9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация

Определение Конституционного Суда РФ от

По делу № 1830-О/2015
  1. об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Воробьевой Надежды Васильевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации
  2. Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,
  3. заслушав заключение судьи С.М.Казанцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданки Н.В.Воробьевой,
  4. Установил:

  5. 1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.В.Воробьева оспаривает конституционность пункта 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, согласно которому для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга; супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.
  6. Решением Московского районного суда города Санкт-Петербурга от 31 марта 2014 года и апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 1 июля 2014 года были частично удовлетворены требования А.А.Воробьева к Н.В.Воробьевой о разделе общего имущества супругов и присуждении истцу денежной компенсации соразмерно его доле в общем имуществе супругов.
  7. При этом суды, установив, что спорная квартира была приобретена Н.В.Воробьевой в период брака с истцом, отнесли ее к совместной собственности супругов. Установив также, что Н.В.Воробьевой не было получено нотариально удостоверенное согласие бывшего супруга на дарение 1/3 доли в праве собственности на спорную квартиру общему сыну истца и ответчицы, суды пришли к выводу, что ответчица распорядилась общим с истцом имуществом без согласия истца.
  8. По мнению заявительницы, примененный в деле с ее участием пункт 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации не соответствует статьям 2, 18, 19, 35 (части 1 и 2), 40 (часть 1), 45, 46, 47, 118 и 123 Конституции Российской Федерации в той части, в какой по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, он допускает возможность требовать получения нотариально удостоверенного согласия бывшего супруга для совершения другим бывшим супругом сделки по распоряжению недвижимостью, приобретенной в браке, до раздела супругами их совместно нажитого имущества.
  9. 2. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что оспариваемая норма Семейного кодекса Российской Федерации, регламентирующая, в частности, распоряжение находящимся в совместной собственности супругов имуществом и устанавливающая среди прочего требование о необходимости получения для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью нотариально удостоверенного согласия другого супруга, направлена на конкретизацию положений статьи 35 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации и обеспечение баланса имущественных интересов как членов семьи, так и иных участников гражданского оборота и не может расцениваться как нарушающая конституционные права граждан (определения от 23 апреля 2013 года № 639-О, от 24 декабря 2013 года № 2076-О и др.).
  10. В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.
  11. Согласно статье 4 Семейного кодекса Российской Федерации к названным в статье 2 данного Кодекса имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством (статья 3 данного Кодекса), применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений.
  12. Статьей 253 ГК Российской Федерации предусмотрено, что распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом (пункт 2); каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников; совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом (пункт 3); правила данной статьи применяются постольку, поскольку для отдельных видов совместной собственности данным Кодексом или другими законами не установлено иное (пункт 4).
  13. При этом в силу статьи 256 ГК Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества (пункт 1); по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество, находящееся в его собственности, а также на его долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества (пункт 3).
  14. В соответствии с пунктом 1 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов.
  15. Таким образом, оспариваемый пункт 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации направлен на определение правового режима имущества, приобретенного супругами в браке, и сам по себе не препятствует распоряжению в установленном законом порядке общим имуществом, приобретенным супругами в период брака, после его расторжения и до раздела данного имущества, а потому не может расцениваться как нарушающий конституционные права заявительницы.
  16. Доводы же заявительницы, приведенные ею в обоснование своей позиции, свидетельствуют о том, что фактически она выражает несогласие с вынесенными по делу с ее участием судебными актами; между тем оценка законности и обоснованности применения судами оспариваемого законоположения с учетом обстоятельств дела заявительницы, в том числе разрешение вопроса о выборе нормы закона, подлежащей применению в данном деле, означала бы осуществление контроля за действиями судов общей юрисдикции, что к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не относится. Судебный надзор за деятельностью этих судов в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах осуществляет Верховный Суд Российской Федерации, в полномочия которого входит также обеспечение единства судебной практики (статья 126 Конституции Российской Федерации).
  17. Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 1 и 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
  18. Определил:

  19. 1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Воробьевой Надежды Васильевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, и поскольку разрешение поставленных заявителем вопросов Конституционному Суду Российской Федерации не подведомственно.
  20. 2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит. Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.Зорькин № 1830-О

Печать

Печатать