9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация
Определение Конституционного Суда РФ от № 749-О

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Бурой Галины Макаровны на нарушение ее конституционных прав частью 11 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат»

  1. Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского,А.И.Бойцова,Г.А.Гаджиева,Ю.М.Данилова,Л.М.Жарковой,С.М.Казанцева,С.Д.Князева,Л.О.Красавчиковой,С.П.Маврина,Н.В.Мельникова,Ю.Д.Рудкина,О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,
  2. рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Г.М.Бурой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
  3. Установил:

  4. 1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Г.М.Бурая оспаривает конституционность части 11 статьи 3Федерального закона от 7 ноября 2011 года № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», согласно которой членами семьи военнослужащего,гражданина,призванного на военные сборы, или инвалида вследствие военной травмы,которые имеют право на получение единовременного пособия,предусмотренного частью 8 данной статьи, и ежемесячной денежной компенсации, установленной ее частями 9 и 10, независимо от нахождения на иждивении погибшего (умершего) кормильца или трудоспособности считаются супруга (супруг), состоящая (состоящий) на день гибели (смерти) военнослужащего, гражданина, призванного на военные сборы, или инвалида вследствие военной травмы в зарегистрированном браке с ним, родители военнослужащего, гражданина, призванного на военные сборы, или инвалида вследствие военной травмы, дети, не достигшие возраста 18 лет, или старше этого возраста, если они стали инвалидами до достижения ими возраста 18лет, а также дети, обучающиеся в образовательных организациях по очной форме обучения, – до окончания обучения, но не более чем до достижения ими возраста 23 лет; при этом супруге (супругу) и родителям военнослужащего, гражданина, призванного на военные сборы, или инвалида вследствие военной травмы право на ежемесячную денежную компенсацию,установленную частями 9 и 10 данной статьи, предоставляется при условии,что указанные лица достигли возраста 50 и 55 лет (соответственно женщина и мужчина) или являются инвалидами.
  5. Как следует из представленных документов, Г.М.Бурая – бабушка военнослужащего, умершего в 2013 году в период прохождения военной службы по призыву. До достижения внуком совершеннолетия она более 5 лет являлась его опекуном (попечителем) в связи со смертью матери и лишением отца родительских прав.
  6. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 3 октября 2016 года, оставленным без изменений судами вышестоящих инстанций, заявительнице было отказано в удовлетворении требования о взыскании единовременного пособия, выплачиваемого членам семьи погибшего (умершего) военнослужащего в соответствии с частью 8 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат».
  7. По мнению заявительницы, оспариваемая норма не соответствует статьям 2, 7, 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку не включает в круг членов семьи военнослужащего, имеющих право на получение единовременного пособия в случае его смерти, наступившей при исполнении обязанностей военной службы,бабушку, воспитывавшую и содержавшую умершего военнослужащего не менее пяти лет и получающую пенсию по случаю потери кормильца либо имеющую право на ее получение, а следовательно, ставит указанное лицо неравное положение с родителями военнослужащего, которым право на такую денежную компенсацию предоставлено, и снижает уровень ее материального обеспечения по сравнению с тем, на который она вправе была бы рассчитывать при жизни военнослужащего.
  8. 2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
  9. Конституция Российской Федерации не закрепляет конкретные меры социальной защиты, объем и условия их предоставления тем или иным категориям граждан, поэтому выбор правовых средств, направленных на возмещение причиненного военнослужащим и членам их семей вреда,относится к дискреции федерального законодателя, который, осуществляя соответствующее правовое регулирование, вправе при определении организационно-правовых форм и механизмов реализации социальной защиты граждан, оставшихся без кормильца, в том числе членов семьи погибшего (умершего) военнослужащего, устанавливать круг лиц, имеющих право на те или иные конкретные меры социальной поддержки, и перечень этих мер, а также регламентировать порядок и условия их предоставления.
  10. В Федеральном законе «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», предусматривая право членов семьи погибшего (умершего) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, в случае его гибели (смерти), наступившей при исполнении обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, на выплату единовременного пособия и ежемесячной денежной компенсации (части 8 и 9 статьи 3), федеральный законодатель определил круг лиц, относящихся к членам семьи, имеющим право на получение данных выплат независимо от нахождения на иждивении погибшего (умершего, пропавшего без вести) кормильца или трудоспособности (часть 11 статьи 3).
  11. По своему характеру и предназначению данные выплаты, входящие в состав публично-правового механизма возмещения вреда, причиненного членам семьи военнослужащего в связи с его гибелью (смертью), относятся к мерам социальной поддержки лиц, потерявших кормильца, при этом право на их получение не связано с наличием у них права на другие выплаты в рамках указанного публично-правового механизма, в том числе на пенсию по случаю потери кормильца, страховое обеспечение в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан,призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовноисполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации» и на иные меры социальной защиты.
  12. Предоставление права на получение единовременного пособия,предусмотренного частью 8 статьи 3 Федерального закона, лицам,перечисленным в части 11 той же статьи, означает признание со стороны государства необходимости оказания особой социальной поддержки именно этим лицам как членам семьи военнослужащего, погибшего (умершего) при исполнении обязанностей военной службы, в том числе по призыву, призвано гарантировать им наиболее полное возмещение причиненного вследствие этого вреда и направлено на обеспечение их достойного существования, что в полной мере согласуется с предписаниями статей 7, 38 (часть 1), 39 (часть 1) и 59 (часть 1) Конституции Российской Федерации.
  13. Отнесение федеральным законодателем к числу выгодоприобретателей по обязательному государственному страхованию в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовноисполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации», наряду с родителями, дедушки и (или) бабушки застрахованного лица при условии, что они воспитывали и (или) содержали его не менее трех лет в связи с отсутствием у него родителей,не предполагает его обязанность осуществлять единообразное правовое регулирование и в других сферах, в том числе при определении права указанных лиц на получение иных мер социальной поддержки.
  14. Как неоднократно указывал в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, право одной категории граждан на получение конкретных мер социальной поддержки, предоставляемых другой категории граждан, непосредственно из Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьи 39 (часть 1), гарантирующей каждому социальное обеспечение в случаях, установленных законом, не вытекает.
  15. Следовательно, часть 11 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат»,являясь неотъемлемым элементом публично-правового механизма возмещения вреда, причиненного гибелью (смертью) военнослужащего,наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, в том числе по призыву, либо смертью, наступившей вследствие военной травмы, созданного федеральным законодателем в системе действующего правового регулирования в пределах дискреционных полномочий,направлена на обеспечение указанным в ней лицам особой социальной поддержки, в полной мере согласуется с предписаниями статей 7, 38 (часть 1), 39 (часть 1) и 59 (часть 1) Конституции Российской Федерации и сама по себе не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы, не относящейся к указанной категории граждан.
  16. Оспаривая конституционность части 11 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», заявительница ставит перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос о расширении круга лиц, относящихся к членам семьи, имеющим право на единовременное пособие в случае гибели (смерти) военнослужащего, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, в том числе по призыву, либо смерти,наступившей вследствие военной травмы. Однако разрешение данного вопроса не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, определенным статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
  17. Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
  18. Определил:

  19. 1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Бурой Галины Макаровны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
  20. 2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
  21. Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.Зорькин № 749-О

Печать

Печатать