9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация
Определение Конституционного Суда РФ от № 2681-О

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Дегтянниковой Татьяны Николаевны на нарушение конституционных прав ее несовершеннолетней дочери пунктом 4 части третьей статьи 57, частью четвертой статьи 195, пунктом 2 статьи 196 и частью первой статьи 199 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

  1. Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей А.И.Бойцова,Н.С.Бондаря,Г.А.Гаджиева,Ю.М.Данилова,Л.М.Жарковой,Г.А.Жилина,С.М.Казанцева,М.И.Клеандрова,С.Д.Князева,А.Н.Кокотова,Л.О.Красавчиковой,С.П.Маврина,Н.В.Мельникова,Ю.Д.Рудкина,Н.В.Селезнева,О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,
  2. рассмотрев по требованию гражданки Т.Н.Дегтянниковой вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
  3. Установил:

  4. 1. Несовершеннолетняя дочь гражданки Т.Н.Дегтянниковой, находясь на приеме у врача, сделала заявление о том, что подверглась побоям и насильственным действиям сексуального характера со стороны своего отца,ранее судимого за совершение преступления, предусмотренного частью первой статьи 105 УК Российской Федерации. По данному факту было возбуждено уголовное дело, в рамках которого Т.Н.Дегтянникова признана законным представителем потерпевшей. При производстве по этому делу в отношении потерпевшей были назначены и проведены судебно-медицинские экспертизы.
  5. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Т.Н.Дегтянникова просит признать не соответствующими статьям 21, 22(часть 1), 23 (часть 1), 24 и 45 (часть 1) Конституции Российской Федерации следующие нормы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации:
  6. пункт 4 части третьей статьи 57 «Эксперт», положение которого, по мнению заявительницы, не запрещает экспертам давать заключения в пределах своей компетенции по вопросам конфиденциального (интимного) характера без разрешения на то потерпевшего;
  7. часть четвертую статьи 195 «Порядок назначения судебной экспертизы», которая, как утверждает Т.Н.Дегтянникова, позволяет, по сути,проводить любые экспертизы, в том числе конфиденциального (интимного) характера, поскольку не содержит предписаний, запрещающих выходить за рамки назначения экспертиз, предусмотренных обозначенными в ней пунктами 2, 4 и 5 статьи 196 этого Кодекса;
  8. пункт 2 статьи 196 «Обязательное назначение судебной экспертизы» и часть первую статьи 199 «Порядок направления материалов уголовного дела для производства судебной экспертизы», которые, по словам заявительницы,разрешают производство судебной экспертизы на основании одного лишь решения следователя, не предполагая получение согласия потерпевшего на проведение в отношении него экспертизы конфиденциального (интимного) характера, позволяя рассматривать человека в качестве материала для производства такой экспертизы.
  9. 2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
  10. Согласно части четвертой статьи 195 УПК Российской Федерации судебная экспертиза в отношении потерпевшего, за исключением случаев,предусмотренных пунктами 2, 4 и 5 статьи 196 этого Кодекса, а также в отношении свидетеля производится с их согласия или согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде.
  11. Таким образом, производство судебной экспертизы в отношении потерпевшего без получения его согласия или согласия его законных представителей допускается исключительно в установленных статьей 196УПК Российской Федерации случаях, когда назначение и производство экспертизы является обязательным, в частности когда необходимо установить характер и степень вреда, причиненного здоровью (пункт 2). Такое правовое регулирование обусловлено как публичным характером уголовно-правовых отношений, так и тем, что в силу пункта 4 части первой статьи 73 УПК Российской Федерации при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию в том числе характер и размер вреда, причиненного преступлением. Следовательно, содержащиеся в части четвертой статьи 195 и пункте 2 статьи 196 УПК Российской Федерации предписания, как направленные на достижение конституционно значимых целей (статья 55,часть 3, Конституции Российской Федерации), не могут быть расценены в качестве недопустимого ограничения прав и свобод. В случаях же, когда потерпевшим является ребенок, в отношении которого совершено преступление против его половой неприкосновенности, обязательное проведение судебной экспертизы вне зависимости от согласия его законного представителя, вопреки мнению заявительницы, направлено на защиту прав потерпевшего.
  12. Оспариваемый заявительницей пункт 4 части третьей статьи 57 УПК Российской Федерации, как и согласующаяся с ним норма части второй статьи 204 этого Кодекса, закрепляющие, что если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то он вправе указать на них в своем заключении, обращены к эксперту и связаны с экспертным заключением, содержание которого не зависит и не может зависеть от волеизъявления потерпевшего. Положения же части первой статьи 199 УПК Российской Федерации лишь закрепляют, что при производстве судебной экспертизы в экспертном учреждении следователь направляет руководителю соответствующего экспертного учреждения постановление о назначении судебной экспертизы и материалы, необходимые для ее производства, и не регламентируют порядок назначения и производства судебной экспертизы в отношении потерпевшего.
  13. Оспариваемые заявительницей законоположения применяются в системной связи с нормами Федерального закона от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», который в статье 6 устанавливает, что государственная судебноэкспертная деятельность осуществляется при неуклонном соблюдении равноправия граждан, их конституционных прав на свободу и личную неприкосновенность, достоинство личности, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени, а также иных прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (часть первая); судебно-экспертные исследования, требующие временного ограничения свободы лица или его личной неприкосновенности, проводятся только на основаниях и в порядке,которые установлены федеральным законом (часть вторая). При этом данный Федеральный закон прямо запрещает при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц ограничение прав, обман, применение насилия,угроз и иных незаконных мер в целях получения сведений от лица, в отношении которого производится судебная экспертиза (часть первая статьи 31), а также применять методы исследований, сопряженные с сильными болевыми ощущениями или способные отрицательно повлиять на здоровье лица, методы оперативного вмешательства и методы, запрещенные к применению в практике здравоохранения законодательством Российской Федерации (часть первая статьи 35).
  14. Из представленных Т.Н.Дегтянниковой материалов не усматривается,что она или ее несовершеннолетняя дочь выражали несогласие с проведением экспертиз и что потерпевшая принуждалась к таким экспертизам.
  15. Таким образом, нет оснований для вывода о том, что оспариваемые заявительницей законоположения нарушают ее права, а потому ее жалоба,как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
  16. Кроме того, Т.Н.Дегтянникова, аргументируя свою жалобу, указывает,что следователь отнесся к ее несовершеннолетней дочери как к материалу для производства судебной экспертизы, должен был сначала назначить освидетельствование потерпевшей, назначил экспертизу при явном отсутствии вреда, причиненного здоровью потерпевшей. Тем самым заявительница связывает нарушение прав своей несовершеннолетней дочери с конкретными правоприменительными решениями, по сути, предлагая Конституционному Суду Российской Федерации оценить их законность и обоснованность, что не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, закрепленной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
  17. Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40,пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
  18. Определил:

  19. 1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Дегтянниковой Татьяны Николаевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
  20. 2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
  21. Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.Зорькин № 2681-О

Печать

Печатать