного процесса выступают, как правило,функционирующие в рамках местного сообщества территориальные коллективы (общественные организации, профессиональные группы,организации по интересам и т.д.) сообразно их численности, организованности,степени участия в решении вопросов местного самоуправления в данном муниципальном образовании, а также граждане индивидуально; в государствах,признающих Европейскую хартию местного самоуправления, наиболее распространенными субъектами избирательного процесса, формирующими корпус кандидатов в депутаты на местном уровне, обычно (при использовании пропорциональной избирательной системы) являются местные (так называемые «ратушные») партии и общественные объединения.
  36. Поскольку Конституционным Судом Российской Федерации признается конституционно оправданной и необходимой принадлежность функционирующих в рамках местного сообщества объединений граждан к субъектному составу одной из высших форм непосредственного выражения народом своей власти, каковой наряду с референдумом являются свободные выборы, постольку не только отсутствуют основания сомневаться в принципиальной принадлежности объединений граждан к субъектам местного самоуправления, но и должны создаваться надлежащие правовые (нормативные, правоприменительные и проч.) условия для вовлечения локально-территориальных объединений,соотносимых по своим целям, задачам, характеру деятельности с предназначением местного самоуправления, в решение вопросов местного значения посредством всех доступных форм муниципальной демократии. Этот вывод в полной мере применим к профсоюзам.
  37. Вместе с тем в соотношении с системой муниципальной демократии профсоюзы, разумеется, не могут рассматриваться как форма осуществления местного самоуправления. Будучи разновидностью объединений граждан,профсоюзы не осуществляют, не могут осуществлять публичную власть,которая реализуется публично-территориальным сообществом в целом, а не какой-либо его отдельной частью (группой, коллективом и т.п.). При этом следует учитывать, что конституционное право на местное самоуправление носит специфический характер, основывается на переплетении индивидуальных и коллективных начал, императивно-властных и общественносовещательных форм реализации; и если право на осуществление местного самоуправления может быть реализовано лишь общими усилиями граждан,объединенных общностью проживания и интересов на коллективной,совместной основе, то право на участие в осуществлении местного самоуправления – путем участия граждан в различных формах прямого волеизъявления населения, в том числе посредством своих представителей в различных объединениях. В соответствии с этим Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», предусматривая открытый перечень форм муниципальной демократии, разграничивает формы непосредственного осуществления населением местного самоуправления и формы участия граждан в осуществлении местного самоуправления (часть 1 статьи 33). Участие граждан в осуществлении местного самоуправления, не предполагающее принятие властно-обязывающих решений, а сопряженное с различными проявлениями неимперативного влияния на муниципальную власть в целях подкрепления реализации муниципально значимых интересов, не только не может противопоставляться деятельности объединений граждан, но и, напротив, такое участие во многом утратило бы свое реальное практическое значение и стало бы иллюзорным при выведении из организационных форм его подкрепления институтов гражданского взаимодействия, включая профсоюзы. Поэтому нет никаких оснований для вывода о том, что статьей 33 названного Федерального закона правовой статус профсоюзов не затрагивается.
  38. 3. Отказывая в принятии к рассмотрению жалобы общественной организации «Профсоюз работников образования города Череповца Вологодской области», Конституционный Суд исходил по существу из того,что предоставленные профсоюзам статьей 11 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» права,связанные с представительством и защитой социально-трудовых прав и интересов, не соотносятся с теми или иными формами местного самоуправления, как они определены Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».
  39. При этом предполагается, что соответствующие права носят как бы внутриотраслевой (трудоправный) характер, тогда как институты местного самоуправления подлежат урегулированию в муниципальном законодательстве.
  40. Между тем законодательная основа местного самоуправления не исчерпывается Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». В силу прямого установления части 1 статьи 4 названного Федерального закона правовая основа местного самоуправления включает, наряду с ним, «другие федеральные законы», применительно к которым, однако, действует правило коллизионного приоритета статутного закона о местном самоуправлении: не допускается изменение общих принципов организации местного самоуправления иначе как путем внесения изменений и дополнений в этот Федеральный закон (часть 2).
  41. Логика федерального законодателя, стало быть, состоит в том, в частности, что допустимо развитие, расширение гарантий прав местного самоуправления в иных,«немуниципальных» законах, но не ограничение, сужение соответствующих прав. В этом плане закрепление за профсоюзами в специальном законе дополнительных гарантий представительства интересов граждан в нормотворческой деятельности местного самоуправления является по существу конкретизированным выражением и подкреплением содержащегося в части 1 статьи 33 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления Российской Федерации» общеориентирующего и принципиального по характеру положения, в силу которого оправданным является расширение форм осуществления и участия в осуществлении местного самоуправления.
  42. Права профсоюзов на выступление с нормотворческими предложениями и учет мнения в нормотворческой деятельности муниципальных образований характеризуют специальный, дополнительный институт участия граждан в осуществлении местного самоуправления, не охватываемый, в частности,институтом правотворческой инициативы граждан и в равной мере не поглощаемый иными предусмотренными действующим законодательством формами собственно профсоюзной деятельности, включая участие профсоюзов в организационной основе социального партнерства. По буквальному смыслу статьи 11 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», закрепляемые в ней права являются содержательной характеристикой правового статуса именно профсоюза, не подлежат произвольной подмене или замещению, в частности, в соотношении с правосубъектностью комиссий по регулированию социально-трудовых отношений (статьи 35, 35Трудового кодекса Российской Федерации). На уровне местного самоуправления принципиальное значение приобретает развитие как можно более непосредственных, первичных форм представительства социальных и экономических интересов жителей, тогда как институты социального партнерства производны от существующих базовых форм представительства интересов.
  43. 4. Исходя из изложенного, полагаю, что вывод о несоответствии жалобы установленным Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» критериям допустимости не должен быть связан с содержащимися в Определении положениями, претендующими на правовые позиции Конституционного Суда относительно роли и значения профсоюзов в системе местного самоуправления.
  44. Конституционный Суд Российской Федерации в своей практике неизменно исходит из того, что возможность обжалования в Конституционный Суд примененного судом в конкретном деле закона неразрывно связана с реализацией целей по восстановлению гражданином или объединением граждан посредством конституционного судопроизводства своих нарушенных прав; соответственно, осуществление конституционного судопроизводства в порядке так называемого конкретного нормоконтроля обусловлено наличием для заявителя тех или иных препятствий в реализации его прав или же обременений, возникших при применении в отношении него норм закона и не устраненных по итогам завершившегося рассмотрения его конкретного дела судом; решение вопроса о конституционности предписаний закона является в таких случаях необходимым и адекватным средством для устранения нарушений. Однако по итогам рассмотрения конкретного дела с участием заявителя судебные органы, как это вытекает из материалов дела, пришли к выводу о том, что каких-либо доказательств нарушения мэрией города Череповца, управлением образования мэрии города Череповца и Череповецкой городской Думой прав заявителя не установлено, а заявленные требования носят в значительной части общий характер. А одна лишь абстрактная заинтересованность гражданина (объединения граждан) в поддержании конституционного правопорядка посредством устранения из правовой системы нарушающих, по его мнению, конституционные права и свободы человека и гражданина законов сама по себе не создает предпосылок для признания обоснованности возбуждения конституционного судопроизводства,призванного обеспечивать защиту и восстановление нарушенных прав заявителей.
  45. Таким образом, принимая во внимание, что конституционная жалоба общественной организации «Профсоюз работников образования города Череповца Вологодской области» по своей сути направлена не на опровержение конституционности упомянутых в ней законоположений, а, напротив, имеет целью конституционно-судебное подтверждение содержащихся в этих законоположениях гарантий прав профсоюзов, именно это обстоятельство и предопределяет недопустимость данной конституционной жалобы.

Печать

Печатать