9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация

Решение от

По делу № 2-1/2016,2-2057/2015
  1. Воскресенский городской суд Московской области в составе:
  2. председательствующего судьи Кретовой Е.А.,
  3. с участием прокурора Кисловой Н.И.,
  4. с участием адвоката Шелмаковой О.В.,
  5. при секретаре судебного заседания ФИО4,
  6. рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО2 к Государственному Бюджетному учреждению здравоохранения Московской области «Раменская Центральная районная больница» о взыскании морального вреда,
  7. Установил:

  8. ФИО2 <дата> обратилась в Воскресенский городской суд Московской области с иском к Государственному Бюджетному учреждению здравоохранения Московской области «Раменская Центральная районная больница» (ГБУЗ «Раменская ЦРБ») о взыскании морального вреда. Свои требования мотивировала тем, что она в период с <дата> по <дата> находилась на лечении в хирургическом отделении ГБУЗ «Раменская ЦРБ» с диагнозом «многоузловой зоб, Эутериоз» (увеличение щитовидной железы). <дата> ей произведена струмэктомия (операция по полному или частичному удалению щитовидной железы). Во время операции ей был произведен двухсторонний парез гортани, после которого у истицы практически полностью отсутствует голос (шепот); редкое, глубокое и свистящее дыхание (дыхательная недостаточность); одышка даже в спокойном состоянии; повышенное потоотделение; постоянное поперхивание жидкостью, слюной; нет возможности общаться даже с детьми (сильная утомляемость при голосовой нагрузке); невозможность иметь полноценную личную жизнь, так как физические нагрузки приводят к стенозу гортани; как осложнение и последствие стеноза гортани развивается хроническая гипоксия (кислородное голодание), что приводит к нарушению работы жизненно важных органов (нервной системы, сердечно-сосудистой системы); при существующем стенозе гортани любая респираторная инфекции может привести к декомпенсации, (организм не может «подстраиваться» к условиям существующей патологии), что опасно летальным исходом. При двустороннем параличе гортани характерным симптомом является неподвижность голосовых складок, что становится причиной нарушения защитной, голосообразующейся и дыхательной функции; дыхательная щель, даже после удаления голосовой складки <дата>. стала только 3-4 мм, при норме 17-20 мм. <дата> в Раменской ЦРБ истице нанесли увечье, которое привело к ухудшению ее здоровья, что вызвало у нее физическую боль и душевное страдание, незащищенность ее и ее детей в завтрашнем дне, что приводит к нарушению душевного равновесия. Основная профессия истицы – учитель начальных классов, теперь вернуться в профессию не представляется возможным.
  9. В <дата> года в ГБУЗ МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского истице поставлен диагноз «паралич голосовых складок и гортани». <дата> в ГБУЗ МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского ей проведена операция (аритенхордотомия). В настоящее время голос так и не восстановлен. После проведения операции в больнице ответчика, в <дата> года истице была установлена 3 (третья) группа инвалидности.
  10. В связи с вышеуказанными событиями в <дата> года истец обратилась в АО «Страховая компания «СОГАЗ-Мед», где застрахована по обязательному медицинскому страхованию, с просьбой провести экспертизу качества оказания медицинской помощи. По результатам экспертизы качества медицинской помощи выявлены дефекты медицинской помощи / нарушения при оказании медицинской помощи: акт экспертизы качества медицинской помощи (целевой) №-01/1 от <дата>: действие или бездействие медицинского персонала, обусловившее развитие нового заболевания застрахованного лица (развитие ятрогенного заболевания), а именно, в предоперационном периоде не было проведено: контрольное УЗИ щитовидной железы после пункции (<дата>); консультация эндокринолога, терапевта, торакального хирурга; сцинтиграфия щитовидной железы (метод функциональной визуализации, заключающийся во введении в организм радиоактивных изотопов и получении двумерного изображения путем определения испускаемого ими излучения); флюорографии органов грудной клетки. В протоколе оперативного вмешательства от <дата> не указано время оперативного вмешательства, нет описания удаленного макропрепарата. Дневники наблюдения лечащим врачом записаны формально: дневники наблюдения от 04, 05, 06 и <дата> одинаковые; нет интерпретации фиброларинготрахеоскопии от <дата>, консультации ЛОР-врачом; нет обоснования коррекции терапии; нет этапного эпикриза; предоперационный эпикриз записан после проведения премедикации (предварительная медикаментозная подготовка больного к общей анестезии и хирургическому вмешательству). В послеоперационном периоде пациентка была осмотрена совместно с заведующим отделения однократно (<дата>). В период <дата> пациентка не была осмотрена врачом (нет записей); акт экспертизы качества медицинской помощи (целевой) №-01 от <дата>: нарушение по вине медицинской организации преемственности в лечении (в том числе несвоевременный перевод пациента в медицинскую организацию более высокого уровня), приведшее к удлинению сроков лечения и (или) ухудшению состояния здоровья застрахованного лица. В дальнейшем, вышеуказанные акты экспертизы качества медицинской помощи, со стороны ответчика не оспорены, тем самым с выводами врачей-экспертов страховой компании ответчик согласился в полном объеме. Результаты проведенной экспертизы качества медицинской помощи подтверждают факт ненадлежащего исполнения ответчиком обязанностей по организации и оказанию медицинской помощи. Тем самым, истица вправе требовать от медицинской организации возмещения причиненного ей ущерба.
  11. В связи с некачественно оказанной медицинской помощью ответчиком истица постоянно задыхается (особенно при ходьбе), у нее нарушено дыхание, потеряла голос, не может нормально общаться с коллегами по работе и с семьей. Истица перенесла еще одну операцию в <дата> года и в скором времени предстоит вторая операция.
  12. На основании вышеизложенного ФИО2 просит суд взыскать с ответчика Государственное Бюджетное учреждение здравоохранения Московской области «Раменская центральная районная больница» в свою пользу компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>. (т.1 л.д. 2-7).
  13. Истец ФИО2 в судебном заседании исковые требования поддержала, согласилась с выводами проведенной по делу судебной медицинской экспертизы, ранее данные суду объяснения поддержала, просила также взыскать с ответчика судебные расходы на оплату услуг адвоката в размере <данные изъяты>, представила письменные объяснения (т.2 л.д.242-244). В ходе судебного разбирательства пояснила, что неизвестно, сколько еще нужно операций провести. Истице установлена группа инвалидности – третья рабочая, врачи сказали, что голос не вернется, лучше, чем сейчас, не будет. ФИО2 обратилась в больницу в г. Воскресенске по поводу щитовидки, так как пункцию в г. Воскресенске не делают, ей дали листочек с адресом и визитку в г. Раменское, направление не давали. Истица приехала в частный медицинский центр в г. Раменское ООО «Новые медицинские технологии», сдала пункцию, с готовыми анализами пошла на прием к врачу-эндокринологу Дерябиной, которая работала и в Раменской больнице и в ООО. Истицу принимал заведующий хирургическим отделением РЦБ, который выдал направление на госпитализацию. После операции начались проблемы со здоровьем. <данные изъяты> – это сумма, которую истица смогла бы заработать приблизительно за два года работы воспитателем. До этого истица работала около шести лет учителем начальных классов с <дата> по <дата>., потом занималась репетиторством. С <дата>. по <дата>. работала на Раменском кондитерском заводе в должности кондитера, в <дата>. родилась дочь. В 2011г. вернулась на работу на кондитерской завод, в 2012г. ушла, работала в магазине «Башмачок» продавцом, потом, с конца <дата>. – санитаркой в детской клинической больнице № 6 г.Москвы в отделении психиатрии. Истица имеет двоих детей, разведена, сожителя не имеет, дети – от разных отцов. С <дата> установлено отцовство на маленькую дочь <дата> г.р. Сыну 22 года, он сейчас устраивается на работу, учебу закончил, истица его содержит. По образованию истица «учитель начальных классов», заканчивала Истринское педучилище. Сейчас истица работает санитаркой там же, где работала до операции, но в связи со сложившейся ситуацией – нет голоса – ее пытаются сократить. После операции истица чувствует себя значительно хуже: дышать не может, говорить и общаться не может, даже шепотом говорить сложно. Страдания не закончились, нужно постоянно лечиться. На лечение ездит в <адрес>, все платное. Ответчик не принес даже устных извинений.
  14. Адвокат истицы ФИО6 (т.2 л.д.5) в судебном заседании пояснила, что по делу проведена комплексная экспертиза с привлечением высококвалифицированных специалистов. Вред истцу причинен неизгладимый. К ответчику ФИО2 пришла здоровой, а ушла инвалидом. После операции истица обращалась к ответчику, но дополнительной медпомощи и даже извинений она не получила. Моральный вред усугублялся и тем, что в ходе судебного разбирательства истица продолжала испытывать моральные страдания, ответчиком так и не были принесены извинения. Загладить вину попыток не было. Документально полностью подтверждено, что при оказании медицинских услуг истице ответчиком были допущены грубые нарушения. Судебные расходы должны быть полностью возложены на ответчика, так как полностью подтверждена вина ответчика. Услуги представителя также должны быть полностью возмещены - судебных заседаний было много, они были длительные, требуемые судебные расходы в сумме <данные изъяты> – не значительны.
  15. Представитель ответчика ГБУЗ МО «Раменская ЦРБ» - ФИО7 действующие на основании доверенностей (том 1 л.д.36,37) в судебном заседании возражала против удовлетворения исковых требования по основаниям указанным в письменных возражениях (том 1 л.д.42-46, т. 2 л.д. 238-241).
  16. Ранее, в ходе судебного разбирательства представители ответчика пояснили, что истица давала письменные согласия на госпитализацию и на операцию, понимала, что подписывает. Оперативное вмешательство было выполнено по абсолютным показаниям. При таком объеме щитовидной железы как у истицы, ей проводилась операция по полному удавлению щитовидной железы. Истица была предупреждена об осложнениях: гипотериозе и повреждениях возвратных нервов. К сожалению, полностью исключить осложнение не возможно. Истица об этом была предупреждена, и это, к сожалению, возникло, «в плане голоса - голоса не будет». Операция была направлена на восстановление дыхательной функции. У ответчика большой опыт операций на щитовидной железе. Все меры предосторожности при операции были выполнены. Операция была проведена абсолютно правильно. Нерв проходит через ткани щитовидной железы, а железу необходимо удалить. Таким образом, осложнений избежать невозможно. Операция действительно проходила с техническими сложностями, но была проведена абсолютно правильно. Истица была предупреждена под роспись о возможных осложнениях. Истице, возможно, говорили, что после операции может быть потеря голоса, а будет только дыхание. Письменно конкретно об этом не предупреждали. УЗИ было сделано истицей амбулаторно. К ответчику приходят с уже готовыми результатами УЗИ, оно было подробно описано, необходимости в новом УЗИ не было. За 2-3 недели до операции никаких изменений произойти не могло. Ответчиком приняты все возможные меры, мер предотвращения повреждения гортанных нервов не существует. В данном случае избежать таких последствий было нельзя. Это была чисто анатомическая особенность истицы. Заключение экспертизы страховой компании ответчик не обжаловал, так как оно не было вовремя получено. В истории болезни имеется анестезиологическая карта, где указано, что операция началась в 10час. 25мин. и закончилась в 13-00час. Эта карта ведется независимо от операции. «Сантиграфия» - это исследование, позволяющее выявить объем и расположение щитовидной железы. (УЗИ). Торакальный хирург выполняет операции на органах грудной клетки. Данные об объемах щитовидной железы получают при УЗИ. Такого метода и такого врача у ответчика нет. В протоколе операции время операции не указано, обычно, время указывается. Время оперативного вмешательства должно быть указано в истории болезни. Оно указано в анестезиологической карте поминутно. В протоколе не положено указывать время, но обычно указывается. Осложнения не могут быть указаны в протоколе, так как они возникают позже. Щитовидную железу истицы в результате операции удалили полностью. Сотрудниками ответчика все необходимые медицинские мероприятия были выполнены. Акт страховой компании доказательством не является на основании методических рекомендаций, Акт экспертизы, представленный истцом, не является основанием для возмещения морального вреда. Больница была оштрафована. Осложнения возникли во время операции, все необходимые меры были предприняты.
  17. В настоящем судебном заседании представитель ответчика (т.2 л.д.236) пояснила, что при подписании согласия на оперативное вмешательство, истица была проинформирована надлежащим образом. Стандарта письменного согласия не существует. Если такое согласие не подписано, операция проводиться не будет. Пациент имеет право выбора медицинского учреждения. Эксперты говорят, что операция была нужна. Существует две методики проведения операции, примененную ответчиком методику никто не отменял. На уточняющие вопросы представитель ответчика пояснила, что ходатайств о назначении повторной и дополнительной экспертиз от ответчика не будет, медучреждение ответчика оказывает платные медицинские услуги, учреждение является бюджетным. После телефонной консультации с руководством ГБУЗ МО «Раменская ЦРБ» представитель ответчика заявила, что ГБУЗ МО «Раменская ЦРБ» в состоянии оплатить иск в заявленном размере 1млн.руб., так как оказывают платные услуги по медицинской деятельности, категорически возражают против привлечения к участию в деле собственника имущества, но с выводами экспертов не согласны, о чем и указали в своих возражениях. К ответчику истица обратилась не совсем здоровой, заболела она еще в <дата>. Операция была необходима и она проведена. Истица пребывала у ответчика в рамках программы госгарантии. Распределение судебных расходов должно происходить по ст.98 ГПК РФ.
  18. Представитель третьего лица АО «СК СОГАЗ-Мед» - ФИО8, действующий на основании доверенности (том 1 л.д.38) в судебном заседании исковые требования поддерживает, решение оставляет на усмотрения суда, что подтверждается письменным отзывом (том 1 л.д.284-286). В настоящем судебном заседании пояснил, что вина ответчика установлена. Причиненный истцу вред устранить невозможно.
  19. Прокурор в судебном заседании считает требования истицы обоснованными и подлежащими частичному удовлетворению, при определении размера взыскания просит учесть, что вред причинен истцу неизгладимый, который ухудшил качество жизни, привел к инвалидности.
  20. Исследовав материалы дела, выслушав лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, суд считает заявленные требования подлежащими удовлетворению, по следующим основаниям.
  21. Согласно ст.18 Федерального закона от 21.11.2011 года №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» каждый имеет право на охрану здоровья. Право на охрану здоровья обеспечивается, кроме прочего, оказанием доступной и качественной медицинской помощи.
  22. В соответствии с ч.ч.1, 2 ст.19 Федерального закона от 21.11.2011 года №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» каждый имеет право на медицинскую помощь в гарантированном объеме, оказываемую без взимания платы в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, а также на получение платных медицинских услуг и иных услуг, в том числе, в соответствии с договором добровольного медицинского страхования. Пациент имеет право на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи (п.9 ч.5 ст.19 Федерального закона № 323-ФЗ).
  23. В соответствии с п.2 ст.98 Федерального закона от 21.11.2011 года №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.
  24. Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации (п.3 ст.98 Закона №323-ФЗ).
  25. Согласно п.9 ч.1 ст.16 Федерального закона от 29.11.2010 года №326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» застрахованные лица имеют право на возмещение медицинской организацией ущерба, причиненного в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением ею обязанностей по организации и оказанию медицинской помощи, в соответствии с законодательством Российской Федерации.
  26. В силу п.п. 1, 2 ст.1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.
  27. В соответствии с п.1 ст.1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.
  28. Согласно ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
  29. В судебном заседании установлено, что ФИО2 в период с <дата> по <дата> находилась на лечении в хирургическом отделении Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Московской области «Раменская центральная районная больница» с диагнозом многоузловой зоб, Эутериоз (увеличение щитовидной железы) (т.1 л.д.51,52).
  30. <дата> ФИО2 была произведена струмэктомия (операция по полному или частичному удалению щитовидной железы). Во время операции истцу был произведен двухсторонний парез гортани (т.1 л.д.16), после которого, у истца практически полностью отсутствует голос (шепот), имеется дыхательная недостаточность), одышка, повышенное потоотделение, постоянное поперхивание жидкостью.
  31. Согласно выписке из истории болезни стационарного больного ГБУЗ МО «МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского» Киселева Н.Е. находилась на лечении в ГБУЗ МО МОНИКИ в Отоларингологическом отделении с <дата>. по <дата>., в отделении кардиореанимации и интенсивной терапии с <дата>. по <дата>2015г., в Отоларингологическом отделении с <дата>. по <дата>. Диагноз: двусторонний паралич голосовых связок. Стеноз гортани. Искривление перегородки носа. Гипертрофический ринит (т.1 л.д.14-15).
  32. <дата> ФИО2 установлена третья группа инвалидности (т.1 л.д.22, 41).
  33. Согласно Заключению АО «Страховая компания «СОГАЗ-Мед», по результатам проведенной экспертизы качества медицинской помощи истице, выявлены дефекты медицинской помощи/нарушения при оказании медицинской помощи (т.1 л.д. 17-21), а именно: в предоперационном периоде не было проведено: контрольное УЗИ щитовидной железы после пункции, консультация эндокринолога, терапевта, торакального хирурга; сцинтиграфия щитовидной железы (метод функциональной визуализации, заключающийся во введении в организм радиоактивных изотопов и получении двумерного изображения путем определения испускаемого ими излучения); флюорографии органов грудной клетки. В протоколе оперативного вмешательства от <дата> не указано время оперативного вмешательства, нет описания удаленного макропрепарата. Дневники наблюдения лечащим врачом записаны формально: дневники наблюдения от <дата> одинаковые; нет интерпретации фиброларинготрахеоскопии от <дата>, консультации ЛОР-врачом; нет обоснования коррекции терапии; нет этапного эпикриза; предоперационный эпикриз записан после проведения премедикации (предварительная медикаментозная подготовка больного к общей анестезии и хирургическом вмешательстве). В послеоперационном периоде пациентка была осмотрена совместно с заведующим отделения однократно (<дата>). В периоды <дата> не была осмотрена врачом (нет записей). Нарушение по вине медицинской организации преемственности в лечении (в том числе несвоевременный перевод пациента в медицинскую организацию более высокого уровня), приведшее к удлинению сроков лечения и (или) ухудшению состояния здоровья застрахованного лица (л.д.10-12, 17-21).
  34. В пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 года №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.
  35. Согласно п.45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года № 17 при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий из принципа разумности и справедливости.
  36. На основании п.9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 года №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.
  37. Согласно ст. 79 ГПК РФ, при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.
  38. Учитывая доводы сторон, наличие в материалах дела экспертного заключения №к-1145-01/1 от <дата> (оценка качества медицинской помощи), представленных стороной истца, определением Воскресенского городского суда от <дата> была назначена судебно-медицинская экспертиза (т.2 л.д.49-55).
  39. По результатам выводов Заключения эксперта (комиссионной экспертизы по материалам дела) № (том 2 л.д.181-226), установлено, что ФИО2 в течение многих лет страдала многоузловым эутиреоидным (без нарушения функции) зобом (увеличение щитовидной железы) - по данным медицинских документов с <дата> года наблюдалась у эндокринолога эпизодически. При ультразвуковом исследовании 16.02.10г. установлено, что общий объем щитовидной железы 44 куб см (норма для женщин – до 18 куб. см), в левой доле узлы (15,6х14х24 мм; 19х27х53мм.).
  40. При ультразвуковом исследовании щитовидной железы <дата> была выявлена отрицательная динамика: общий объем железы увеличился до 60.8 куб. см, отмечено увеличение размеров узла до 16х39х20мм. Функция щитовидной железы не была нарушена – имел место эутиреоидный зоб. При проведении ТАБ (тонкоигольной аспирационной биопсии) и микроскопическом исследовании пунктата были выявлены морфологические признаки регрессивного коллоидного зоба. Таким образом, у ФИО2 имело место доброкачественное заболевание щитовидной железы – узловой коллоидный эутиреоидный зоб II степени. У истицы было увеличение второй степени: « зоб четко виден при нормальном положении шеи».
  41. <дата>. ФИО2 в Раменской больнице была произведена операция «Струмэктомия», или, правильнее тиреоидэктомия, то есть, щитовидная железа была полностью удалена.
  42. <дата>. при фиброларинготрахеоскопии было установлено резкое ограничение подвижности голосовых связок, в связи с чем, ФИО2 был установлен диагноз «Двусторонний парез гортани».
  43. В дальнейшем, несмотря на проводимое консервативное лечение, положительного эффекта не наблюдалось – голос не восстанавливался, беспокоило затруднение дыхания при малейшей физической нагрузке, при ларингоскопии отмечалась почти полная неподвижность голосовых связок.
  44. <дата>. ФИО2 в связи с двусторонним парезом гортани была установлена 3-я группа инвалидности, <дата>. группа инвалидности подтверждена.
  45. При поступлении в ЛОР-отделение МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского <дата>. ФИО2 был установлен диагноз: «Двусторонний паралич голосовых связок. Стеноз гортани 0-1».
  46. <дата>. ФИО2 в связи с двусторонним параличом и стенозом гортани для улучшения дыхательной функции была выполнена операция аритенхордотомия (иссечение голосовой связки) – удалены задние 2/3 левой голосовой связки и голосового отростка левого черпаловидного хряща.
  47. При освидетельствовании ФИО2 в ходе проведения настоящей экспертизы членом комиссии врачом оториноларингологом истица предъявила жалобы на отсутствие голоса и затрудненное дыхание через рот при физической нагрузке. При ларингостробоскопии установлено, что надгортанник малоподвижен, правая голосовая складка неподвижна, фиксирована по центру; левая голосовая складка и часть черпаловидного хряща слева удалены; голосовая щель около 0,8 см. На основании выявленной клинической картины установлен диагноз: «Двусторонний паралич гортани (приведенный), состояние после аритенхордэктомии в январе 2015г.».
  48. Двусторонний паралич гортани обусловлен поражением возвратно-гортанных нервов с двух сторон.
  49. Учитывая интимное расположение возвратно-гортанных нервов и щитовидной железы и появление двустороннего паралича гортани тотчас сразу после операции тиреоидэктомии, имеются основания считать, что возвратно-гортанные нервы были повреждены (пересечены) с двух сторон во время операции, то есть повреждение является ятрогенным (причиненным в результате врачебной операции).
  50. Операция тиреоидэктомия показана в следующих случаях: функционально активный диффузный или узловой зоб; онкологические заболевания щитовидной железы; метастазы в щитовидную железу при злокачественных образованиях других органов; компрессия (сдавление) увеличенной щитовидной железы органов шеи, проявляющаяся нарушениями дыхания и глотания.
  51. При проведении операции тиреоидэктомия встречаются следующие специфические осложнения: гипотериоз, строго говоря, не являющийся осложнением, а состоянием в результате удаления щитовидной железы, встречающийся в 100% случаев, устраняющийся заместительной терапией гормональными препаратами щитовидной железы; гипопаратиреоз, развивающийся при ятрогенном удалении или травме паращитовидных (околощитовидных) желез, располагающихся в интимной близости с долями щитовидной железы; одно- или двусторонний парез или паралич гортани в результате повреждения возвратно-гортанных нервов, проходящих в непосредственной близости от щитовидной железы; одностороннее повреждение нерва ведет к нарушению голосовой функции, двустороннее – к нарушению функции внешнего дыхания вследствие стеноза (сужения) гортани.
  52. Наиболее часто осложнения после тиреоидэктомии развиваются при повторных оперативных вмешательствах, которые приводят к изменению анатомии шеи, наличию рубцового процесса, при этом риск развития осложнений при повторных операциях в 10 раз больше, чем при первичной.
  53. Другие факторы, нарушающие топографию шеи – значительно увеличенный объем щитовидной железы, загрудинное расположение зоба и т.п. также повышают риск развития осложнений.
  54. Кроме того, вероятность повреждения возвратно-гортанных нервов резко увеличивается при их прорастании или инфильтрации в случае онкологического процесса.
  55. Важным фактором профилактики развития послеоперационных осложнений является методика оперативного вмешательства.
  56. Для профилактики удаления паращитовидных желез и повреждения возвратно-гортанных нервов используются следующие приемы:
  57. - направленный поиск, визуализация и выделение околощитовидных желез в ходе оперативного удаления щитовидной железы;
  58. - поиск, визуализация и выделение возвратно-гортанных нервов в ходе удаления щитовидной железы на всем протяжении от грудной апертуры (выхода из грудной клетки) до входа в гортань;
  59. - использование нейромониторинга во время операции, то есть применение специального устройства, которое позволяет найти, идентифицировать возвратно-гортанный нерв и отслеживать его целостность на протяжении всей операции.
  60. Существуют различные методики тиреоидэктомии:
  61. - экстрафасциальная методика, с визуализацией возвратно-гортанных нервов, при которой нервы выделяются и визуализируются на всем протяжении;
  62. -субфасциальная методика по Николаеву, которая проводится без визуализации нервов и поэтому обладает большей травматичностью в отношении нервов.
  63. При доброкачественных заболеваниях щитовидной железы при аккуратном проведении операции и применении вышеуказанных специальных методик обычно удается избежать удаления паращитовидных желез и повреждения возвратно-гортанных нервов.
  64. Одновременно необходимо отметить, что избежать развития осложнений при тиреоидэктомии на 100% не возможно. Риск развития осложнений в отношении возвратно-гортанных нервов в отделениях, специализирующихся на хирургии органов эндокринной системы, составляет (по разным данным) 1-4%, из них, двусторонний парез гортани составляет в среднем 0,1%. В обще-хирургических отделениях риск развития осложнения повышается в 4-5 раз.
  65. Основной причиной повышения риска осложнений является частота тиреоидэктомий, выполняемая хирургом.
  66. Эндокринный хирург – это хирург, обеспечивающий весь периоперационный период для больного эндокринной патологией, требующего оперативного лечения. Он не может специализироваться на удалении какого-то конкретного органа эндокринной системы, но то, что касается щитовидной железы, его квалификация оценивается по количеству тиреоидэктомий, количество которых должно быть не менее 100 в год.
  67. Анализ записей в медицинских документах свидетельствует о том, что до 2014 года показаний для оперативного вмешательства на щитовидной железе у ФИО2 не имелось. В медикаментозной терапии она также не нуждалась, пациентке требовалось лишь наблюдение, периодическое инструментальное и лабораторное обследование.
  68. В 2014 году объем щитовидной железы (по данным УЗИ) резко увеличился (до 60,8 куб см), и у ФИО2 появились жалобы («щитовидная железа сильно выпирала и была как «хомут» на шее, доставляла ей (дискомфорт и удушье»), которые могли указывать на компрессионный синдром.
  69. Компрессионный синдром представляет из себя сдавление, смещение и нарушение топографии органов шеи за счет увеличения щитовидной железы.
  70. Наличие компрессионного синдрома у ФИО2 можно было только предполагать на основании жалоб (на дискомфорт, чувство давления и удушье) и больших размеров щитовидной железы по результатам УЗИ.
  71. Однако для объективного подтверждения синдрома компрессии необходимо было выполнить КТ-шеи (компьютерную томографию) или рентген трахеи и пищевода с контрастированием сульфатом бария. Последний метод (рентген) обладает меньшей по сравнению с КТ-шеи информативностью.
  72. Объективное подтверждение компрессионного синдрома необходимо в связи с тем, что подтвержденный компрессионный синдром наряду с наличием злокачественного образования щитовидной железы является абсолютным показанием к тиреоидэктомии.
  73. Доброкачественные (судя по данным морфологического исследования) узловые образования щитовидной железы, которые имели место у ФИО2, без наличия компрессионного синдрома или гормональной активности, не являются показаниями к оперативному лечению.
  74. Относительным показанием к проведению тиреоидэктомии могло послужить желание самой пациентки устранить косметический дефект на шее.
  75. Судя по тому, что пациентка осматривалась хирургами, решался вопрос о необходимости оперативного вмешательства.
  76. Для решения вопроса о необходимости оперативного вмешательства ФИО2 нуждалась в проведении следующего обследования: УЗИ щитовидной железы; оценке функции щитовидной железы (исследование уровня ТТГ); проведение тонкоигольной аспирационной биопсии узлов щитовидной железы для установления их доброкачественности или злокачественности; проведение ТК шеи или (что менее информативно) в проведении рентгеновского исследования трахеи и пищевода с контрастированием для подтверждения или исключения компрессионного синдрома.
  77. Проведение сцинтиграфии щитовидной железы для определения показаний к оперативному лечению в данном случае не требовалось. Сцинтиграфия щитовидной железы показана для оценки ее функциональной активности и/или функциональной активности узлов щитовидной железы для дифференциальной диагностики причины тиреотоксикоза (повышения уровня тиреоидных гормонов), а также, в ряде случаев, при загрудинном или эктопическом расположении щитовидной железы. У истицы функция щитовидной железы до операции была в норме, о чем свидетельствуют данные гормонального исследования.
  78. Поэтому показаний к проведению сцинтиграфии щитовидной железы у истицы не было.
  79. Консультация торакального хирурга перед проведением тиреоидэктомии не требуется. Эндокринный хирург самостоятельно принимает решение о показаниях к оперативному лечению и тактике проведения операции. По данным представленных медицинских документов у истицы таких показаний у к консультации торакального хирурга не было.
  80. Показанное ФИО2 УЗИ щитовидной железы было произведено <дата>. Повторное УЗИ не требовалось. Данное исследование показало наличие диффузно-узлового зоба с объемом железы 65 куб см и узлов левой доли щитовидной железы: «16х39мм и 10х14мм», коллоидно-солидной структуры.
  81. Функция щитовидной железы (уровень гормонов –ТТГ, Т4) была исследована 07.02.2014г. и оказалась нормальной.
  82. 08.02.2014г. была обосновано назначена и проведена ТАБ узлов щитовидной железы под контролем УЗИ. При изучении препаратов биопсии установлены морфологические признаки регрессивного коллоидного зоба, то есть образование щитовидной железы у истицы было доброкачественным. Это подтверждается изучением препаратов удаленной щитовидной железы, произведенным в ходе проведения настоящей экспертизы.
  83. Однако, показанное для подтверждения наличия компрессионного синдрома КТ шеи или рентгеновское исследование трахеи и пищевода с контрастированием произведены не были.
  84. Как следует из материалов дела и записей в медицинской карте амбулаторного больного из ООО Медицинский центр «Новые медтехнологии», <дата>. ФИО2 была повторно осмотрена совместно хирургом-онкологом ФИО9 и хирургом ФИО10, которые на основании проведенного обследования приняли решение о проведении оперативного лечения.
  85. На основании изложенного экспертная комиссия приходит к выводу о том, что предоперационное обследование ФИО2 было недостаточным, и абсолютность показаний к оперативному вмешательству не была подтверждена объективными данными, то есть в данном случае можно было говорить лишь об относительных показаниях к операции тиреоидэктомии (наличие косметического дефекта). Абсолютные показания (компрессионный синдром) можно лишь предполагать на основании жалоб больной и увеличенных размеров щитовидной железы по результатам УЗИ.
  86. Из записей в медицинской карте № Ц14_2023/279 стационарного больного усматривается, что ФИО2 поступила в хирургическое отделение Раменской ЦРБ <дата> с направляющим диагнозом «Узловой зоб», и в тот же день ей была выполнена операция «Струмэктомия». В предоперационном эпикризе указано, что «Наличие многоузлового зоба слева III ст. является показанием к левосторонней гемитиреоидэктомии. При выявлении узлов в правой доле возможно расширение объема операции до струмэктомии. Согласие на операцию у больной получено, о возможных осложнениях предупреждена. Обследована амбулаторно».
  87. Показания к оперативному вмешательству в предоперационном эпикризе сформулированы некорректно. Показанием к хирургическому лечению не может быть «наличие многоузлового зоба слева III ст.», так как это доброкачественная патология и не угрожает своим присутствием жизни пациента. Показанием к оперативному вмешательству, как указано выше, является угрожающий адекватной жизнедеятельности больного компрессионный синдром, который можно было предполагать на основании имевшихся у пациентки жалоб, указывавших на наличие признаков сдавления органов шеи, однако объективными данными инструментального обследования (КТ) компрессионный синдром не подтвержден.
  88. Объем оперативного вмешательства, указанный в предоперационном эпикризе в виде «…левосторонней гемитиреоидэктомии. При выявлении узлов в правой доле возможно расширение объема операции до струмэктомии», также сформулирован некорректно. Объем хирургического вмешательства решается на дооперационном этапе. Узлы в щитовидной железе «не ищутся» во время операции, для этого выполняется УЗИ на дооперационном этапе или непосредственно перед операцией, что не выполнено оперирующим хирургом. Указывать предположительный объем оперативного вмешательства возможно только в случае выполнения мероприятий во время операции (например: срочного гистологического исследования, интраоперационного УЗИ и др.), от которых зависит предполагаемый объем операции. Никаких исследований во время операции не предполагалось и не проводилось.
  89. Необходимо указать, что показанием к операции является не наличие доброкачественных узлов, а сдавление органов шеи. В связи с тем, что обе доли щитовидной железы у ФИО2 были увеличены и принимали участие в сдавлении органов шеи, еще до операции было ясно, что она в данном случае должна была проводиться в объеме тиреоидэктомии.
  90. В предоперационном эпикризе указано, что согласие на операцию у больной получено, о возможных осложнениях предупреждена.
  91. Осложнения оперативного вмешательства в обязательном порядке обсуждаются на дооперационном этапе. В случае с пациенткой ФИО2 хирург должен был обсуждать принципиально два этапа осложнений: поражение возвратно-гортанных нервов (нервов, иннервирующих голосовые складки), приводящее к потере голосовой функции, и поражение околощитовидных желез, приводящее к выраженному снижению уровня кальция в крови. Пациентке следовало объяснить, что при одностороннем поражении нерва у нее может пострадать голосовая функция, а при двустороннем – она не только может полностью утратить голос, но также нарушается жизненно важная дыхательная функция, требующая в большинстве случаев установки трахеостомы и оперативных вмешательствах на голосовых складках.
  92. В медицинской карте стационарного больного имеется «Информационное согласие» от <дата>, согласно которому ФИО2 дает согласие «на проведение операции тиреэдоэктомия» (возможно - струэктомия), что ей была «предоставлена в понятном для нее виде информация относительно ее заболевания, его диагнозе и прогнозе, методах лечения, возможных осложнениях». В бланке «информационное согласие» нет указаний на конкретные осложнения операции.
  93. В «Письменном пояснении в порядке ст.35 ГПК РФ» истец ФИО2 указала: «Никто про осложнения и последствия струмэктомии мне не говорил».
  94. Если пациентка в действительности не была предупреждена о возможных осложнениях «струмэктомии» (тиреоидэктомии), это является грубейшим нарушением существующих общепринятых правил.
  95. Вопрос о том, была ли предупреждена ФИО2 о конкретных осложнениях тиреоидэктомии перед операцией, может быть выяснен только следственным путем.
  96. Как следует из протокола операции и карты операции, <дата> с 10 часов 20 минут до 13 часов хирургом ФИО10 и ассистентом ФИО11 пациентке ФИО2 была выполнена операция «Струмэктомия». При этом щитовидная железа выделена субфасциально, правая и левая доля ее резко увеличены в размерах, бугристые, в обеих долях пальпируются узлы от 0,5 до 3,0 см в диаметре, мягкоэластичные, которые капсулы железы не прорастают; обе доли заходят за трахею; выполнена струмэктомия. Протокол операции очень краткий, никаких других сведений в нем не содержится.
  97. Таким образом, ФИО2 была выполнена операция по субфасциальной методике (по Николаеву). Объем операции у ФИО2 в виде тиреоидэктомии (струмэктомии) – удаления всей ткани щитовидной железы - был избран верно.
  98. Однако вследствие больших размеров щитовидной железы из-за нарушения топографии органов шеи – смешения структур, в том числе и нервов, иннервирующих голосовые складки, по отношению к их нормальному анатомическому расположению, оперативное вмешательство у ФИО2 представляло известные трудности, и для исключения повреждения возвратно- гортанных нервов перед удалением долей щитовидной железы требовалась тщательная визуализация и выделение нервов на все протяжении. Для этого необходимо было проводить операцию по экстрафасциальной методике, при которой нервы выделяются и визуализируются на всем протяжении.
  99. Учитывая объективные сложности операции вследствие значительно увеличенного объема щитовидной железы, выясненные на дооперационном этапе, методика операции должна была предполагать поиск и визуализацию возвратно-гортанных нервов в ходе удаления щитовидной железы.
  100. Однако врачом ФИО10 была избрана субфасциальная методика операции, которая не предполагает визуализацию возвратно-гортанных нервов в ходе оперативного вмешательства. Указаний на поиск, выделение и визуализацию возвратно-гортанного нерва в протоколе операции нет. По всей видимости, это и послужило причиной повреждения возвратно-гортанных нервов и развития последующих осложнений.
  101. Следует также указать, что при доброкачественном заболевании, таком как у ФИО2, правомочен был объем операции в виде предельно-субтотальной резекции (удаление практически всей ткани с оставлением функционально-незначимого участка в районе «голосовых» нервов). Правильно выполненная предельно-субтотальная резекция не приводит к рецидиву заболевания.
  102. Кроме того, в хирургии щитовидной железы считается адекватной ситуация, при которой в случае, если хирург уверен в повреждении «голосового» нерва с одной стороны, и это не касается онкологической патологии щитовидной железы, он может умышленно оставить несколько больше ткани с целью предупреждения травмы нерва с противоположной стороны, чтобы избежать двустороннего пареза.
  103. Косвенно о сложности оперативного вмешательства в данном случае свидетельствует большая продолжительность операции – 2 часа 40 минут вместо обычных 60-90 минут. Однако, судя по развившимся впоследствии осложнениям в виде двустороннего паралича гортани, во время операции у ФИО2 <дата> было допущено полное пересечение возвратно- гортанных нервов с 2-х сторон, что могло иметь место при отсутствии визуализации и выделения нервов, причем, даже после повреждения возвратно-гортанного нерва с одной стороны, не было предпринято предельно-субтотальной резекции, с другой стороны.
  104. Таким образом, общий объем операции у ФИО2 – тиреоидэктомия – был избран правильно, но методика и техника операции не соответствовали сложности хирургического вмешательства, что привело к тяжелому ятрогенному повреждению возвратно-гортанных нервов с двух сторон, которое явилось причиной развития у истицы двустороннего паралича гортани.
  105. Необходимо отметить, что стандарты оказания медицинской помощи, которые действуют в настоящее время определяют лишь частоту выполнения тех или иных компонентов диагностики и лечения в общем, при этом сведений о показанности операции, технике ее выполнения не содержат. Поэтому технические особенности операции определяются общепринятыми правилами и методическими рекомендациями.
  106. «Отсутствие консультации торакального хирурга, отсутствие сцинтиграфии, контрольного УЗИ после биопсии» никак не отразились на возможности развития осложнения в виде повреждения гортанных нервов.
  107. Возможность избежать последствий в виде повреждения гортанных нервов имелась – как указано выше, для этого было необходимо избрать экстрафаксциальную методику струмэктомии с визуализацией и выделением гортанных нервов на всем протяжении или прибегнуть к нейромониторингу возвратно-гортанных нервов, или, по крайней мере, в случае одностороннего повреждения нерва во избежание двустороннего повреждения пригнуть к предельно-субтотальной резекции, с другой стороны.
  108. Причиной допущенных хирургом ФИО10 ошибок явилась его недостаточная специальная подготовка и недостаточный опыт в проведении операций на щитовидной железе.
  109. Учитывая наличие у ФИО2 факторов, усложняющих оперативное вмешательство (значительно увеличенный объем щитовидной железы с нарушением топографии органов шеи), целесообразно было бы направить больную на лечение в специализированное отделение эндокринной хирургии, особенно в клинику, в которой во время операций используются нейромониторинг возвратно-гортанных нервов.
  110. Подводя итог вышеизложенному, экспертная комиссия приходит к выводу о том, что при оказании медицинской помощи ФИО2 специалистами ГБУЗ МО «Раменская ЦРБ» <дата> были допущены грубые дефекты в виде неправильно избранной методики операции на щитовидной железе, не позволяющей минимизировать осложнения, что привело к возникновению ятрогенного повреждения возвратно-гортанных нервов с двух сторон и развитию двустороннего паралича гортани с инвалидизацией истца. (т.2 л.д.226).
  111. Указанное экспертное заключение подписано членами экспертной комиссии: врачом судебно-медицинским экспертом высшей квалификационной категории, начальником ГБУЗ МО «Бюро СМЭ», доктором медицинских наук, профессором ФИО12; врачом –патологоанатомом высшей квалификационной категории, заведующим кафедрой патологической анатомии ГБОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России, Главным специалистом-экспертом патологоанатомом Росздравнадзора по ЦФО РФ, экспертом качества оказания медицинской помощи Национальной медицинской палаты, доктором медицинских наук, профессором ФИО14; врачом-эндокринологом кафедры эндокринологии ГБОУ ВПО первого МГМУ им. И.М. Сеченова, кандидатом медицинских наук ФИО23; врачом-оториноларингологом, руководителем научно клинического отдела общей и профессиональной патологии ЛОР-органов ФГБУ НКЦО ФМБА России, доцентом кафедры оториноларингологии факультета усовершенствования врачей КГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, кандидатом медицинских наук ФИО17; врачом-хирургом, ведущим научным сотрудником эндокринологического отделения ФГБУ «Эндокринологический Научный Центр», кандидатом медицинских наук И.В. Ким; врачом судебно-медицинским экспертом первой квалификационной категории, заведующей отелом сложных экспертиз ГБУЗ МО «Бюро СМЭ» ФИО18; врачом судебно-медицинским экспертом второй квалификационной категории отдела сложных экспертиз ГБУЗ МО «Бюро СМЭ» ФИО19; врачом судебно-медицинским экспертом высшей квалификационной категории отдела сложных экспертиз ГБУЗ МО «Бюро СМЭ», Заслуженным работником Здравоохранения Московской области, Заслуженным врачом Российской Федерации ФИО20 ( т.2 л.д. 226- 226 оборот. Эксперты предупреждены об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ (т.2 л.д.181).
  112. Судебная экспертиза проведена в порядке, установленном ст. 84 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, заключение выполнено в соответствии с требованиями ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержит подробное описание проведенного исследования. Выводы экспертов, изложенные в экспертном заключении, последовательны, квалификация и уровень знаний экспертов не вызывают у суда сомнений. Сведений о том, что ответчиком в порядке ст. 18 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заявлялись отводы экспертам, и которые остались бы неразрешенными судом, в материалах дела не имеется. Заключение мотивировано, обосновано, содержит ответы на поставленные судом вопросы, в связи с чем суд принимает данное заключение экспертизы как достоверное и надлежащее доказательство по делу.
  113. Ходатайств о проведении по делу дополнительной или повторной экспертизы от ответчика, представившего Возражения на заключение эксперта (т.2 л.д.238-241), не поступило.
  114. Доводы ответчика о том, что ФИО2 подписала Информированное добровольное согласие на госпитализацию, на обследование и лечение (т.1 л.д. 52 оборот-53), а также была предупреждена о возможных осложнениях (т.1 л.д.69), в том числе и наступивших, суд находит не состоятельными, так как о наступившем осложнении в виде потери голоса – двусторонний парез гортанных нервов - в бланке «информационное согласие» указаний нет, как и нет указаний на иные конкретные послеоперационные осложнения, которые могли иметь место.
  115. Возможность же избежать последствий в виде повреждения гортанных нервов имелась, при этом, как указано в Заключении комиссии экспертов, было необходимо избрать экстрафаксциальную методику струмэктомии с визуализацией и выделением гортанных нервов на всем протяжении или прибегнуть к нейромониторингу возвратно-гортанных нервов, или, в случае одностороннего повреждения нерва во избежание двустороннего повреждения пригнуть к предельно-субтотальной резекции, с другой стороны.
  116. Эксперты указывают, что учитывая наличие у ФИО2 факторов, усложняющих оперативное вмешательство (значительно увеличенный объем щитовидной железы с нарушением топографии органов шеи), целесообразно было бы направить больную на лечение в специализированное отделение эндокринной хирургии, особенно в клинику, в которой во время операций используются нейромониторинг возвратно-гортанных нервов. Ответчиком указанные действия не были произведены.
  117. Таким образом, установлено, что при оказании медицинской помощи ФИО2 специалистами ГБУЗ МО «Раменская ЦРБ» <дата> были допущены грубые дефекты в виде неправильно избранной методики операции на щитовидной железе, не позволяющей минимизировать осложнения, что привело к возникновению ятрогенного повреждения возвратно-гортанных нервов с двух сторон и развитию двустороннего паралича гортани с инвалидизацией ФИО2, то есть, установлено наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и причиненным здоровью истице вредом; истица имеет право на компенсацию морального вреда в рамках Закона РФ «О защите прав потребителей» в связи с некачественным оказанием услуги.
  118. Материалами дела подтверждено, что ответчиком медицинские услуги истице по проведению <дата> операции по удалению щитовидной железы были оказаны некачественно, с грубыми дефектами в виде неправильно избранной методики операции, не позволившей избежать осложнений или свести осложнения к минимуму, предоперационное обследование было не достаточным, требовалась тщательная визуализация и выделение нервов на всем протяжении, и что это повлекло за собой причинение вреда ее здоровью, инвалидизации, и истицей обосновано заявлены требования о компенсации морального вреда. При удовлетворении требований истицы о компенсации морального вреда суд исходит из того, что поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда (п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 года N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»).
  119. Ст. 1101 ГК РФ предусмотрено: компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий, оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.
  120. Согласно ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.
  121. Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.
  122. Учитывая вышеизложенное, суд приходит к удовлетворению требований истицы в полном объеме, и исходит из того, что причиненный вред здоровью является неустранимым, что также подтверждено представителем ответчика: «голоса не будет»; физических и нравственных страданий истицы в связи с не только потерей голоса, но и возникшими после операции проблемами с дыханием, необходимости соблюдения голосового режима, ограничения физических нагрузок, прохождения курсов дыхательных упражнений для улучшения функции дыхания в ФГБУ НКЦО ФМБА России (т.2 л.д.233-235), а также невозможностью заниматься по образованию педагогической деятельностью. ФИО2 испытывала физическую боль, нравственные страдания. Для удаления последствий некачественного лечения ей была проведена хирургическая операция в МОНИКИ и истица до сих пор проходит курс лечения.
  123. В соответствие с ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.
  124. Согласно ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.
  125. Судом установлено, что истцом ФИО2 были понесены расходы на оплату услуг адвоката в размере <данные изъяты>, что подтверждено квитанцией к приходному кассовому ордеру на л.д. 232 т.2. Учитывая участие представителя истца во всех судебных заседаниях, сложность и продолжительность рассмотрения дела, удовлетворение заявленных требования истицы, суд считает возможным взыскать с ответчика в пользу истицы расходы на оплату услуг представителя в полном объеме в размере <данные изъяты>.
  126. Согласно ч. 3 ст. 95 ГПК РФ эксперты, специалисты и переводчики получают вознаграждение за выполненную ими по поручению суда работу, если эта работа не входит в круг их служебных обязанностей в качестве работников государственного учреждения. Размер вознаграждения экспертам, специалистам определяется судом по согласованию со сторонами и по соглашению с экспертами, специалистами.
  127. В судебном заседании установлено, что определением Воскресенского городского суда от <дата>. по гражданскому делу была назначена судебно-медицинская экспертиза, оплата стоимости которой была возложена на ответчика ГБУЗ МО «Раменская ЦРБ» (т.2 л.д.55). Стоимость экспертизы составила <данные изъяты> (т.2 л.д.175), что указано в ходатайстве экспертного учреждения о взыскании расходов за проведение судебно-медицинской экспертизы.
  128. Поскольку оплата проведенной экспертизы ответчиком не произведена, суд находит заявление ГБУЗ МО «Бюро СМЭ» подлежащим удовлетворению и считает необходимым взыскать данные расходы с ответчика - ГБУЗ МО «Раменская ЦРБ» - с учетом удовлетворения требования истицы в полном объеме.
  129. С ответчика в соответствии со ст. 103 ГПК РФ также подлежит взысканию в бюджет госпошлина, от уплаты которой истица в соответствии с положениями ст. 333.36 ч. 2 п. п. 2 и 4 НК РФ освобождена. Сумма госпошлины определяется в размере <данные изъяты>, исходя из цены иска.
  130. Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
  131. Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд
  132. Решил:

  133. Исковые требования ФИО2 к Государственному Бюджетному учреждению здравоохранения Московской области «Раменская Центральная районная больница» о взыскании морального вреда,– удовлетворить.
  134. Взыскать с Государственного Бюджетного учреждения здравоохранения Московской области «Раменская Центральная районная больница» в пользу ФИО2 компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>, расходы на оплату услуг представителя в размере <данные изъяты>.
  135. Взыскать с Государственного Бюджетного учреждения здравоохранения Московской области «Раменская Центральная районная больница» в пользу ГБУЗ МО «Бюро судебно-медицинской экспертизы» расходы на оплату экспертизы в размере <данные изъяты>.
  136. Взыскать с Государственного Бюджетного учреждения здравоохранения Московской области «Раменская Центральная районная больница» в доход государства госпошлину в размере <данные изъяты>.
  137. Решение может быть обжаловано и опротестовано в Московский областной суд через Воскресенский городской суд в течение одного месяца.
  138. Решение изготовлено в окончательной форме <дата>.
  139. Судья: подпись Е.А. Кретова
  140. Копия верна:
  141. Судья: Секретарь:
  142. Решение не вступило в законную силу
  143. Судья: Секретарь:

Печать

Печатать