9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация
Постановление ЕСПЧ от № 27058/05

Дело «Догру (Dogru) против Франции» [рус., англ]

  1. --------------------------------
    <*> Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.

  2. По делу "Догру против Франции" Европейский суд по правам человека (Пятая секция), заседая Палатой в составе:
  3. Пера Лоренсена, Председателя Палаты,
  4. Жан-Поля Коста,
  5. Карела Юнгвирта,
  6. Владимира Буткевича,
  7. Ренаты Йегер,
  8. Марка Виллигера,
  9. Изабель Берро-Лефевр, судей,
  10. а также при участии Клаудии Вестердийк, Секретаря Секции Суда,
  11. заседая 13 ноября 2008 г. за закрытыми дверями,
  12. вынес следующее Постановление:
  13. ПРОЦЕДУРА
  14. 1. Дело было инициировано жалобой (N 27058/05), поданной 22 июля 2005 г. в Европейский суд против Французской Республики гражданкой этого государства Белгин Догру (Belgin Dogru) ("заявитель") в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод.
  15. 2. Интересы заявителя, которой была предоставлена правовая помощь, в Европейском суде представлял М. Боно (M. Bono), адвокат из г. Ля-Ферте-Масе (\{La Ferte-Mace\} <*>). Власти Франции в Европейском суде были представлены Уполномоченным Франции при Европейском суде по правам человека Э. Бельяр (E. Belliard), директором Правового департамента Министерства иностранных дел Франции.
  16. --------------------------------
    <*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

  17. 3. Заявитель утверждала о нарушении ее права на свободу вероисповедания, а также права на образование, гарантированные статьей 9 Конвенции и статьей 2 Протокола N 1 к Конвенции.
  18. 4. 7 ноября 2006 г. Европейский суд коммуницировал жалобу властям Франции. На основании положений пункта 3 статьи 29 Конвенции он принял решение об одновременном рассмотрении жалобы по вопросу приемлемости и по существу.
  19. ФАКТЫ
  20. I. Обстоятельства дела

  21. 5. Заявитель, 1987 года рождения, проживает в г. Флер (Flers).
  22. 6. Заявитель, которой в то время было 11 лет, является мусульманкой. В 1998 - 1999 годах она обучалась в шестом классе государственного колледжа г. Флер. С января 1999 года на занятиях в колледже она стала покрывать голову платком.
  23. 7. В январе 1999 года заявитель семь раз являлась на занятия по физкультуре и спорту с покрытой головой и отказывалась снять платок, несмотря на неоднократные требования преподавателя и его объяснения о несовместимости ношения такого платка с практическими занятиями физкультурой. Преподаватель направил две докладные записки руководителю учебного заведения от 22 января и 8 февраля 1999 г.
  24. 8. На собрании дисциплинарного совета колледжа 11 февраля 1999 г. было вынесено решение об окончательном исключении заявителя за несоблюдение обязанности быть прилежной в связи с отсутствием активного участия заявителя на занятиях физкультурой и спортом.
  25. 9. Родители заявителя подали жалобу на это решение в Комиссию по рассмотрению жалоб.
  26. 10. Постановлением от 17 марта 1999 г. директор Департамента образования округа г. Кана (Caen) утвердил решение дисциплинарного совета колледжа, после того, как получил заключение Комиссии по рассмотрению жалоб, которое базировалось на четырех основаниях:
  27. - обязанность быть прилежным (как она определена в статье 10 Закона об образовании от 10 июля 1989 г. N 89-486, в статье 3-5 Указа о местных государственных учебных заведениях и внутренних регламентах колледжей от 30 августа 1985 г. N 85-924);
  28. - положения внутреннего регламента колледжа, которые предусматривают, что одежда и внешний вид учащихся должны "соответствовать нормам гигиены и безопасности" и что на занятия физкультурой и спортом учащиеся должны являться в спортивной форме;
  29. - Приказ о безопасности учащихся при проведении школьных занятий от 9 марта 1994 г. N 94-116, в котором указано, что "строгое соблюдение правил, определяющих ответственность преподавательского состава, предоставляет каждому преподавателю широкую возможность поступать по личному усмотрению в конкретных ситуациях" и что "при проведении своего урока преподаватель должен быть в состоянии определить и пресечь любое поведение учащихся, которое может представлять опасность, кроме внезапного или непредвиденного поведения";
  30. - Решение Государственного Совета Франции от 10 марта 1995 г., согласно которому высший административный суд постановил, что ношение платка в знак религиозной принадлежности является несовместимым с надлежащим проведением уроков физической культуры и спорта.
  31. 11. Заявитель указала, что впоследствии она училась заочно, чтобы продолжить школьное обучение.
  32. 12. 28 апреля 1999 г. родители заявителя, действуя от своего имени и в качестве законных представителей своей несовершеннолетней дочери, подали жалобу об отмене постановления директора Департамента образования округа в административный суд г. Кана.
  33. 13. 5 октября 1999 г. суд отклонил эту жалобу. Он счел, что, являясь на занятия по обучению физической культурой и спортом в одежде, не позволяющей ей участвовать в соответствующих занятиях, заявитель нарушила обязанность быть прилежной. Кроме того, суд счел, что поведение заявителя повлекло за собой создание атмосферы напряженности в учебном заведении и что все эти обстоятельства могли явиться законным оправданием для ее окончательного исключения из колледжа, несмотря на предложение, сделанное в конце января, заменить платок шапкой.
  34. 14. Родители заявителя подали апелляционную жалобу на это судебное решение. 31 июля 2003 г. апелляционный административный суд г. Нанта (Nantes) отклонил их жалобу по тем же основаниям, приведенным в предыдущем решении, сочтя, что своим поведением заявитель вышла за пределы права выражать и проявлять свои религиозные взгляды в учебном заведении.
  35. 15. Родители заявителя подали кассационную жалобу в Государственный Совет Франции (Conseil d'Etat), в которой они ссылались, в частности, на право юной девушки на свободу совести и выражения мнения.
  36. 16. 29 декабря 2004 г. Государственный Совет Франции проинформировал заявителей, что жалоба не принята к рассмотрению.
  37. II. Применимое национальное законодательство и правоприменительная практика

  38. A. Концепция светского образования во Франции
  39. 17. Во Франции осуществление свободы религии в общественной среде, особенно, вопрос ношения религиозных знаков в школе, непосредственно связан с принципом светского характера, на основании которого создавалась Французская Республика.
  40. 18. Проистекая из давней истории Франции, понятие светского характера возникло при принятии Декларации о правах человека и гражданина в 1789 году, статья 10 которой предусматривает, что "никто не должен быть притесняем за свои взгляды, даже религиозные, при условии, что их выражение не нарушает общественный порядок, установленный законом". Эта концепция также проявляется в ключевых законах об образовании 1882 и 1886 годов, которые учреждают обязательное государственное начальное образование на светской основе. Но настоящим краеугольным камнем светского характера образования во Франции является Закон от 9 декабря 1905 г., известный как Закон об отделении церкви от государства, который свидетельствует об окончании длительного противостояния между республиканцами, рожденными Французской революцией, и Католической церковью. Статья 1 этого Закона гласит: "Республика обеспечивает свободу вероисповедания. Гарантируется свободное участие каждого в публичном отправлении религиозных обрядов, за исключением предусмотренных ниже ограничений в интересах общественного порядка". Принцип разделения подтвержден в статье 2 данного Закона: "Республика не признает, не выплачивает жалование и не финансирует ни одну религиозную конфессию". Из этого "светского пакта" вытекает несколько последствий и для государственных служб, и для пользователей. Это предполагает признание религиозного плюрализма и государственного нейтралитета по отношению к религиям. Вместо защиты своей свободы религии гражданин должен уважать общественное пространство, которым может пользоваться каждый. Затем этот принцип был закреплен в преамбуле Конституции Франции от 27 октября 1946 г., которая имеет статус конституционного закона в соответствии с решением Конституционного совета Франции от 15 января 1975 г., провозгласившего: "Государство гарантирует равный доступ для детей и взрослых к образованию, профессиональному обучению и культуре. Предоставление государственного бесплатного светского образования на всех уровнях является обязанностью государства". Наконец, принцип приобрел фактически конституционный статус в статье 1 Конституции Франции от 4 октября 1958 г., которая предусматривает: "Франция является неделимой, светской, демократической и социальной Республикой. Она обеспечивает равенство перед законом всем гражданам, независимо от происхождения, расы или религии. Она уважает все верования".
  41. 19. Начиная с 1980 года французская модель светского государства столкнулась с интеграцией мусульман в общественное пространство, на первом плане которого находится школа.
  42. 20. В 1989 году разразилось первое дело, так называемый "исламский платок" (хиджаб). В начале этого учебного года в средних учебных заведениях, в частности в колледже Крей (Creil) в департаменте (\{departement\}) Уаз (Oise) произошло несколько инцидентов, связанных с исключением трех учащихся, которые отказались снять платок, который они носили, несмотря на требования преподавательского состава и руководителя учебного заведения. Очень быстро дело оказалось в центре общественного обсуждения. В связи с отсутствием ясного правового ответа и обращением министра национального образования Франции Государственный Совет Франции в консультативном Заключении от 27 ноября 1989 г. (см. ниже § 26) определил позицию, которую следует занимать при открытых проявлениях учащимися их религиозной принадлежности.
  43. 21. Десятью годами позже вопросы, связанные с ношением платков, стали возникать все чаще, и данное заключение не разрешило проблему. Согласно докладу, переданному министру национального образования Франции в июле 2005 года, "явление представляет настоящий взрыв, поскольку после трех случаев ношения платков в колледже Крей в 1989 году оно достигло 3000, о которых министр сообщил в Сенат в 1994 году" <*>. Во Франции эти кризисы проявились в различных формах коллективной мобилизации вокруг вопроса о месте ислама в Республике. Именно в этом контексте 1 июля 2003 г. Президент Республики поручил комиссии оценить применение принципа светского характера в Республике. В отчете этой комиссии, известной как "комиссия Штази" (Stasi) по имени ее председателя, переданном 11 декабря 2003 г. Президенту Республики, содержится почти тревожное признание угрозы для светского характера. В нем отмечено следующее:
  44. --------------------------------
    <*> См. Доклад главной инспекции Министерства национального образования Франции, переданный министру в июле 2005 года, "Применение Закона от 15 марта 2004 г.".

  45. "Поведение, действия, наносящие ущерб светскому характеру, становятся все более и более многочисленными, в особенности, в общественном пространстве... Причинами ухудшения ситуации... [являются] трудности интеграции тех, кто прибыл на территорию страны в последние десятилетия, условия жизни в многочисленных пригородах наших городов, безработица, ощущение, испытанное многими из тех, кто живет в нашей стране, что они являются объектом дискриминации и даже изгнаны из национального сообщества. Эти причины объясняют, что они готовы благосклонно внимать тем, кто побуждает их бороться с тем, что мы называем ценностями Республики... При этих обстоятельствах естественно, что многие наши граждане высказывают желание восстановить республиканскую власть, особенно в школе. Именно принимая в расчет эти угрозы, в свете ценностей нашей Республики, мы сформулировали предложения, которые фигурируют в данном отчете... [Относительно ношения платков в отчете отмечено, что] для учебного сообщества... видимый характер знаков религиозной принадлежности воспринимается многими как противоречащий задаче школы, которая должна являться нейтральным пространством и местом пробуждения критического сознания. Это также является посягательством на принципы и ценности, которые должна преподавать школа, в частности, равенство между мужчинами и женщинами".
  46. 22. Именно на основании этих предложений был принят Закон от 15 марта 2004 г. (см. ниже § 30).
  47. B. Статья 10 Закона об образовании от 10 июля 1989 г. N 89-486 (новая статья L.511-1 и 2 Кодекса об образовании Франции)
  48. 23. Статья 10 Закона от 10 июля 1989 г. предусматривает следующее:
  49. "Обязанности учащихся состоят в выполнении задач, присущих их занятиям; они включают в себя прилежание и соблюдение правил функционирования и коллективной жизни учебных заведений.
    В колледжах и лицеях учащиеся пользуются свободой информации и свободой выражения мнения при соблюдении принципа плюрализма и нейтралитета. Осуществление этих свобод не может наносить ущерб образовательной деятельности".
  50. C. Указ от 30 августа 1985 г. № 85-924

  51. 24. Статья 3-5 Указа о местных общественных учебных заведениях от 30 августа 1985 г. предусматривает следующее:
  52. "Обязанность быть прилежными, упомянутая в статье L.511-1 Кодекса об образовании, заключается в том, чтобы учащиеся придерживались периодов обучения, определенных расписанием занятий учебного заведения; это относится к обязательным и факультативным занятиям, на которые записаны учащиеся. Учащиеся должны выполнять письменные и устные работы, которые требуют от них преподаватели, соблюдать учебные программы и подчиняться установленному порядку контроля за успеваемостью. Учащиеся не могут отказаться от прохождения организованных для них медицинских тестов и проверок. Порядок применения настоящей статьи определяется внутренними регламентами учебных заведений".
  53. D. Внутренний регламент колледжа

  54. 25. Внутренний регламент колледжа Жана Монне (Jean Monnet), действовавшие на момент событий, предусматривает следующее:
  55. "/.../
    I c) Посещаемость....Любое необоснованное отсутствие на уроках или самостоятельных занятиях, любой выход без разрешения являются серьезным нарушением, которое подлежит наказанию...
    II b) Внешний вид учащихся....Все учащиеся обязаны иметь скромный, опрятный внешний вид, соответствующий правилам гигиены и безопасности... В учебном заведении допускается ношение учащимися скромных знаков, свидетельствующих об их личной приверженности к убеждениями, в частности, религиозным, однако заметные знаки, которые сами по себе являются элементами прозелитизма или дискриминации, запрещены.
    IV d) Все учащиеся должны являться на занятия по физической культуре и спору в спортивной одежде".
  56. E. Заключение Государственного Совета Франции
  57. от 27 ноября 1989 г. N 346.893
  58. 26. 27 ноября 1989 г. по обращению министра национального образования Франции Государственный Совет Франции, заседая в полном составе, высказался о совместимости ношения знаков религиозной принадлежности в учебных заведениях с принципом светского характера образования. Он вынес следующее заключение:
  59. "/.../
    1. /.../
    Принцип светскости государственного образования, который является одним из элементов светского государства и нейтралитета всех органов государственной власти, требует, чтобы образование осуществлялось при соблюдении такого нейтралитета в программах и преподавателями, с одной стороны, и при уважении свободы убеждений учащихся - с другой. В соответствии с принципами, установленными в законодательстве и международных обязательствах Франции, принцип светскости государственного образования запрещает всякую дискриминацию в получении образования, основанную на убеждениях и религиозной принадлежности учащихся.
    Таким образом признанная свобода учащихся предоставляет им право выражать и проявлять свое религиозное вероисповедание в учебных заведениях при соблюдении принципа плюрализма и свободы других лиц без нанесения вреда образовательной деятельности, содержанию программ и обязанности быть прилежным.
    Осуществление этой свободы может быть ограничено, если оно препятствует выполнению задач, возложенных законодательной властью на государственную службу образования, которая должна, в частности, не только давать ребенку возможность получить образование и подготовить его к профессиональной жизни и деятельности как человека и гражданина, но и содействовать развитию его личности, внушать ему уважение к личности, ее происхождению и отличиям, гарантировать и развивать равенство между мужчинами и женщинами.
    Из вышеизложенного следует, что ношение учащимися в учебных заведениях знаков, которыми они намерены проявить свою принадлежность к тому или ином вероисповеданию, не противоречит принципу светскости, поскольку оно является проявлением свободы выражения религиозных убеждений, но эта свобода не должна позволять учащимся выставлять на показ знаки религиозной принадлежности, которые по своей природе, условиям, при которых они одеваются индивидуально или коллективно, или по своему показному или требовательному характеру оказывают давление, провоцируют, содержат признака прозелитизма или пропаганды, посягают на достоинство или свободу других учащихся и членов педагогического коллектива, подвергают опасности их здоровье и безопасность, нарушают образовательный процесс и воспитательную работу преподавателей, наконец, нарушают порядок в учебном заведении или мешают нормальному функционированию учебного заведения.
    2. Ношение знаков религиозной принадлежности в учебных заведениях может при необходимости явиться предметом регламентации, предназначенной определять порядок применения установленных принципов...
    В лицеях и колледжах такая регламентация относится к компетенции административного совета учебного заведения, который... принимает при условии соблюдения законности внутреннего регламента учебного заведения...
    3. Органы, обладающие дисциплинарной властью, с возможным контролем со стороны административного суда должны решить, является ли ношение учащимся в государственном учебном заведении или в любом другом образовательном учреждении знака религиозной принадлежности, которое нарушает одно из условий, предусмотренных в пункте 1 настоящего заключения или внутреннего регламента учебного заведения, нарушением, которое может оправдать проведение дисциплинарного разбирательства и применение при соблюдении гарантий, предоставляемых таким разбирательством, и прав на защиту одной из санкций, предусмотренных соответствующими нормативными актами, в числе которых может фигурировать исключение из учебного заведения.
    Несмотря на обязательный характер образования, исключение из школы, колледжа или лицея возможно в связи с тем, что ребенок может получить образование... в государственном или частном учебном заведении или школе или в семье, где обучение может осуществляться родителями или одним из них или любым другим лицом по их выбору, а также учащийся может быть зарегистрирован в государственном образовательном центре с заочной формой обучения...
    /.../".
  60. F. Циркуляры Министерства национального
  61. образования Франции
  62. 27. 12 декабря 1989 г. директорам департаментов образования округов, академическим инспекторам и руководителям учебных заведений был направлен циркуляр министра национального образования Франции, озаглавленный "Светский характер образования, ношение знака религиозной принадлежности учащимися и обязательный характер образования". Этот документ в соответствующей части предусматривает следующее:
  63. "Светский характер образования - конституционный принцип Республики - является одной из основ государственного образования. В школе, как и в других местах, религиозные убеждения каждого являются личным делом и, следовательно, вопросом свободы выбора. Однако в школе, где молодые люди общаются без какой-либо дискриминации, осуществление свободы совести при соблюдении принципа плюрализма и нейтралитета государственной службы требует, чтобы все образовательное сообщество было защищено от любого идеологического или религиозного давления.
    Принимая во внимание некоторые недавние события, я намерен, соблюдая права каждого, предотвратить нарушение принципа светского характера образования...
    Споры, которые были вызваны ношением платка некоторыми молодыми девушками, исповедующими ислам, побудили меня, с учетом трудностей толкования соответствующего закона, передать вопрос на рассмотрение в Государственный Совет...
    При возникновении конфликта относительно ношения религиозных знаков я просил бы, чтобы вы и ваш преподавательский состав каждый раз руководствовались следующим. Должен быть незамедлительно начат диалог с учащимися и их родителями для того, чтобы в интересах учащихся и с заботой о надлежащем функционировании учебного заведения учащиеся отказались от ношения таких знаков...
    Таким образом, учащиеся должны воздерживаться от любого заметного знака, относящегося к их одежде или иного, который пропагандирует религиозные убеждения. Должны быть запрещены любые признаки прозелитизма, которые выходят за пределы обычных религиозных убеждений...
    Одежда учащихся ни в коем случае не должна препятствовать нормальному выполнению упражнений на занятиях по физической культуре и спорту или практических работ в мастерских, организованных по некоторым предметам. Также должна быть запрещена любая одежда, которая может препятствовать управлению классом и надлежащему осуществлению педагогической деятельности.
    Кроме того, всем учащимся без исключения предписывается соблюдение требований, касающихся здоровья и безопасности. Учащиеся должны быть одеты таким образом, чтобы не создавать никакой опасности для себя и других учащихся в учебных заведениях...
    Не должно быть нанесено никакого ущерба образовательной деятельности, содержанию учебных программ и обязанности учащихся быть прилежными. Свобода выражения мнения учащихся не должна нарушать эти обязательства...
    Учащиеся должны посещать все занятия, соответствующие их школьному уровню... В связи с этим учащийся ни при каких обстоятельствах не может отказаться изучать определенные части программы своего класса или уклониться от участия в определенных занятиях...
    Нарушение этих обязательств влечет за собой применение санкций".
  64. 28. 20 сентября 1994 г. другим циркуляром министра национального образования Франции внесены уточнения о ношении религиозных знаков. Этот циркуляр в соответствующей части сформулирован следующим образом:
  65. "За последние годы в школьных образовательных учреждениях произошли многочисленные инциденты, связанные с показной демонстрацией религиозной или общинной принадлежности.
    Руководители учебных заведений и преподаватели постоянно выражают свое желание получить ясные инструкции...
    ...Невозможно согласиться с присутствием в школе увеличивающегося количества знаков, являющихся настолько показными, что их значение состоит именно в том, чтобы выделить определенных учащихся из повседневной жизни школы. Такие знаки сами по себе являются элементами прозелитизма, особенно когда их ношение сопровождается отказом от определенных занятий или некоторых дисциплин, когда это затрагивает безопасность учащихся или когда их ношение влечет за собой нарушение принципа сосуществования в учебном заведении.
    Поэтому я прошу вас предложить административным советам, чтобы при изменении внутреннего регламента был введен запрет на ношение таких показных знаков с отдельным указанием на то, что наличие более сдержанных знаков, которые только выражают личные убеждения, не может подвергаться таким же ограничениям, как об этом напомнил Государственный Совет Франции и судебная практика по административным делам".
  66. G. Последующая практика Государственного Совета Франции
  67. 29. После вынесения своего заключения в 1989 году Государственный Совет Франции имел возможность принять решение по спорному вопросу и определить область его применения. Например, он отменил внутренние регламенты учебных заведений, строго запрещающие ношение любого отличительного религиозного знака во время занятий и в школьных помещениях, в связи с тем, что используемые в них положения носили общий характер (см. Постановление по делу "Керуаа" (Kehrouaa) от 2 ноября 1992 г., дело N 130394; Постановление по делу "Меллес Йылмаз" (Melles Yilmaz) от 14 марта 1994 г., дело N 145656). Аналогично, санкции за простое ношение платка учащимися в учебном заведении не должны быть признаны правомерными, если не доказано, что ношение платка не сопровождалось поведением, представляющим акт давления или прозелитизма или нарушающим общественный порядок в учебном заведении (см. Постановление по делу "Сагламер" (Mlle Saglamer) от 27 ноября 1996 г., дело N 169522; и Постановление по делу "Супруг Меила" (\{epoux\} Mehila) от 2 апреля 1997 г., дело N 173130). Вместе с тем административный суд оставил без изменения санкции в виде окончательных исключений, основанных на нарушении обязанности быть прилежным, такой, как отказ учащегося снять платок во время занятий по физической культуре и спорту (см. Постановление по делу "Супруг Аукили" (\{epoux\} Aoukili) от 10 марта 1995 г., дело N 159981; Постановление по делу "Аит Ахмад" (\{Ait\} Ahmad) от 20 октября 1999 г., дело N 181486) или отказ посещать такие занятия (см. Постановление по делу "Шедуан и Вассаадан" (Chedouane et Wissaadane) от 27 ноября 1996 г., дело N 170209; Постановление по делу "Атуф" (Atouf) от 27 ноября 1996 г., дело N 170210; Постановление по делу "Аит Маскур и другие" (\{Ait\} Maskour et autres) от 15 января 1997 г., дело N 172937).
  68. 30. 15 марта 2004 г. Парламент Франции принял Закон N 2004-228, регулирующий в соответствии с принципом светского характера образования ношение знаков или одежды, указывающих на религиозную принадлежность, в государственных школах, колледжах и лицеях, известный как Закон о светскости. Он был включен в статью L.141-5-1 Кодекса об образовании, сформулированную следующим образом:
  69. "В государственных школах, колледжах и лицеях запрещается ношение знаков или одежды, которыми учащиеся подчеркнуто демонстрируют свою религиозную принадлежность.
    Внутренний регламент предусматривает, что применению дисциплинарных мер должен предшествовать диалог с учащимся".
  70. 31. Как указано в Циркуляре от 18 мая 2004 г., этот Закон касается только "знаков, ношение которых заставляет немедленно признать религиозную принадлежность владельца, таких, как исламский платок, как бы он ни назывался, ермолка или крест явно чрезмерной величины".
  71. 32. Согласно отчету о применении упомянутого Закона (см. выше § 21) в 2004 - 2005 годах было зарегистрировано 639 случаев ношения религиозных знаков. Это количество составило менее 50 процентов случаев ношения религиозных знаков, зарегистрированных в предыдущем году. В 96 случаях учащиеся на дисциплинарном совете избирали альтернативные решения (обучение в частной школе, заочное обучение), и в 47 случаях были вынесены решения об исключении. В отчете отмечено, что остальные учащиеся приняли решение не носить религиозных знаков. В начале 2005/2006 учебного года не было зарегистрировано ни одного известного инцидента. Однако получить официальные данные по этому вопросу за период после 2004 года не представилось возможным.
  72. ПРАВО
  73. I. Предполагаемое нарушение статьи 9 Конвенции

  74. 33. Заявитель утверждала о нарушении своего права проявлять свои религиозные убеждения по смыслу статьи 9 Конвенции, которая гласит:
  75. "1. Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов.
    2. Свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь тем ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц".
  76. A. Доводы сторон
  77. 1. Власти Франции
  78. 34. Власти Франции допускали, что ограничения, примененные к заявителю в отношении ношения исламского платка в колледже, являются вмешательством в осуществление ее права проявлять свои религиозные убеждения. Тем не менее, они считали, что, как и в деле "Лейла Шахин против Турции" (Leyla Sahin v. Turkey) (см. Постановление Большой палаты Европейского суда, жалоба N 44774/98, ECHR 2005-XI), условия законности, обоснованности и соразмерности, предусмотренные в пункте 2 статьи 9 Конвенции, были соблюдены.
  79. 35. Прежде всего, власти Франции напомнили, что оспариваемая мера имела правовые основания в соответствии с законодательством Франции. Они уточнили, что события, произошедшие в январе 1999 года, то есть спустя 10 лет после того, как Государственный Совет Франции вынес Заключение от 27 ноября 1989 г., в котором ясно установлены правовые рамки относительно ношения платка в государственных учебных заведениях и которое явилось предметом большого количества комментариев при толковании законодательства, широко освещалось в средствах массовой информации и публикации циркуляров министра национального образования Франции. Власти Франции добавили, что существующая практика административных судов подтвердила и уточнила определенные таким образом нормы. В отношении обязанности быть прилежным власти Франции указали, что заявитель не могла игнорировать обязанность быть прилежной, предусмотренную Указом от 30 августа 1985 г. и статьей 10 Закона от 10 июля 1989 г. Кроме того, власти Франции отметили, что внутренний регламент колледжа, в который была зачислена заявитель, содержал точные формулировки по этим вопросам.
  80. 36. Далее власти Франции сочли, что оспариваемая мера преследовала законную цель, а именно защиту порядка и прав и свобод других лиц, в данном случае выполнение учащимися обязанности носить одежду, приспособленную и соответствующую надлежащему проведению занятий как с точки зрения безопасности, так и с точки зрения гигиены и здравоохранения.
  81. 37. Наконец, вмешательство являлось необходимым в демократическом обществе. В связи с этим власти Франции ссылались на дело "Лейла Шахин против Турции", положения Постановления которого, по их мнению, могут быть применены к настоящему делу с учетом того факта, что оспариваемая мера по существу основывалась на конституционных принципах светскости и равенства полов. В связи с этим власти Франции утверждали, что французская концепция светскости соблюдает принципы и ценности, защищаемые Конвенцией. Она дает возможность мирного сосуществования людей, принадлежащих к различным верам, и поддержания нейтралитета общественного пространства. Следовательно, религии в принципе пользуются защитой, и отправление религии возможно только в предписанных законом границах, которые также являются обязательными для всех, как и уважение светскости и нейтралитета государства. Власти Франции добавили, что уважение свободы вероисповедания не исключает, тем не менее, того, что проявление религиозных убеждений может явиться предметом ограничений.
  82. 38. Власти Франции отметили, что в настоящем деле осуществление заявителем права открыто проявлять свою религиозную принадлежность не является препятствием для административных властей требовать от учащихся ношения одежды, соответствующей надлежащему проведению образовательного процесса, без доказывания в каждом конкретном случае наличия опасности для учащегося или других лиц, находящихся в учебном заведении. Отказываясь снять платок во время семи занятий по физической культуре, заявитель нарушила, полностью отдавая в этом отчет, свое обязательство носить одежду, приспособленную для занятий физической культурой.
  83. 39. Кроме того, власти Франции считали, что предложение заявителя носить вместо платка шапку или капюшон само по себе не могло являться доказательством ее желания найти компромиссное решение или вступить в диалог. Колледж, напротив, начал диалог с учащейся до начала и в ходе дисциплинарного разбирательства (запрет был ограничен только занятиями по физической культуре, были проведены многочисленные беседы с преподавателями, предоставлено длительное время для размышления и т.д.). В качестве примера, во время собрания Комиссии по рассмотрению жалоб 17 марта 1999 г. ректор отметил, что "преподаватели, согласившись в конце концов на ношение платка во время занятий, продемонстрировали примирительный подход. Они ожидали, что, со своей стороны, учащаяся подчинится общим правилам, принятым на занятиях по физической культуре..., слова "мы собираемся победить" свидетельствуют об отказе семьи пойти на компромисс и их намерении добиваться своего только в юридическом плане". Кроме нарушения хода занятий по физической культуре и спорту компетентные органы могли обоснованно опасаться, что такое поведение нарушит порядок в колледже и помешает нормальному функционированию учреждения государственного образования. Административный суд г. Кана также отметил, что ее поведение создало общую атмосферу напряженности в учебном заведении.
  84. 40. Помимо этого, власти Франции отметили влияние такого поведения на других учащихся в классе заявителя, которой в то время было только 11 лет. В связи с этим власти Франции ссылались на дело "Дахлаб против Швейцарии" (Dahlab v. Switzerland) (см. Постановление Европейского суда, жалоба N 42393/98, ECHR 2001-V), в котором Европейский суд отметил трудность в оценке влияния, которое такой мощный внешний символ, как ношение платка, может оказать на свободу совести и религию маленьких детей, легко поддающихся влиянию, а также его эффект прозелитизма, хотя в данном деле платок носила преподаватель, а не учащаяся, и возраст детей был от четырех до восьми лет.
  85. 41. Наконец, власти Франции отметили, что, как и в деле "Лейла Шахин против Турции" (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда, § 120), правила, оспоренные заявителем, явились плодом широких дебатов во французском обществе и образовательных кругах. Кроме того, их выполнение осуществлялось компетентными органами (посредством циркуляров и внутренних регламентов) и сопровождалось выработкой судебной практики в этой области.
  86. 42. Власти Франции пришли к выводу, что поведение заявителя вышло за пределы права проявлять свои религиозные убеждения в учебном заведении и что в связи с этим принятые меры являлись соразмерными преследуемой цели и необходимыми в демократическом обществе.
  87. 2. Заявитель
  88. 43. Заявитель не согласилась с доводами властей Франции. Прежде всего, она утверждала, что оспариваемое вмешательство не было предусмотрено законом. По существу, речь шла о заключении Государственного Совета Франции, министерских циркулярах, судебных решениях, вынесенных на основании сложившейся судебной практики, и ни один из этих документов не имеет статус закона или нормативного акта во французском праве в том смысле, что они не обязывали суды, применяющие закон. Заявитель подчеркнула, что личные свободы, особенно свобода совести, являются основными свободами, осуществление которых может быть ограничено только на основании актов, имеющих, как минимум, статус нормативного акта, и что власти Франции, полностью осознавая этот пробел в законодательстве, сочли необходимым принять Закон от 15 марта 2004 г.
  89. 44. Далее заявитель утверждала, что оспариваемые ограничения не преследовали законную цель, необходимую в демократическом обществе. Вопреки тому, что утверждали власти Франции, заявитель указала, что она не нарушала своей обязанности быть прилежной, а столкнулась с отказом преподавателя дать ей возможность присутствовать на занятиях. Когда она предложила заменить платок шапкой или капюшоном, ей по-прежнему было отказано в разрешении посещать занятия спортом. Преподаватель отказал заявителю в праве участвовать в занятиях, ссылаясь на ее безопасность. Однако когда преподавателя спросили на дисциплинарном совете, каким образом ношение платка или шапки на проводимых им занятиях угрожает безопасности ребенка, он отказался ответить на поставленный вопрос. Власти Франции не представили объяснения по этому вопросу. Кроме того, заявитель указала, что ношение платка вызвало забастовку со стороны некоторых преподавателей учебного заведения под предлогом защиты принципа светскости и что эти же преподаватели явились причиной возникновения волнений и беспорядков, а ни в коем случае не поведение заявителя, которая ни в какой форме не способствовала прозелитизму.
  90. 45. Заявитель пришла к выводу, что ее исключение, основанное на ношении платка, является нарушением ее свободы вероисповедания, которое не соответствует критериям, установленным в пункте 2 статьи 9 Конвенции.
  91. B. Мнение Европейского суда
  92. 1. Приемлемость жалобы
  93. 46. Европейский суд пришел к выводу, что данная часть жалобы заявителя не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее он отметил, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Таким образом, данная часть жалобы должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.
  94. 2. Существо жалобы
  95. 47. Европейский суд напомнил, что в соответствии с его прецедентной практикой решение носить платок может рассматриваться как "мотивированное или вдохновленное религией или верой" (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Лейла Шахин против Турции", § 78).
  96. 48. Европейский суд счел, что в настоящем деле запрет на ношение платка на занятиях по физической культуре и спору и окончательное исключение заявителя из учебного заведения в связи с отказом его снять рассматривается как "ограничение" осуществления заявителем ее права на свободу вероисповедания, как это было признано сторонами. Подобное вмешательство является нарушением Конвенции, если оно не отвечает требованиям пункта 2 статьи 9 Конвенции. Таким образом, следует определить, было ли оно "предусмотрено законом", преследовало одну или несколько законных целей с точки зрения указанного пункта и было ли оно "необходимо в демократическом обществе" для их достижения.
  97. a) "Предусмотрено законом"
  98. 49. Европейский суд напомнил, что слова "предусмотрено законом" требуют, чтобы оспариваемая мера имела основание в национальном праве, а также относятся к качеству такого законодательства, которое должно быть доступно соответствующим лицам и сформулировано достаточно четко, чтобы позволить им предвидеть в разумной степени при соответствующих обстоятельствах те последствия, которые может повлечь его определенное действие (см., среди прочих прецедентов, Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Маестри против Италии" (Maestri v. Italy), жалоба N 39748/98, § 30, ECHR 2004-I).
  99. 50. На момент происходивших событий ни одним из положений законодательства не был прямо предусмотрен запрет на ношение платка во время занятий по физической культуре. Действительно, обстоятельства настоящего дела предшествовали принятию Закона от 15 марта 2004 г. N 2004-228, регулирующего, в соответствии с принципом светскости, ношение знаков или одежды, свидетельствующих о религиозной принадлежности в государственных учебных заведениях. В связи с этим следует рассмотреть вопрос о законном основании оспариваемой санкции.
  100. 51. В настоящем деле Европейский суд отметил, что национальные власти оправдали эти меры сочетанием трех элементов, которыми являются обязанность прилежания, требования безопасности и необходимость иметь одежду, совместимую с осуществлением спортивных занятий. Эти элементы имеют основания в законодательной и нормативной базе, внутренних документах (циркуляры, служебные записки, внутренний регламент), а также решениях Государственного Совета Франции. Таким образом, Европейский суд должен установить, являлось ли сочетание этих различных элементов достаточным для того, чтобы являться законным основанием.
  101. 52. Согласно установившейся прецедентной практике Европейского суда понятие "закон" должно пониматься в его "сущностном", а не "формальном" смысле. Следовательно, он включает в себя как писаное право, так и акты более низкой категории, чем закон (см., в частности, Постановление Европейского суда по делу "Де Вильде, Оомс и Версип против Бельгии" (De Wilde, Ooms and Versyp v. Belgium) от 18 июня 1971 г., § 93, Series A, N 12), а также судебную правоприменительную практику (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского суда по делу "Крюслен против Франции" (Kruslin v. France) от 24 апреля 1990 г., § 29, Series A, N 176-A).
  102. 53. В связи с этим следует рассмотреть вопрос на основании этих различных источников и, в частности, соответствующей судебной практики.
  103. 54. Что касается довода заявителя о том, что личные свободы, в частности, свобода вероисповедания, могут быть ограничены только правовыми нормами, имеющими статус нормативных, Европейский суд напомнил, что в его задачу не входит высказываться о правильности методов, избранных законодателем государства-ответчика для регулирования в указанной области; его роль сводится к определению того, соответствовали ли выбранные методы и последствия их применения положениям Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Лейла Шахин против Турции", § 94).
  104. 55. В связи с этим отмечено, что такие положения законодательства существовали и заключались, в частности, в статье 10 Закона об образовании от 10 июля 1989 г., действовавшего на момент происходивших событий (кодифицирована в статьи L.511-1 и L.511-2 Кодекса об образовании Франции), поскольку данная статья предусматривала, что "в колледжах и лицеях учащиеся располагают свободой информации и свободой выражения мнения при соблюдении принципа плюрализма и нейтралитета", и что "осуществление этих свобод не может наносить ущерб образовательной деятельности". В этой же статье предусмотрено, что учащиеся обязаны быть прилежными и соблюдать правила функционирования и коллективной жизни учебных заведений. Статья 3-5 Указа от 30 августа 1985 г. уточняет, в чем состоит обязанность быть прилежным.
  105. 56. Затем с учетом, в частности, этого документа Государственный Совет Франции в своем Заключении от 27 ноября 1989 г. определил правовые рамки ношения религиозных знаков в учебных заведениях. В этом заключении Государственный Совет Франции утвердил принцип свободы учащихся носить такие знаки в учебных заведениях, однако также определил условия ношениях таких знаков, чтобы это соответствовало принципу светскости. В частности, было отмечено, что право учащихся выражать и проявлять свои религиозные убеждения в учебных заведениях не может наносить вред образовательной деятельности, содержанию программ и обязательству прилежания, подвергать опасности их здоровье и безопасность, нарушать образовательный процесс и воспитательную работу преподавателей и, наконец, порядок в учебном заведении или мешать нормальному функционированию учебного заведения. Далее Государственный Совет Франции предоставил учебным заведениям право определить в их внутренних регламентах порядок применения установленных принципов. Наконец, он указал, что органам, обладающим административной властью, надлежит определить, нарушает ли ношение учащимися религиозных знаков этот порядок и может ли такое нарушение оправдать дисциплинарные санкции, среди которых может фигурировать исключение из учебного заведения. Министерские циркуляры 1989 и 1994 годов также содержали указания руководителям учебных заведений относительно исполнения их дисциплинарных полномочий по этому поводу. Внутренний регламент колледжа Флер в ясных выражениях предусматривал запрет "заметных знаков, которые сами по себе содержат элементы прозелитизма или дискриминации".
  106. 57. В отношении применения на практике соответствующими органами власти этих принципов может быть замечено некоторое различие в обращении между учащимися учебных заведений, поскольку принципы, утвержденные Государственным Советом Франции, предлагают руководителям учебных заведений давать свою оценку в каждом конкретном случае. В связи с этим Европейский суд напомнил, что объем понятия предвидения в значительной степени зависит от содержания рассматриваемого документа, сферы его применения, количества и правового статуса тех, кому он адресован. Необходимо также учитывать, что, как бы четко ни была составлена правовая норма, ее применение затрагивает неизбежный элемент судебного толкования, поскольку всегда будет иметь место необходимость разъяснения вызывающих сомнение вопросов и адаптации к конкретным обстоятельствам. Наличие сомнения в отношении пограничных фактов само по себе не делает правовую норму непредвиденной в ее применении. Подобным же образом тот факт, что такая правовая норма может иметь более чем одно толкование, не означает, что она не соответствует требованию предвидения по смыслу Конвенции. Возложенная на суды роль по вынесению судебного решения заключается непосредственно в том, чтобы разъяснять такие интерпретационные сомнения, которые до сих пор имеют место, с учетом постоянных изменений в повседневной практике (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Горжелик и другие против Польши" (Gorzelik and Others v. Poland), жалоба N 44158/98, § 65, ECHR 2004-I).
  107. 58. В свете сложившейся судебной практики национальных судов Европейский суд отметил, что, несмотря на индивидуальный подход на местах, административный суд, осуществляя свой контроль за решениями дисциплинарных властей, неукоснительно применял принципы, установленные в заключении 1989 года. Таким образом, он неуклонно утверждал дисциплинарные санкции, основанные на обязанности быть прилежным, в связи с отказом учащегося снять платок во время занятий по физической культуре и спорту или отказом посещать такие занятия (см. выше § 29). Поэтому в настоящем деле применена сложившаяся судебная практика в этой области.
  108. 59. При этих обстоятельствах Европейский суд пришел к выводу, что оспариваемое вмешательство имело достаточную правовую основу в национальном законодательстве. Соответствующие нормы являлись доступными, поскольку большая их часть регулярно издавалась и подтверждалась практикой Государственного Совета Франции. Кроме того, Европейский суд отметил, что, подписывая внутренний регламент при ее зачислении в колледж, заявитель ознакомилась с содержанием указанных правил и обязалась выполнять их с согласия своих родителей (см. Решение Европейского суда по делу "Кезе и другие против Турции" (\{Kose\} and Others v. Turkey), жалоба N 26625/02, ECHR 2006). Следовательно, Европейский суд счел, что заявитель могла в разумной степени предвидеть, что на момент событий отказ снять платок во время занятий по физкультуре и спорту может стать причиной ее исключения из учебного заведения в связи с отсутствием прилежания. Таким образом, вмешательство может быть расценено как "предусмотренное законом".
  109. b) Законная цель
  110. 60. С учетом обстоятельств дела и мотивировки решений национальных судов Европейский суд может допустить, что оспариваемое вмешательство по сути преследовало законную цель, которой является защита прав и свобод других лиц и защита общественного порядка.
  111. c) "Необходимо в демократическом обществе"
  112. 61. Европейский суд напомнил, что свобода вероисповедания, прежде всего, является делом совести каждого человека и предполагает, inter alia, свободу исповедовать свою религию как индивидуально, так и сообща с другими, публичным образом или частным. Статья 9 Конвенции перечисляет различные формы, которые может принимать исповедание религии или убеждений, а именно: богослужение, обучение, отправление религиозных и культовых обрядов. Вместе с тем статья 9 Конвенции не защищает любое действие, мотивированное или вдохновленное религией или убеждениями, и не всегда гарантирует право вести себя так, как предписано религиозными убеждениями (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Лейла Шахин против Турции", § 105 и 121).
  113. 62. Далее Европейский суд установил, что в демократическом обществе, население которого исповедует несколько религий, может возникнуть необходимость в ограничении свободы религии, чтобы примирить интересы различных групп и обеспечить уважение убеждений каждого человека (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Лейла Шахин против Турции", § 106). Европейский суд часто подчеркивал роль государства как нейтрального и беспристрастного организатора исповедания различных религий, веры и убеждений и отмечал, что эта роль государства ведет к религиозной гармонии и терпимости в демократическом обществе. Европейский суд также счел, что обязанность государства быть нейтральным и беспристрастным не соответствует присвоению государством полномочий по оценке законности религиозных убеждений или способов выражения этих убеждений (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Лейла Шахин против Турции", § 107). Плюрализм и демократия также должны основываться на диалоге и духе компромисса, предполагаемых в обязательном порядке со стороны людей, представляющих различные концессии и оправдываемых целями поддержания и продвижения идеалов и ценностей демократического общества.
  114. 63. Когда затрагиваются вопросы, касающиеся отношений государства и религий, мнения о них в демократическом обществе могут существенно различаться, и особое значение здесь следует придавать роли национального органа исполнительной власти. Это, в частности, относится к случаям, когда речь идет о регулировании ношения религиозных символов в образовательных учреждениях. Подходы к решению этого вопросы в Европе различны. Соответственно, правила в этой сфере могут варьироваться в каждой стране в соответствии с национальными традициями и требованиями, вызванными необходимостью защиты прав и свобод других лиц и поддержания общественного порядка (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Лейла Шахин против Турции", § 108 - 109).
  115. 64. Европейский суд также напомнил, что государство может ограничить свободу проявления религии, например, ношение мусульманского платка, если осуществление этой свободы противоречит цели защиты прав и свобод других лиц, общественного порядка и безопасности (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Лейла Шахин против Турции", § 111; и Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Рефах партиси" (Партия благоденствия) и другие против Турции" (Refah Partisi (the Welfare Party) and Others v. Turkey), жалобы N 41340/98, 41342/98, 41343/98 и 41344/98, § 92, ECHR 2003-II). Так, требование от мотоциклиста, сикха, носящего тюрбан, на ношение защитного шлема представляет собой необходимую меру безопасности, и любое вмешательство в осуществление права заявителя на свободу религии оправдано защитой здоровья (см. Решение Европейской комиссии по делу "Х. против Соединенного Королевства" (X. v. the United Kingdom) от 12 июля 1978 г., жалоба N 7992/77, Decisions and Reports (DR) 14, p. 234). Точно так же контроль за безопасностью в аэропортах (см. Решение Европейского суда по делу "Фулл против Франции" (Phull v. France) от 11 января 2005 г., жалоба N 35753/03, ECHR 2005-I) или при входе в консульские учреждения (см., Решение Европейского суда по делу "Эль-Морсли против Франции" (El Morsli v. France) от 4 марта 2008 г., жалоба N 15585/06, ECHR 2008), включающий в себя требование снять тюрбан или платок для того, чтобы подвергнуться таким проверкам, не является несоразмерным вмешательством в осуществление права на свободу религии. Также не является несоразмерным вмешательством установление правил, касающихся формы одежды студентов, или достаточно длительный отказ административных органов в выдаче диплома в связи с невыполнением данных правил (в данном случае студентка, носящая исламский платок, должна была сфотографироваться для документа с непокрытой головой) с учетом требований светской университетской системы (см. Решение Европейской комиссии по делу "Карадуман против Турции" (Karaduman v. Turkey) от 3 мая 1993 г., жалоба N 16278/90, DR 74, p. 93). В упоминавшемся выше Постановлении по делу "Дахлаб против Швейцарии" Европейский суд счел, что запрет учительнице начальных классов носить платок во время проведения занятий являлся "необходимым в демократическом обществе" с учетом, в частности, того факта, что светский характер, который предполагает поддержание религиозного нейтралитета в учебных заведениях, является принципом, установленным в Конституции кантона Женева (Geneva). Европейский суд подчеркнул, что ношение платка представляло собой "мощный внешний символ", и задался вопросом, оказывало ли ношение платка эффект обращения в мусульманскую веру с учетом того, что оно являлось религиозной обязанностью женщин, которую трудно примирить с принципом равенства полов.
  116. 65. В частности, в делах "Лейла Шахин против Турции" и "Кезе и другие против Турции" Европейский суд рассмотрел жалобы, в основании которых лежат обстоятельства, подобные обстоятельствам настоящего дела, и сделал вывод об отсутствии нарушения положения Конвенции, в частности, приняв во внимание принцип светскости.
  117. 66. В деле "Лейла Шахин против Турции", проанализировав ситуацию в Турции, Европейский суд отметил, что Республика была образована как светское государство, принцип светскости приобрел конституционный статус; что конституционная система придавала первостепенное значение защите прав женщин; что большинство населения страны было мусульманами; и что для тех, кто принял принцип светскости, исламская косынка стала символом политического ислама, имеющего растущее влияние. Европейский суд счел, что светскость, несомненно, является одним из основополагающих принципов государства, соответствующим принципу верховенства закона и уважения прав человека и демократии. Европейский суд также установил, что светскость в Турции является гарантом демократических ценностей и принципов нерушимости свободы религии и равенства, целью которого также является защита лица не только от произвольного вмешательства государства, но и от внешнего давления со стороны экстремистских движений, и что свобода исповедовать свою религию может быть ограничена для защиты этих ценностей. Из этого Европейский суд сделал вывод, что такое понимание принципа светскости соответствует основополагающим ценностям Конвенции и его реализация может рассматриваться как необходимая для защиты демократической системы в Турции (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Лейла Шахин против Турции", § 114).
  118. 67. В деле "Кезе и другие против Турции" Европейский суд также счел ясными и совершенно законными принципы светскости и нейтралитета школы, а также соблюдение принципа плюрализма, чтобы оправдать отказ в доступе к занятиям учащимся с покрытой головой в связи с отказом последних не носить исламский платок в школьном учреждении несмотря на правила, существующие по этому вопросу.
  119. 68. Применив все эти принципы и устоявшееся прецедентное право по настоящему делу, Европейский суд счел, что национальные власти оправдали запрет на ношение платка во время занятий по физической культуре соблюдением внутренних правил учебного заведения, такие, как нормы безопасности, гигиены и прилежания, которые применялись ко всем учащимся без различия. Кроме того, суды отметили, что, отказавшись снять платок, заявитель превысила пределы осуществления права выражать и проявлять религиозные убеждения в учебном заведении.
  120. 69. Вместе с тем Европейский суд отметил, что в более широком плане цель такого ограничения в проявлении религиозных убеждений состояла в том, чтобы придерживаться требований светскости в государственных образовательных учреждениях, как это установлено Государственным Советом Франции в Заключении от 27 ноября 1989 г., последующей судебной практикой и различными министерскими циркулярами, выпущенными по этому поводу.
  121. 70. Далее Европейский суд отметил, что из этих различных источников следует, что ношение религиозных знаков само по себе не является несовместимым с принципом светского характера школьного образования, однако становится таким в соответствии с условиями, при которых их носили, и последствиями, которые могло иметь их ношение.
  122. 71. В связи с этим Европейский суд напомнил, что он уже высказывался о том, что национальным властям в пределах их усмотрения, которыми они пользуются, надлежит с большой тщательностью следить за тем, чтобы в соответствии с принципом плюрализма и свободы других лиц проявление учащимися своих религиозных убеждений в учебном заведении не превратилось в показной акт, который может стать источником давления и исключения (см. упоминавшееся выше Решение Европейского суда по делу "Кезе и другие против Турции"). По мнению Европейского суда, этому отвечает концепция французской модели светского характера образования.
  123. 72. Европейский суд также отметил, что во Франции, как и в Турции и Швейцарии, светскость является конституционным принципом, который лежит в основе Республики, которого придерживается все население и защита которого имеет первостепенное значение, в частности, в школе. Европейский суд напомнил, что поведение, не уважающее этот принцип, не обязательно будет признаваться защищенным свободой проявлять свою религию и имеющим защиту в соответствии со статьей 9 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Рефах партиси" (Партия благоденствия) и другие против Турции", § 93). С учетом пределов усмотрения, которые предоставлены государствам-членам при установлении деликатных отношений между государством и Церковью, свобода религии, признанная таким образом и ограниченная требованиями светскости, представляется законной с точки зрения основополагающих ценностей Конвенции.
  124. 73. В настоящем деле Европейский суд счел, что пояснения национальных властей о том, что ношение головного убора, такого, как исламский платок, несовместимо со спортивными занятиями из соображений безопасности и гигиены, не является лишенным оснований. Европейский суд признал, что вынесенное наказание является только следствием отказа заявителя придерживаться правил, которые существуют в учебном заведении и о которых она была полностью информирована, а не ее религиозных убеждений, как утверждала заявитель.
  125. 74. Европейский суд также отметил, что дисциплинарное разбирательство в отношении заявителя соответствовало требованию взвешивать различные затрагиваемые интересы. Во-первых, до возбуждения разбирательства заявитель семь раз отказалась снять платок во время занятий по физической культуре, несмотря на неоднократные требования и объяснения преподавателя. Затем согласно информации, предоставленной властями Франции, компетентные органы в течение длительного времени безуспешно пытались вступить в диалог с заявителем, и ей было предоставлено время для размышления, продленное впоследствии. Кроме того, запрет ограничивался занятиями по физической культуре, поэтому он не может быть расценен как запрет stricto sensu (см. упоминавшееся выше Решение Европейского суда по делу "Кезе и другие против Турции"). В то же время из обстоятельств дела следует, что эти инциденты создали общую атмосферу напряженности в учебном заведении. Наконец, как также представляется, это дисциплинарное разбирательство было обеспечено гарантиями (принцип законности и судебный контроль), которые могли защитить интересы учащихся (см., mutatis mutandis, упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Лейла Шахин против Турции", § 159).
  126. 75. Что касается выбора более строгого наказания, следует напомнить, что в отношении того, как должно обеспечиваться соблюдение внутренних правил, Европейский суд не должен подменять своим мнением точку зрения дисциплинарных властей, которые, находясь в непосредственном и постоянном контакте с образовательным сообществом, находятся в лучшем положении для того, чтобы оценивать местные потребности и условия или требования конкретного учебного заведения (mutatis mutandis, Постановление Европейского суда по делу "Валсамис против Греции" (Valsamis v. Greece) от 18 декабря 1996 г., § 32, Reports of Judgments and Decisions 1996-VI). В отношении предложения заявителя заменить платок на шапку, кроме того, что Европейскому Суду сложно оценить, являлось ли ношение такой одежды совместимо с занятиями спортом, решение вопроса о том, проявила ли учащаяся желание найти компромиссное решение, как она это утверждала, или, напротив, она превысила пределы права выражать и проявлять свои религиозные убеждения в учебном заведении, как на этом настаивают власти Франции, что противоречит принципу светского характера, полностью относится к пределам усмотрения государства в этой области.
  127. 76. С учетом изложенного Европейский суд счел, что наказание в виде окончательного исключения не являлось несоразмерным, и установил, что заявитель имела возможность продолжить свое обучение в учреждении дистанционного (заочного) образования. Следовательно, религиозные убеждения заявителя были полностью учтены с точки зрения защиты прав и свобод других лиц и общественного порядка. Также ясно, что именно эти требования, а не возражения против религиозных убеждений заявителя, лежали в основе оспариваемого решения (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Дахлаб против Швейцарии").
  128. 77. Таким образом, принимая во внимание обстоятельства дела и учитывая пределы усмотрения, которыми пользуются государства в этой области, Европейский суд пришел к выводу, что оспариваемое вмешательство являлось, в принципе, оправданным и соразмерным преследуемой цели.
  129. 78. Следовательно, нарушение статьи 9 Конвенции места не имело.
  130. II. Предполагаемое нарушение статьи 2

  131. Протокола N 1 к Конвенции
  132. 79. Заявитель утверждала, что она была лишена своего права на образование по смыслу первого предложения статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции, которая гласит:
  133. "Никому не может быть отказано в праве на образование...".
  134. 80. Во-первых, власти Франции сочли, что заявитель не исчерпала внутригосударственных средств правовой защиты, поскольку она не подавала жалобу на это в какой-либо национальный суд. Во-вторых, они отметили, что оспариваемая мера по сути не затронула само право на образование в связи с тем, что заявитель смогла продолжить свое обучение, несмотря на исключение.
  135. 81. Заявитель считала, что была лишена своего права на образование, поскольку она должна была продолжить обучение в заочной форме, в то время как санкция основывалась на обязательстве быть прилежной, которое она не стремилась обойти.
  136. 82. Европейский суд отметил, что данная часть жалобы связана с частью жалобы, рассмотренной выше, и, следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.
  137. 83. Европейский суд напомнил, что право на образование, в принципе, не исключает применения дисциплинарных мер, включая меры в виде временного или окончательного исключения из учебного заведения с целью обеспечения выполнения внутренних правил учебного заведения. Применение дисциплинарных санкций является одним из средств, с помощью которого школа старается достичь выполнения поставленных перед ней задач, в том числе развитие и формирование характера и сознания учащихся (см., inter alia, Постановление Европейского суда по делу "Кэмпбелл и Козанс против Соединенного Королевства" (Campbell and Cosans v. the United Kingdom) от 25 февраля 1982 г., § 33, Series A, N 48; см. также в отношении исключения учащегося из военной школы - Решение Европейской комиссии по делу "Янашик против Турции" (Yanasik v. Turkey) от 6 января 1993 г., жалоба N 14524/89, DR 74, p. 14; или исключения студента за мошенничество - Решение Европейской комиссии по делу "Шулак против Турции" (Sulak v. Turkey) от 17 января 1996 г., жалоба N 24515/94, DR 84-B, p. 98).
  138. 84. В настоящем деле Европейский суд счел, что не возникает отдельного вопроса в свете положения Конвенции, на которое ссылалась заявитель. Соответствующие обстоятельства являются теми же, что и рассматриваемые по части жалобы, поданной на основании статьи 9 Конвенции. Следовательно, нет необходимости рассматривать часть жалобы, поданной на основании статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции.
  139. НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
  140. 1) объявил жалобу приемлемой для рассмотрения по существу;
  141. 2) постановил, что нарушение статьи 9 Конвенции места не имело;
  142. 3) постановил, что нет необходимости рассматривать часть жалобы, поданной на основании статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции.
  143. Совершено на английском и французском языках, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 4 декабря 2008 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
  144. Председатель Палаты
  145. Пер ЛОРЕНСЕН
  146. Секретарь Секции Суда
  147. Клаудиа ВЕСТЕРДИЙК
  148. EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
  149. FIFTH SECTION
  150. CASE OF DOGRU v. FRANCE
  151. (Application No. 27058/05)
  152. JUDGMENT <*>
  153. (Strasbourg, 4.XII.2008)
  154. FINAL
  155. (4.III.2009)
  156. --------------------------------
    <*> This judgment may be subject to editorial revision.

  157. In the case of Dogru v. France,
  158. The European Court of Human Rights (Fifth Section), sitting as a Chamber composed of:
  159. Peer Lorenzen, President,
  160. Jean-Paul Costa,
  161. Karel Jungwiert,
  162. Volodymyr Butkevych,
  163. Renate Jaeger,
  164. Mark Villiger,
  165. Isabelle \{Berro-Lefevre\}, judges,
  166. and Claudia Westerdiek, Section Registrar,
  167. Having deliberated in private on 13 November 2008,
  168. Delivers the following judgment, which was adopted on that date:
  169. PROCEDURE
  170. 1. The case originated in an application (No. 27058/05) against the French Republic lodged with the Court under Article 34 of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention") by a French national, Ms Belgin Dogru ("the applicant"), on 22 July 2005.
  171. 2. The applicant, who was granted legal aid, was represented by Mr M. Bono, a lawyer practising in La \{Ferte-Mace\}. The French Government ("the Government") were represented by their Agent, Mrs E. Belliard, Director of Legal Affairs at the Ministry of Foreign Affairs.
  172. 3. The applicant alleged a violation of her right to religious freedom and her right to education guaranteed by Article 9 of the Convention and Article 2 of Protocol No. 1 respectively.
  173. 4. On 7 November 2006 the Court decided to communicate the application to the Government. It was also decided to examine the admissibility and merits of the case at the same time (Article 29 § 3 of the Convention).
  174. THE FACTS
  175. I. THE CIRCUMSTANCES OF THE CASE
  176. 5. The applicant was born in 1987 and lives in Flers.
  177. 6. The applicant, a Muslim aged eleven at the material time, was enrolled in the first year of a state secondary school in Flers for the academic year 1998 - 1999. From January 1999 onwards she wore a headscarf to school.
  178. 7. On seven occasions in January 1999 the applicant went to physical education and sports classes wearing her headscarf and refused to take it off despite repeated requests to do so by her teacher, who explained that wearing a headscarf was incompatible with physical education classes. The teacher sent two reports to the headmaster dated 22 January and 8 February 1999.
  179. 8. At a meeting on 11 February 1999 the school's pupil discipline committee decided to expel the applicant from the school for breaching the duty of assiduity by failing to participate actively in physical education and sports classes.
  180. 9. The applicant's parents appealed against that decision to the appeal panel.
  181. 10. In a decision of 17 March 1999 the Director of Education for Caen upheld the decision of the school's pupil discipline committee, after obtaining the opinion of the appeal panel which was based on four grounds:
  182. i) the duty of assiduity (as defined in section 10 of the Education (General Principles) Act - Law No. 89-486 of 10 July 1989; Article 3-5 of Decree No. 85-924 of 30 August 1985 on Local State Schools; and the school's internal rules);
  183. ii) the provisions of the school's internal rules stipulating that pupils must wear clothing that "complies with the health and safety rules" and attend physical education and sports classes in their sports clothes;
  184. iii) a memorandum (No. 94-116 of 9 March 1994) on pupils' safety during school activities, which specified that "rigorous compliance with the rules governing teaching staff's liability shall not eclipse the very broad personal discretion left to the individual teacher when dealing with actual concrete situations" and that "while managing his or her class the teacher must be capable of identifying and putting a stop to any behaviour on the part of pupils - other than sudden or unforeseeable conduct - that may present a danger";
  185. iv) a decision of the Conseil d'Etat dated 10 March 1995 in which it had held that wearing a headscarf as a sign of religious affiliation was incompatible with the proper conduct of physical education and sports classes.
  186. 11. The applicant indicated that she subsequently took correspondence courses in order to continue her school studies.
  187. 12. On 28 April 1999 the applicant's parents, acting on their own behalf and as their minor daughter's legal guardians, applied to the Caen Administrative Court to have the decision of the Director of Education set aside.
  188. 13. On 5 October 1999 the court rejected their application. It considered that, by attending physical education and sports classes in dress that would not enable her to take part in the classes in question, the applicant had failed to comply with the duty to attend classes regularly. It also found that the applicant's attitude had created an atmosphere of tension within the school and that on the basis of all the factors involved her expulsion from the school had been justified, regardless of the proposal she had made at the end of January to wear a hat instead of her headscarf.
  189. 14. The applicant's parents appealed against that judgment. On 31 July 2003 the Nantes Administrative Court of Appeal dismissed their appeal, on the same grounds as the lower court, finding that the applicant, by behaving as she had done, had overstepped the limits of the right to express and manifest her religious beliefs on the school premises.
  190. 15. The applicant's parents lodged an appeal on points of law with the Conseil d'Etat, relying, inter alia, on their daughter's right to freedom of conscience and expression.
  191. 16. On 29 December 2004 the Conseil d'Etat declared the appeal inadmissible.
  192. II. Relevant domestic law and practice
  193. A. The concept of secularism in France
  194. 17. In France, the exercise of religious freedom in public society, and more particularly the issue of wearing religious signs at school, is directly linked to the principle of secularism on which the French Republic was founded.
  195. 18. Arising out of a long French tradition, the concept of secularism has its origins in the Declaration of the Rights of Man and of the Citizen of 1789, Article 10 of which provides that "No one shall be disquieted on account of his opinions, including his religious views, provided their manifestation does not disturb the public order established by law." It also appears in the key Education Acts of 1882 and 1886, which introduced state primary education on a compulsory and secular basis. The real keystone of French secularism, however, is the Act of 9 December 1905, known as the Law on the Separation between Church and State, which marked the end of a long conflict between the republicans, born of the French Revolution, and the Catholic Church. Section 1 provides: "The Republic shall ensure the freedom of conscience. It shall guarantee free participation in religious worship, subject only to the restrictions laid down hereinafter in the interest of public order." The principle of separation is affirmed in section 2 of the Act: "the Republic may not recognise, pay stipends to or subsidise any religious denomination." A number of consequences flow from this "secular pact" both for public services and users. It implies an acknowledgement of religious pluralism and State neutrality towards religions. In return for protection of his or her freedom of religion, the citizen must respect the public arena that is shared by all. The principle was then enshrined in the Preamble to the Constitution of 27 October 1946, which has had constitutional status since a decision of the Constitutional Council of 15 January 1975, which states: "The Nation guarantees equal access for children and adults to instruction, vocational training and culture. The provision of free, public and secular education at all levels is a duty of the State." Lastly, the principle acquired actual constitutional status in Article 1 of the Constitution of 4 October 1958, which provides: "France shall be an indivisible, secular, democratic and social Republic. It shall ensure the equality of all citizens before the law, without distinction of origin, race or religion. It shall respect all beliefs."
  196. 19. From the 1980s the French secular model was confronted with the integration of Muslims into society, particularly in schools.
  197. 20. The year 1989 saw the first of the "Islamic headscarf" cases. At the beginning of the school year a number of incidents occurred in secondary schools and in particular in Creil Lower Secondary School, in the \{departement\} of the Oise, when three pupils were suspended for refusing to remove their headscarf despite being requested to do so by the teaching staff and the principal of the school. The case quickly became a highly topical issue. As there was no clear legal answer, and in accordance with a request from the Minister for Education, the Conseil d'Etat, in an advisory opinion of 27 November 1989 (see paragraph 26 below), stated the position that should be adopted when pupils manifested their religion.
  198. 21. Some ten years later more and more issues relating to the headscarf had arisen and the advisory opinion does not appear to have provided a lasting solution to the difficulties. According to a report prepared for the Minister for Education in July 2005, "the matter appears to have taken on considerable proportions because having started with three headscarves in Creil in 1989, the Minister referred to 3,000 such cases when addressing the Senate in 1994 <*>." In France, the troubles have given rise to various forms of collective mobilisation regarding the question of the place of Islam in Republican society. It is in this context that, on 1 July 2003, the President of the Republic instructed a commission to study the application of the principle of secularism in the Republic. That commission, known as the "Stasi commission", after the name of its chairman, produced a report for the President of the Republic on 11 December 2003. The picture it presented of the threat to secularism bordered on the alarming. It said
  199. --------------------------------
    <*> See the report of the National Education Inspectorate, submitted to the Minister in July 2005: "Application of the Act of 15 March 2004".

  200. "instances of behaviour and conduct that run counter to the principle of secularism are on in the increase, particularly in public society.... The reasons for the deterioration in the situation... [are the] difficulties in integrating experienced by those who have arrived in France during the past decades, the living conditions in many suburbs of our towns, unemployment, the feeling experienced by many people living in France that they are the subject of discrimination, or are even being driven out of the national community; these people explain that they thus lend an ear to those who incite them to fight what we call the values of the Republic.... In this context it is natural that many of our fellow citizens demand the restoration of Republican authority and especially in schools. It is with these threats in mind and in the light of the values of our Republic that we have formulated the proposals set out in this report.... [Regarding the headscarf, the report states that] for the school community... the visibility of a religious sign is perceived by many as contrary to the role of school, which should remain a neutral forum and a place where the development of critical faculties is encouraged. It also infringes the principles and values that schools are there to teach, in particular, equality between men and women".
  201. 22. It is on the basis of these proposals that the Act of 15 March 2004 was enacted (see paragraph 30 below).
  202. B. Section 10 of the Education (General Principles)
  203. Act (Law No. 89-486 of 10 July 1989 - new Article L.511-1
  204. and 2 of the Education Code)
  205. 23. Section 10 of the Act of 10 July 1989 provides:
  206. "Pupils must comply with the duties inherent in their studies. These include assiduity at school and compliance with the rules and community life of the school.
    In keeping with the principle of respect for pluralism and the principle that State education must be neutral, in lower and upper secondary schools pupils shall have freedom of information and freedom of expression. The exercise of these freedoms shall not interfere with teaching activities."
    C. Decree No. 85-924 of 30 August 1985
    24. Article 3-5 of the Decree of 30 August 1985 concerning local state educational establishments provides:
    "The duty of assiduity referred to in Article L.511-1 of the Education Code requires pupils to adhere to the teaching periods determined in the school timetable. This applies to compulsory classes and to any optional classes in which pupils have enrolled. Pupils shall perform the written and oral work requested of them by their teachers, respect the content of the curriculum and sit any tests that are set them. Pupils cannot refuse to undergo health tests or check-ups organised for them. The school's internal rules shall specify the manner in which this Article is implemented."
    D. The school's internal rules
    25. The internal rules of Jean Monnet Lower Secondary School in force at the material time provided:
    "...
    I c) Attendance.... Any pupil who misses a lesson or study period without prior authorisation or leaves the school grounds without permission shall be punished for serious misconduct;...
    II b) School dress.... All pupils are required to dress discreetly and decently and in accordance with the rules of health and safety.... Discreet signs manifesting the pupil's personal beliefs, such as their religious convictions, shall be accepted in the establishment, but conspicuous signs which are in themselves of proselytising or discriminatory effect shall be prohibited;...
    IV d) All pupils must attend P.E. classes in sports clothes."
    E. The opinion of the Conseil d'Etat (No. 346.893)
    of 27 November 1989
    26. On 27 November 1989, at the request of the Minister for Education, the Conseil d'Etat, sitting in plenary, gave a ruling on the compatibility with the principle of secularism of wearing signs at school indicating affiliation to a religious community. It gave the following opinion:
    "...
    1...
    The principle of secularism in state education, which is one aspect of the secular nature of the State and the principle that all public services must be neutral, requires teachers and the school curriculum to respect both this neutrality and pupils' freedom of conscience. In accordance with the principles laid down in these same laws and with France's international commitments, it prohibits any discrimination in access to education on grounds of a pupil's religious convictions or beliefs.
    The freedom thus conferred on pupils includes the right to express and manifest their religious beliefs on the school premises, in compliance with the requirement of respect for pluralism and the freedom of others, without interfering with teaching activities, the content of the curriculum or the requirement of assiduity.
    The exercise of that freedom can be restricted if it hinders the public education service in the role devolved onto it by the legislation. In addition to providing the means whereby children can acquire a culture and preparing them for professional life and their responsibilities as men and citizens, that role consists of contributing to the development of the pupil's personality, inculcating respect for the individual, his or her origins and differences, and securing and promoting equality between men and women.
    It follows from what has just been said that pupils wearing signs in schools by which they manifest their affiliation to a particular religion is not in itself incompatible with the principle of secularism in so far as it constitutes the exercise of the freedom of expression and manifestation of religious beliefs, but that this freedom should not allow pupils to display signs of religious affiliation, which, inherently, in the circumstances in which they are worn, individually or collectively, or conspicuously or as a means of protest, might constitute a form of pressure, provocation, proselytism or propaganda, undermine the dignity or freedom of the pupil or other members of the educational community, compromise their health or safety, disrupt the conduct of teaching activities and the educational role of the teachers, or, lastly, interfere with order in the school or the normal functioning of the public service.
    2. The wearing of signs of religious affiliation in schools may, if necessary, be subject to rules designed to implement the principles set out above...
    In secondary schools these rules fall within the province of the board of governors of the school which,..., adopts, subject to scrutiny of the lawfulness thereof, the school's internal rules...
    3. The disciplinary authorities shall decide, subject to the scrutiny of the administrative courts, whether the wearing by a pupil, on the premises of a state school or other educational establishment, of a sign of religious affiliation in breach of one of the conditions posited in point 1 of this opinion or the school's internal rules constitutes a breach justifying the institution of disciplinary proceedings and the application, after compliance with the safeguards instituted by such proceedings and the rights of the defence, of one of the penalties provided for in the applicable provisions, one of which may be suspension from the school.
    Suspension from a primary or secondary school is an option, despite the fact that education is compulsory, provided that the child can be educated,..., either in a state school or a freely accessible school or in the family by the parents, or one of them, or any other person of their choice, and, in particular, that the pupil can be enrolled in a state centre for correspondence courses...
    ..."
    F. The ministerial circulars
    27. On 12 December 1989 a circular by the Minister for Education, entitled "Secularism, wearing of religious signs by pupils and compulsory education", was sent to the directors of education, school inspectors and school principals. The relevant parts read as follows:
    "Secularism, a constitutional principle of the Republic, is one of the cornerstones of state education. At school, like anywhere else, an individual's religious beliefs are a matter of individual conscience and therefore free choice. At school, however, where young people mix without any discrimination, the exercise of the freedom of conscience, in keeping with the requirement of respect for pluralism and the principle that the public service shall be neutral, requires that the entire educational community be shielded from any ideological or religious pressure.
    Having regard to a number of recent events, it is my intention, in compliance with the requirement that each and everyone's rights must be respected, to prevent infringements of the principle of secularism...
    The controversies caused by certain young girls of the Islamic faith wearing the headscarf have prompted me, in view of the difficulties of interpretation of the relevant law, to refer the matter to the Conseil d'Etat...
    Where a conflict arises regarding the wearing of religious signs, I would ask you and your teaching staff to adopt the following approach. A dialogue must immediately be sought with the pupil and his or her parents so that, in the interests of the pupil and out of concern for the proper functioning of the school, the pupil agrees to stop wearing the sign(s) in question...
    Accordingly, pupils must refrain from displaying any conspicuous sign, whether in their dress or otherwise, that promotes a religious belief. Any proselytising behaviour that goes beyond mere religious beliefs shall be proscribed...
    A pupil's dress must not in any circumstances prevent him or her from engaging in the normal way in the exercises inherent in physical education and sports classes or tutorials or workshops organised in certain subjects. Likewise, any dress that is liable to hinder the running of a class or the proper conduct of a lesson shall be banned.
    Furthermore, the health and safety requirements shall be unequivocally binding on all pupils. Pupils must dress in such a way that they pose no danger to themselves or others in schools...
    There shall be no interference with any teaching activities, the content of the curriculum or the pupils' duty to attend classes regularly. The freedom of expression conferred on pupils shall not contravene these obligations...
    Pupils must follow all lessons corresponding to their school level.... Accordingly, a pupil cannot in any circumstances refuse to study certain parts of the school curriculum or exempt him or herself from certain lessons...
    Anyone who fails to comply with these obligations shall be liable to penalties."
    28. On 20 September 1994 a further circular by the Minister for Education specified a number of points regarding the wearing of religious signs. The relevant parts were worded as follows:
    "For a number of years now many incidents have been occurring in schools on the occasion of ostentatious demonstrations of affiliation to a particular religion or community.
  207. School principals and teachers have repeatedly expressed their desire for clear instructions...
  208. ...there is an unacceptable presence, in ever growing numbers, of signs so ostentatious that their signification serves precisely to distance certain pupils from the school's common rules of conduct. Such signs are inherently of proselytising effect, especially if certain lessons or disciplines are challenged as a result, pupils' safety is jeopardised or the principle of coexistence at school is undermined.
  209. I therefore ask you to propose to the boards of governors that, when drafting the internal rules, they impose a ban on such conspicuous signs, while remaining mindful that the presence of more discreet signs that merely denote an attachment to a personal belief cannot be subject to the same restrictions, as has been observed by the Conseil d'Etat and in the case-law of the administrative courts."
  210. G. The subsequent case-law of the Conseil d'Etat
  211. 29. Since its opinion of 1989 the Conseil d'Etat has had an opportunity to rule in its judicial capacity and specify the scope of that opinion. It has, for example, annulled the internal rules of schools that have imposed a strict ban on the wearing of any distinctive religious sign in classes or on the school premises on the grounds that the terms used were too general (2 November 1992, No. 130394, Kehrouaa, and 14 March 1994, No. 145656, Melles Yilmaz). Likewise, penalties for merely wearing a headscarf in a school cannot be upheld if it is not established that the behaviour of the pupil in question amounted to an act of pressure or proselytism or interfered with public order in the school (27 November 1996, No. 169522, Mlle Saglamer, and 2 April 1997, No. 173130, \{epoux\} Mehila). The administrative courts have, however, upheld expulsions from school based on failure to comply with the duty of assiduity, such as a pupil's refusal to remove her veil during physical education and sports classes (10 March 1995, No. 159981, \{epoux\} Aoukili, and 20 October 1999, No. 181486, \{Ait\} Ahmad) or refusal to attend such classes (27 November 1996, No. 170209, Chedouane and Wissaadane; No. 170210, Atouf; and 15 January 1997, No. 172937 \{Ait\} Maskour and Others).
  212. 30. On 15 March 2004 Parliament enacted Law No. 2004-228, known as the Law "on secularism", regulating, in accordance with the principle of secularism, the wearing of signs or dress manifesting a religious affiliation in State primary and secondary schools. The legislation inserted a new Article L.141-5-1 in the Education Code which provides:
  213. "In State primary and secondary schools, the wearing of signs or dress by which pupils overtly manifest a religious affiliation is prohibited.
    The school rules shall state that the institution of disciplinary proceedings shall be preceded by dialogue with the pupil."
    31. As indicated in the circular of 18 May 2004, that Act concerns only "... signs..., such as the Islamic headscarf, however named, the kippa or a cross that is manifestly oversized, which make the wearer's religious affiliation immediately identifiable."
    32. According to the report on the application of the Law (see paragraph 21 above), a total of 639 religious signs were recorded in 2004 - 2005. That total of 639 is less than 50% of the signs recorded the year before. In 96 cases pupils opted for alternative solutions to the pupil discipline committee (enrolment in a private school, correspondence classes) and in 47 cases the pupil was suspended. The report states that the remaining pupils decided to remove the religious sign in question. At the start of the school year 2005 - 2006, no incident of note was recorded. It has not, however, been possible to obtain relevant official statistics for the school years after 2004.
    THE LAW
    I. Alleged violation of Article 9 of the Convention
    33. The applicant complained of an infringement of her right to manifest her religion within the meaning of Article 9 of the Convention, which reads as follows:
    "1. Everyone has the right to freedom of thought, conscience and religion; this right includes freedom to change his religion or belief and freedom, either alone or in community with others and in public or private, to manifest his religion or belief, in worship, teaching, practice and observance.
    2. Freedom to manifest one's religion or beliefs shall be subject only to such limitations as are prescribed by law and are necessary in a democratic society in the interests of public safety, for the protection of public order, health or morals, or for the protection of the rights and freedoms of others."
    A. The parties' submissions
    1. The Government
    34. The Government acknowledged that the restrictions imposed on the applicant regarding wearing the Islamic headscarf at school amounted to an interference with the exercise of her right to manifest her religion. They submitted, however, that as in the case of Leyla Sahin v. Turkey ([GC], No. 44774/98, ECHR 2005-XI) the requirements of legality, legitimacy and proportionality stipulated in paragraph 2 of Article 9 of the Convention were satisfied.
    35. The Government pointed out, first of all, that the measure in question had a legal basis in French law. They observed that the events had occurred in January 1999, that is, ten years after the Conseil d'Etat had given its opinion of 27 November 1989, which had provided a very specific legal framework regarding the wearing of the headscarf in State schools and had been the subject of much analysis by legal commentators, and of still wider coverage by the media, and the publication of circulars by the Minister for Education. The Government added that the established case-law of the administrative courts had confirmed and specified the rules thus defined. With regard to the duty of assiduity, they observed that the applicant could not have been unaware of this duty, as stipulated in the Decree of 30 August 1985 and section 10 of the Law of 10 July 1989. The Government also pointed out that the internal rules of the school that the applicant had attended were very specific on these points.
    36. In the Government's submission, the measure in question had pursued a legitimate aim, namely, the protection of order and the rights and freedoms of others, in the present case compliance by pupils with the duty to wear clothes adapted to and compatible with the proper conduct of classes, both for safety reasons and on public-health grounds.
    37. Lastly, the interference had been necessary in a democratic society. The Government referred in that connection to the case of Leyla Sahin (cited above), and recommended that the same solution be adopted in the present case, having regard to the fact that the measure in question had mainly been based on the constitutional principles of secularism and gender equality. In that connection they submitted that the French conception of secularism respected the principles and values protected by the Convention. It permitted the peaceful coexistence of people belonging to different faiths, while maintaining the neutrality of the public arena. Accordingly, religions benefited from a protection in principle, it being impossible to restrict religious practice other than by limitations enacted in laws applicable to all, and by the principle of respect for secularism and the neutrality of the State. The Government added that respect for religious freedom did not, however, mean that manifestations of religious beliefs could not be subject to restrictions.
    38. They stressed that in the present case the exercise by the applicant of the right to manifest her religion did not prevent the disciplinary authorities from requiring pupils to dress in a manner compatible with the proper conduct of classes, and did not require them to demonstrate in every individual case the existence of a danger to the pupil or other users of the school premises. By refusing on seven occasions to remove her headscarf in physical education classes, the applicant had wilfully infringed the duty to dress appropriately for those classes.
    39. The Government also submitted that the applicant's proposal to wear a hat or balaclava instead of her headscarf did not in itself constitute proof of her willingness to find a compromise solution or enter into dialogue. The school, however, had initiated a dialogue with the pupil before and during the disciplinary proceedings (ban limited to physical education classes alone, repeated explanations by the teachers, time for reflection granted and extended, etc.). By way of example, the director for education had observed during the meeting of the appeal panel on 17 March 1999 that "the teachers having agreed, in the end, that she could wear the headscarf during classes demonstrated a conciliatory approach. They expected a gesture on the part of the pupil in the form of an agreement to abide by the rules commonly accepted in P.E. classes... the words "we're going to win" were illustrative of the family's refusal to compromise and their intention to confine themselves to the legal position." Apart from the disruption of physical education and sports classes, the authorities had legitimate grounds to fear that the pupil's behaviour would interfere with order in the school or the normal functioning of the State education service. The Caen Administrative Court had accordingly observed that her attitude had created a general atmosphere of tension in the school.
    40. The Government also referred to the effects of this behaviour on the other pupils in the applicant's class, the applicant being only eleven years old at the time. In that connection the Government referred to the case of Dahlab v. Switzerland (No. 42393/98, ECHR 2001-V) in which the Court had pointed to the difficulty in assessing the impact that a powerful external symbol such as the wearing of a headscarf might have on the freedom of conscience and religion of young children, who were more easily influenced, and its proselytising effect, although admittedly in that case it was a teacher who had worn the headscarf and not a pupil and the children in question were aged between four and eight.
    41. Lastly, the Government noted that, as in Leyla Sahin (cited above, § 120), the rules that the applicant had refused to obey had been the fruit of a broad debate within French society and the teaching profession. Their implementation had, moreover, been guided by the competent authorities (by means of circulars and internal rules) and accompanied by a series of court decisions on the subject.
    42. The Government concluded that the applicant's conduct had overstepped the limits of the right to manifest her religious beliefs within the school premises and that, accordingly, the measures taken had been proportionate to the aim pursued and necessary in a democratic society.
    2. The applicant
    43. The applicant contested the Government's submissions. She alleged, first of all, that the interference in question had not been prescribed by law. It had mainly taken the form of an opinion of the Conseil d'Etat, ministerial circulars and judicial interpretations of the case-law, none of which had the status of a law or regulation in French law in that they were not binding on the courts applying the law. The applicant pointed out that individual freedoms, and particularly religious freedom, were essential freedoms that could be restricted only by provisions that were at the very least legally binding; and that the French Government, well aware of that gap in the law, had considered it necessary to enact legislation on 15 March 2004.
    44. The applicant alleged, lastly, that the restrictions in question had not pursued a legitimate aim that was necessary in a democratic society. Contrary to the Government's submissions, she had not failed to comply with her duty of assiduity but had been confronted with the teacher's refusal to allow her to take part in the class. Despite her proposal to wear a hat or balaclava instead of her headscarf, she had continually been refused permission to participate in sports classes. The teacher had refused to allow her to take part in the class on grounds of her safety. However, when the teacher had been asked, at the session of the pupil discipline committee, how wearing the headscarf or a hat during his classes would endanger the child's safety, he had refused to answer the question. The Government had not provided any further explanations on this point. The applicant also pointed out that wearing the headscarf had given rise to strike action by a number of teachers in the school on the pretext of defending the principle of secularism and that it was those very teachers who had started the unrest and disruption and not in any way the applicant, who had not engaged in any form of proselytism.
    45. The applicant concluded that expelling her for wearing the headscarf had amounted to an interference with her religious freedom that did not satisfy the criteria set forth in paragraph 2 of Article 9 of the Convention.
    B. The Court's assessment
    1. Admissibiilty
    46. The Court observes that this part of the application is not manifestly ill-founded within the meaning of Article 35 § 3 of the Convention and that no other ground for declaring it inadmissible has been established. It must therefore be declared admissible.
    2. The merits
    47. The Court reiterates that, according to its case-law, wearing the headscarf may be regarded as "motivated or inspired by a religion or religious belief" (see Leyla Sahin, cited above, § 78).
    48. The Court considers that in the present case the ban on wearing the headscarf during physical education and sports classes and the expulsion of the applicant from the school on grounds of her refusal to remove it constitute a "restriction" on the exercise by the applicant of her right to freedom of religion, as is, moreover, undisputed by the parties. Such interference will infringe the Convention if it does not meet the requirements of paragraph 2 of Article 9. The Court must therefore determine whether it was "prescribed by law", was directed towards one or more of the legitimate aims set out in that paragraph and was "necessary in a democratic society" to achieve the aims concerned.
  214. a) "Prescribed by law"
  215. 49. The Court reiterates that the words "prescribed by law" require that the impugned measure should have some basis in domestic law, but also refer to the quality of the law in question. The law should be accessible to the persons concerned and formulated with sufficient precision to enable them to foresee, to a degree that is reasonable in the circumstances, the consequences which a given action may entail (see, among other authorities, Maestri v. Italy [GC], No. 39748/98, § 30, ECHR 2004-I).
  216. 50. At the material time there was no legal provision explicitly prohibiting pupils from wearing the headscarf during physical education classes. The facts of the present case pre-date the enactment of Law No. 2004-228 of 15 March 2004 regulating, in accordance with the principle of secularism, the wearing of signs or dress manifesting a religious affiliation in State schools. Accordingly, the legal basis for the penalty in question needs to be determined.
  217. 51. In the present case the Court notes that the domestic authorities justified the measures in question by a combination of three factors: the duty to attend classes regularly, the requirements of safety and the necessity of dressing appropriately for sports practice. These factors were based on statutory and regulatory provisions, internal documents (circulars, memoranda, internal rules) and decisions of the Conseil d'Etat. The Court must therefore determine whether the combination of these various factors was sufficient to amount to a legal basis.
  218. 52. According to the Court's settled case-law, the concept of "law" must be understood in its "substantive" sense, not its "formal" one. It therefore includes everything that goes to make up the written law, including enactments of lower rank than statutes (see, in particular, De Wilde, Ooms and Versyp v. Belgium, 18 June 1971, § 93, Series A No. 12) and the relevant case-law authority (see, mutatis mutandis, Kruslin v. France, 24 April 1990, § 29 Series A No. 176-A).
  219. 53. Accordingly, the question must be examined on the basis of these different sources and in particular the relevant case-law.
  220. 54. With regard to the applicant's submission that individual freedoms, in particular religious freedom, can only be restricted by rules having legal force, the Court reiterates that it is not for it to express a view on the appropriateness of methods chosen by the legislature of a respondent State to regulate a given field. Its task is confined to determining whether the methods adopted and the effects they entail are in conformity with the Convention (see Leyla Sahin, cited above, § 94).
  221. 55. On that point it is observed that such legislative provisions did exist and were contained in particular in section 10 of the Education (General Principles) Act of 10 July 1989 in force at the time (codified as Articles L.511-1 and L.511-2 of the Education Code) since that Act states that "in secondary schools, in keeping with the principle of respect for pluralism and the principle that State education shall be neutral, pupils shall have freedom of information and of expression" and that "the exercise of these freedoms shall not interfere with teaching activities". The same section provides that pupils are under a duty to attend classes regularly and to comply with the rules and community life of the school. Article 3-5 of the Decree of 30 August 1985 specifies the terms of the duty of assiduity.
  222. 56. Subsequently, and in the light of that provision among others, the Conseil d'Etat gave an opinion on 27 November 1989 specifying the legal framework relating to the wearing of religious signs in schools. In that opinion the Conseil d'Etat laid down the principle that pupils were free to wear such signs on school premises, but specified the conditions in which they should be worn in order to be in conformity with the principle of secularism. The Conseil d'Etat observed that the acknowledged right of pupils to express and manifest their religious beliefs on school premises could not interfere with teaching activities, the content of the curriculum or the duty to attend classes regularly, or jeopardise their health or safety, disrupt teaching activities or the teachers' educational role, or, lastly, interfere with order in the establishment or the normal functioning of the public service. The Conseil d'Etat then left it to schools to determine in their internal rules how the principles thus defined would be applied. It indicated, lastly, that it was for the authority vested with disciplinary power to decide whether the wearing of a religious sign breached those rules and whether the breach justified a disciplinary penalty that could go as far as expulsion. The ministerial circulars of 1989 and 1994 accordingly gave school principals instructions regarding implementation of their disciplinary powers in this regard. The internal rules of Flers Lower Secondary School expressly banned "conspicuous signs which are in themselves of proselytising or discriminatory effect".
  223. 57. With regard to the application of these principles in practice by the authorities concerned, a certain difference of treatment can be perceived between pupils according to the school concerned in so far as the principles laid down by the Conseil d'Etat invited the school principals to make their assessment on a case-by-case basis. In that connection the Court reiterates that the scope of the notion of foreseeability depends to a considerable degree on the content of the instrument in question, the field it is designed to cover and the number and status of those to whom it is addressed. It must also be borne in mind that, however clearly drafted a legal provision may be, its application involves an inevitable element of judicial interpretation, since there will always be a need for clarification of doubtful points and for adaptation to particular circumstances. A margin of doubt in relation to borderline facts does not by itself make a legal provision unforeseeable in its application. Nor does the mere fact that a provision is capable of more than one construction mean that it fails to meet the requirement of "foreseeability" for the purposes of the Convention. The role of adjudication vested in the courts is precisely to dissipate such interpretational doubts as remain, taking into account the changes in everyday practice (see Gorzelik and Others v. Poland [GC], No. 44158/98, § 65, ECHR 2004-I).
  224. 58. In the light of the relevant case-law of the domestic courts, the Court observes that, despite a case-by-case approach in the field, the administrative courts, exercising their powers of review of decisions by the disciplinary authorities, have faithfully applied the principles established in the opinion of 1989. They have thus systematically upheld disciplinary penalties imposed on pupils who have breached the duty to attend classes regularly by refusing to remove their headscarf during physical education and sports classes or refusing to attend these classes (see paragraph 29 above). The present case is therefore an application of the relevant case-law on the subject.
  225. 59. In these circumstances the Court concludes that the interference in question had a sufficient legal basis in domestic law. The relevant rules were accessible since they consisted mainly of provisions that had been duly published and of confirmed case-law of the Conseil d'Etat. The Court also points out that by signing the internal rules when she enrolled at the secondary school, the applicant was made aware of the content of those rules and undertook to comply with them, with her parents' agreement (see \{Kose\} and Others v. Turkey (dec.), No. 26625/02, ECHR 2006-...). The Court therefore considers that the applicant could foresee, to a degree that was reasonable, that at the material time the refusal to remove her headscarf during physical education and sports classes was liable to result in her expulsion from the school for failure to attend classes regularly. Accordingly, the interference can be regarded as having been "prescribed by law".
  226. b) Legitimate aim
  227. 60. Having regard to the circumstances of the case and the terms of the decisions of the domestic courts, the Court can accept that the interference complained of mainly pursued the legitimate aims of protecting the rights and freedoms of others and protecting public order.
  228. c) "Necessary in a democratic society"
  229. 61. The Court reiterates that while religious freedom is primarily a matter of individual conscience, it also implies, inter alia, freedom to manifest one's religion, alone and in private, or in community with others, in public and within the circle of those whose faith one shares. Article 9 lists a number of forms which manifestation of one's religion or belief may take, namely worship, teaching, practice and observance. It does not, however, protect every act motivated or inspired by a religion or belief and does not always guarantee the right to behave in a manner governed by a religious belief (see Leyla Sahin, cited above, §§ 105 and 212).
  230. 62. The Court notes next that in a democratic society, in which several religions coexist within one and the same population, it may be necessary to place restrictions on this freedom in order to reconcile the interests of the various groups and ensure that everyone's beliefs are respected (see Leyla Sahin, cited above, § 106). It has frequently emphasised the State's role as the neutral and impartial organiser of the exercise of various religions, faiths and beliefs, and stated that this role is conducive to public order, religious harmony and tolerance in a democratic society. It also considers that the State's duty of neutrality and impartiality is incompatible with any power on the State's part to assess the legitimacy of religious beliefs and that it requires the State to ensure mutual tolerance between opposing groups (see Leyla Sahin, cited above, § 107). Pluralism and democracy must also be based on dialogue and a spirit of compromise necessarily entailing various concessions on the part of individuals which are justified in order to maintain and promote the ideals and values of a democratic society.
  231. 63. Where questions concerning the relationship between State and religions are at stake, on which opinion in a democratic society may reasonably differ widely, the role of the national decision-making body must be given special importance. This will notably be the case when it comes to regulating the wearing of religious symbols in educational institutions, in respect of which the approaches taken in Europe are diverse. Rules in this sphere will consequently vary from one country to another according to national traditions and the requirements imposed by the need to protect the rights and freedoms of others and to maintain public order (see Leyla Sahin, cited above, §§ 108 - 09).
  232. 64. The Court also reiterates that the State may limit the freedom to manifest a religion, for example by wearing an Islamic headscarf, if the exercise of that freedom clashes with the aim of protecting the rights and freedoms of others, public order and public safety (see Leyla Sahin, cited above, § 111, and Refah Partisi (the Welfare Party) and Others v. Turkey [GC], Nos. 41340/98, 41342/98, 41343/98 and 41344/98, § 92, ECHR 2003-II). Accordingly, compelling a motorcyclist, who was a practising Sikh wearing a turban, to wear a helmet was a safety measure and any resulting interference with the exercise of his freedom of religion was justified on grounds of the protection of health (see X v. the United Kingdom, No. 7992/77, Commission decision of 12 July 1978, Decisions and Reports (DR) 14, p. 234). Likewise, security checks enforced at airports (see Phull v. France (dec.), No. 35753/03, ECHR 2005-I, 11 January 2005) or at the entrance to consulates (see El Morsli v. France (dec.), No. 15585/06, 4 March 2008, ECHR 2008-...) and consisting in ordering the removal of a turban or a veil in order to submit to such checks do not constitute disproportionate interferences with the exercise of the right to religious freedom. Nor does the regulation of student dress or the refusal to provide administrative services, such as issuing a diploma, constitute a disproportionate interference where the individual concerned fails to comply with the rules (in the case in point requiring a student wearing the Islamic headscarf to appear with her head uncovered on a passport photo), regard being had to the requirements of the secular university system (see Karaduman v. Turkey, 16278/90, Commission decision of 3 May 1993, DR 74, p. 93). In the case of Dahlab (cited above), the Court held that prohibiting a teacher from wearing her headscarf while teaching a class of young children was "necessary in a democratic society", having regard, among other things, to the fact that secularism, which presupposes denominational neutrality in schools, is a principle laid down in the Constitution of the canton of Geneva. The Court stressed the "powerful external symbol" represented by wearing the headscarf and also considered the proselytising effect that it might have seeing that it appeared to be imposed on women by a religious precept which was hard to square with the principle of gender equality.
  233. 65. In the cases of Leyla Sahin and \{Kose\} and Others in particular, the Court examined complaints similar to the one in the present case and concluded that there had been no appearance of a violation of Article 9 having regard, among other things, to the principle of secularism.
  234. 66. In the case of Leyla Sahin, after analysing the Turkish context, the Court found that the Republic had been founded on the principle that the State should be secular, which had acquired constitutional value; that the constitutional system attached prime importance to the protection of women's rights; that the majority of the population of the country were Muslims; and that for those who favoured secularism the Islamic headscarf had become the symbol of a political Islam exercising a growing influence. It thus held that secularism was undoubtedly one of the fundamental principles of the State which were in harmony with the rule of law and respect for human rights and democracy. The Court thus noted that secularism in Turkey was the guarantor of democratic values and the principle that freedom of religion is inviolable and the principle that citizens are equal, that it also served to protect the individual not only against arbitrary interference by the State but also from external pressure from extremist movements and that freedom to manifest one's religion could be restricted in order to defend those values. It concluded that this notion of secularism was consistent with the values underpinning the Convention. Upholding that system could be considered necessary to protect the democratic system in Turkey (see Leyla Sahin, cited above, § 114).
  235. 67. In the case of \{Kose\} and Others (cited above), the Court also considered that the principles of secularism and neutrality at school and respect for the principle of pluralism were clear and entirely legitimate grounds justifying refusing pupils wearing the headscarf admission to classes when they refused - despite the relevant rules - to remove the Islamic headscarf while on the school premises.
  236. 68. Applying those principles and the relevant case-law to the present case, the Court observes that the domestic authorities justified the ban on wearing the headscarf during physical education classes on grounds of compliance with the school rules on health, safety and assiduity which were applicable to all pupils without distinction. The courts also observed that, by refusing to remove her headscarf, the applicant had overstepped the limits on the right to express and manifest religious beliefs on the school premises.
  237. 69. The Court also observes, more generally, that the purpose of that restriction on manifesting a religious conviction was to adhere to the requirements of secularism in state schools, as interpreted by the Conseil d'Etat in its opinion of 27 November 1989 and its subsequent case-law and by the various ministerial circulars issued on the subject.
  238. 70. The Court next notes that it transpires from these various sources that the wearing of religious signs was not inherently incompatible with the principle of secularism in schools, but became so according to the conditions in which they were worn and the consequences that the wearing of a sign might have.
  239. 71. In that connection the Court refers to its earlier judgments in which it held that it was for the national authorities, in the exercise of their margin of appreciation, to take great care to ensure that, in keeping with the principle of respect for pluralism and the freedom of others, the manifestation by pupils of their religious beliefs on school premises did not take on the nature of an ostentatious act that would constitute a source of pressure and exclusion (see \{Kose\} and Others, cited above). In the Court's view, that concern does indeed appear to have been answered by the French secular model.
  240. 72. The Court also notes that in France, as in Turkey or Switzerland, secularism is a constitutional principle, and a founding principle of the Republic, to which the entire population adheres and the protection of which appears to be of prime importance, in particular in schools. The Court reiterates that an attitude which fails to respect that principle will not necessarily be accepted as being covered by the freedom to manifest one's religion and will not enjoy the protection of Article 9 of the Convention (see Refah Partisi (Prosperity Party) and Others, cited above, § 93). Having regard to the margin of appreciation which must be left to the member States with regard to the establishment of the delicate relations between the Churches and the State, religious freedom thus recognised and restricted by the requirements of secularism appears legitimate in the light of the values underpinning the Convention.
  241. 73. In the present case the Court considers that the conclusion reached by the national authorities that the wearing of a veil, such as the Islamic headscarf, was incompatible with sports classes for reasons of health or safety is not unreasonable. It accepts that the penalty imposed is merely the consequence of the applicant's refusal to comply with the rules applicable on the school premises - of which she had been properly informed - and not of her religious convictions, as she alleged.
  242. 74. The Court also notes that the disciplinary proceedings against the applicant fully satisfied the duty to undertake a balancing exercise of the various interests at stake. In the first place, before proceedings were instituted, the applicant refused on seven occasions to remove her headscarf during physical education classes, despite her teacher's requests and explanations for those requests. Subsequently, according to the information provided by the Government, the authorities concerned made many unsuccessful attempts over a long period of time to enter into dialogue with the applicant and a period of reflection was granted her and subsequently extended. Furthermore, the ban was limited to the physical education class, so cannot be regarded as a ban in the strict sense of the term (see \{Kose\} and Others, cited above). Moreover, it can be seen from the circumstances of the case that these events had led to a general atmosphere of tension within the school. Lastly, the disciplinary process also appears to have been accompanied by safeguards - the rule requiring conformity with statute and judicial review - that were apt to protect the pupils' interests (see, mutatis mutandis, Leyla Sahin, cited above, § 159).
  243. 75. As regards the choice of the most severe penalty, it should be pointed out that, where the ways and means of ensuring respect for internal rules are concerned, it is not within the province of the Court to substitute its own vision for that of the disciplinary authorities which, being in direct and continuous contact with the educational community, are best placed to evaluate local needs and conditions or the requirements of a particular training (see, mutatis mutandis, Valsamis v. Greece, 18 December 1996, § 32, Reports of Judgments and Decisions 1996-VI). With regard to the applicant's proposal to replace the headscarf by a hat, apart from the fact that it is difficult for the Court to judge whether wearing a hat instead would be compatible with sports classes, the question whether the pupil expressed a willingness to compromise, as she maintains, or whether - on the contrary - she overstepped the limits of the right to express and manifest her religious beliefs on the school premises, as the Government maintain and appears to conflict with the principle of secularism, falls squarely within the margin of appreciation of the State.
  244. 76. The Court considers, having regard to the foregoing, that the penalty of expulsion does not appear disproportionate, and notes that the applicant was able to continue her schooling by correspondence classes. It can be seen that the applicant's religious convictions were fully taken into account in relation to the requirements of protecting the rights and freedoms of others and public order. It is also clear that the decision complained of was based on those requirements and not on any objections to the applicant's religious beliefs (see Dahlab, cited above).
  245. 77. Accordingly, having regard to the circumstances of the case, and taking account of the margin of appreciation that should be left to the States in this domain, the Court concludes that the interference in question was justified as a matter of principle and proportionate to the aim pursued.
  246. 78. Accordingly, there has been no violation of Article 9 of the Convention.
  247. II. Alleged violation of Article 2 of Protocol No. 1
  248. 79. The applicant alleged that she had been deprived of her right to education, within the meaning of the first sentence of Article 2 of Protocol No. 1, which provides:
  249. "No person shall be denied the right to education..."
  250. 80. The Government considered, firstly, that the applicant had not properly exhausted domestic remedies in so far as she had not raised the complaint before any of the national courts dealing with the case. They pointed out, secondly, that the measure in question had not impaired the very essence of the right to education, since she had been able to continue her schooling despite having been expelled.
  251. 81. The applicant submitted that she had been deprived of her right to education in so far as she had had to take correspondence courses whereas the penalty was based on the obligation to attend classes regularly which she had not sought to circumvent.
  252. 82. The Court notes that the complaint is related to the one examined above and must therefore also be declared admissible.
  253. 83. The Court reiterates that the right to education does not, in theory, exclude resorting to disciplinary measures, including temporarily or definitively suspending someone from an establishment in order to ensure compliance with the internal rules. The imposition of disciplinary penalties is an integral part of the process whereby a school seeks to achieve the object for which it was established, including the development and moulding of the character and mental powers of its pupils (see, inter alia, Campbell and Cosans v. the United Kingdom, 25 February 1982, § 33, Series A No. 48; see also, regarding the suspension of a pupil from a military school, Yanasik v. Turkey, No. 14524/89, Commission decision of 6 January 1993, DR 74, p. 14, or suspension of a student for fraud, Sulak v. Turkey, No. 24515/94, Commission decision of 17 January 1996, DR 84-B, p. 98).
  254. 84. In the present case the Court considers that no separate question arises under this provision relied on by the applicant, the relevant circumstances being the same as for Article 9. Accordingly, there is no need to examine the complaint based on Article 2 of Protocol No. 1 to the Convention.
  255. FOR THESE REASONS, THE COURT UNANIMOUSLY
  256. 1. Declares the application admissible;
  257. 2. Holds that there has been no violation of Article 9 of the Convention;
  258. 3. Holds that there is no need to examine the complaint based on Article 2 of Protocol No. 1.
  259. Done in French and in English, and notified in writing on 4 December 2008, pursuant to Rule 77 §§ 2 and 3 of the Rules of Court.
  260. Peer LORENZEN
  261. President
  262. Claudia WESTERDIEK
  263. Registrar

Печать

Печатать