9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация
Определение Конституционного Суда РФ от № 1827-О

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Воронова Александра Алексеевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 57 и 70 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, части 3 статьи 1 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации» и подпункта 1 пункта 7 Положения о Следственном комитете Российской Федерации

  1. Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского,А.И.Бойцова,Н.С.Бондаря,Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева,М.И.Клеандрова,С.Д.Князева,А.Н.Кокотова,Л.О.Красавчиковой,С.П.Маврина,Н.В.Мельникова,Ю.Д.Рудкина,О.С.Хохряковой,В.Г.Ярославцева,заслушав заключение судьи Н.В.Мельникова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина А.А.Воронова,
  2. Установил:

  3. 1. Статья 57 УПК Российской Федерации регламентирует статус эксперта как участника уголовного судопроизводства, а в соответствии со статьей 70 этого Кодекса эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей (пункт 2 части второй). Согласно же части 3 статьи 1 Федерального закона от 28декабря 2010 года № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» Президент Российской Федерации, в частности, утверждает Положение о Следственном комитете Российской Федерации. Во исполнение данного требования Указом Президента Российской Федерации от 14 января 2011 года № 38 «Вопросы деятельности Следственного комитета Российской Федерации» утверждено Положение о Следственном комитете Российской Федерации, подпункт 1 пункта 7которого наделяет Следственный комитет Российской Федерации полномочиями по осуществлению в соответствии с законодательством Российской Федерации, помимо прочего, криминалистической, судебноэкспертной и ревизионной деятельности.
  4. Конституционность данных нормативных положений оспаривает в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.А.Воронов, который был привлечен к уголовной ответственности и заявления в интересах которого об отводе эксперта, проводившего по его уголовному делу судебную налоговую экспертизу, будучи сотрудником Следственного комитета Российской Федерации, оставлены без удовлетворения постановлением следователя Следственного комитета Российской Федерации от 22 марта 2013 года и постановлением Кировского районного суда города Хабаровска от 5 ноября 2014 года. В дальнейшем А.А.Воронов осужден приговором того же суда от 15 января 2015 года за совершение преступления, предусмотренного частью первой статьи 199 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации»
  5. УК Российской Федерации. Приговор оставлен без изменения апелляционным постановлением Хабаровского краевого суда от 7 апреля 2015 года.
  6. А.А. Воронов просит признать оспариваемые нормы не соответствующими статьям 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой, по его мнению, в силу своей неопределенности они порождают возможность их неоднозначного истолкования и, следовательно, произвольного применения при решении вопросов о создании в структуре органа предварительного расследования судебно-экспертных подразделений и о проведении в рамках предварительного расследования судебных экспертиз, поручаемых экспертам, зависимым от одной из сторон уголовного судопроизводства.
  7. Как утверждает заявитель, эксперты, являющиеся сотрудниками Следственного комитета Российской Федерации, организационно подчинены руководителю следственного органа, что нарушает провозглашенный в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации и законодательстве о государственной судебно-экспертной деятельности принцип независимости эксперта от стороны обвинения при производстве экспертизы, допускает использование в уголовном деле доказательств, полученных с нарушением федерального закона, и противоречит принципу состязательности сторон.
  8. 2. В соответствии с Конституцией Российской Федерации в Российской Федерации как правовом государстве человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанностью государства; права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, они определяют смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием (статьи 1, 2, 17, 18 и 118); в Российской Федерации гарантируется государственная, в том числе судебная, защита прав и свобод человека и гражданина (статья 45, часть 1; статья 46, части 1и 2), судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон; при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (статья 50, часть 2; статья 123, часть 3).
  9. По смыслу приведенных положений Конституции Российской Федерации, порядок уголовного судопроизводства, определяемый федеральным законодателем на основании ее статей 71 (пункт «о») и 76(часть 1), призван обеспечивать установление действительных обстоятельств дела и правильное применение уголовного закона на основе исследованных доказательств, полученных в соответствии с законом,отвечающим критерию формальной определенности, и проверенных с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон согласно общепризнанным в демократических правовых государствах стандартам правосудия. Эти требования должны соблюдаться и при использовании в доказывании по уголовному делу специальных знаний, а также при определении правового положения экспертов, специалистов и при организации государственной (негосударственной) судебно-экспертной деятельности.
  10. 3. Статья 57 УПК Российской Федерации, регламентируя статус эксперта в уголовном процессе, предусматривает, что вызов эксперта,назначение и производство судебной экспертизы осуществляются в порядке, установленном статьями 195–207, 269, 282 и 283 этого Кодекса (часть вторая), а потому не определяет порядок проведения в рамках предварительного расследования уголовных дел судебных экспертиз,который является общим и единым, независимо от того, следователем (дознавателем) какого органа назначена экспертиза и эксперту какой организации поручено ее проведение.
  11. При этом статья 57 УПК Российской Федерации устанавливает права эксперта, в частности право давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования, право приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя,прокурора и суда, ограничивающие его права, а также право отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, и в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения, изложив в письменном виде мотивы отказа (часть третья); закрепляет она и запрет на дачу заведомо ложного заключения под угрозой уголовного наказания (части четвертая и пятая). Тем самым данная статья содержит гарантии дачи экспертом независимого и объективного заключения, которые усиливаются и положениями этого Кодекса об обстоятельствах, исключающих участие в производстве по уголовному делу (глава 9), основаниях и порядке отвода эксперта (статья 70), проведении дополнительных и повторных судебных экспертиз при недостаточной ясности или неполноте заключения эксперта, при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела, а также в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов (статья 207).
  12. Не регламентируют статьи 57 и 70 УПК Российской Федерации ни порядок создания в структуре органа предварительного расследования судебно-экспертных подразделений, ни порядок проведения в рамках предварительного расследования судебных экспертиз, ни правила собирания, проверки, оценки и использования в уголовном деле доказательств. Не содержат такого регулирования и часть 3 статьи 1Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации» и подпункт 1 пункта 7 Положения о Следственном комитете Российской Федерации, согласно которым Президент Российской Федерации осуществляет руководство деятельностью Следственного комитета Российской Федерации, утверждает Положение о Следственном комитете Российской Федерации и устанавливает его штатную численность, а Следственный комитет Российской Федерации уполномочен осуществлять в числе прочего криминалистическую, судебно-экспертную и ревизионную деятельность.
  13. 4. Права лиц, привлеченных к уголовной ответственности, связанные с производством судебной экспертизы, обеспечиваются также тем, что в силу пункта 5 части четвертой статьи 47 и пункта 8 части первой статьи 53УПК Российской Федерации стороной защиты может быть заявлен отвод эксперту по любому из оснований, предусмотренных статьей 70 этого Кодекса, в том числе в связи с его служебной или иной зависимостью от сторон или их представителей, а в силу статей 198, 206 и 207 этого Кодекса подозреваемый, обвиняемый, защитник вправе ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц, о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту, о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы. Сторона защиты не лишена возможности отстаивать свои интересы в суде, используя на началах состязательности и равноправия любые предусмотренные законом средства, включая возражение против исследования доказательств, полученных с нарушением закона, в судебном следствии и оспаривание их допустимости и достоверности (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июня 2005 года № 294-О).
  14. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 21 декабря 2010 года № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» отметил, что заключение эксперта не имеет заранее установленной силы,не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все они, оценивается по общим правилам в совокупности собранных доказательств (пункт 19). Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, суд, рассматривая уголовное дело, не освобождается от обязанности исследовать доводы сторон и – при возникновении у него сомнений в допустимости и достоверности полученных им либо представленных сторонами доказательств – отвергнуть их в соответствии с требованиями, установленными законом на основании статей 49 (часть 3) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации.
  15. 5. Таким образом, оспариваемые нормативные положения не являются неопределенными, не регулируют вопросы организационноправового обеспечения создания и функционирования экспертных подразделений Следственного комитета Российской Федерации и не могут расцениваться как нарушающие права заявителя в указанном им аспекте.
  16. Кроме того, из представленных заявителем материалов не следует, что он ставил или ставит под сомнение обоснованность и достоверность заключений, вынесенных экспертами – сотрудниками Следственного комитета Российской Федерации.
  17. По существу, А.А.Воронов выражает несогласие с действующим правовым регулированием судебно-экспертной деятельности, ставя под сомнение организационное построение Следственного комитета Российской Федерации, по своей природе являющегося структурой, в подчинении руководителя которой находятся как следственные подразделения, так и обеспечивающие их работу службы. Между тем осуществление такого регулирования относится к компетенции федерального законодателя, который наделен правомочием предусмотреть и иные механизмы создания и функционирования системы судебноэкспертных учреждений, усилив гарантии их независимости.
  18. Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
  19. Определил:

  20. 1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Воронова Александра Алексеевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
  21. 2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
  22. Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.Зорькин № 1827-О

Печать

Печатать