9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация
Постановление ЕСПЧ от № 11810/03

Дело «Морис (Maurice) против Франции» [рус., англ]

  1. --------------------------------
    <*> Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.

  2. По делу "Морис против Франции" Европейский суд по правам человека, заседая Большой палатой в составе:
  3. Л. Вильдхабера, Председателя Палаты,
  4. Х.Л. Розакиса,
  5. Ж. -П. Коста, сэра Николаса Братца,
  6. Дж. Бонелло,
  7. Л. Кафлиша,
  8. Л. Лукаидеса,
  9. К. Бырсана,
  10. П. Лоренсена,
  11. К. Юнгвирта,
  12. В. Буткевича,
  13. А.Б. Бака,
  14. М. Угрехелидзе,
  15. В. Загребельского,
  16. Х. Гаджиева,
  17. Р. Йегер,
  18. Д. Йочиене, судей, а также при участии Т.Л. Эрли, Секретаря Секции Суда, заседая 7 июня 2006 г. за закрытыми дверями,
  19. вынес следующее Постановление:
  20. ПРОЦЕДУРА
  21. 1. Дело было инициировано жалобой (N 11810/03), поданной в Европейский суд 28 февраля 2003 г. против Французской Республики двумя гражданами этой страны: Дидье Морисом (Didier Maurice) и Сильвией Морис (Sylvia Maurice) (далее - заявители) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Заявители лично реализовывали свое собственное право на подачу жалобы и выступали в качестве законных представителей их несовершеннолетних детей.
  22. 2. Интересы заявителей в Европейском суде представляло товарищество трех адвокатов, работающих при Государственном Совете Франции и Кассационном суде Франции: Арно Лион-Кан (Arnaud Lyon-Caen), Франсуаза Фабьяни (\{Francoise\} <*> Fabiani) и Фредерик Тириес (\{Frederic\} Thiriez). Власти Франции были представлены своим Уполномоченным при Европейском суде по правам человека, Эдвиж Бельяр (Edwige Belliard), директором Правового департамента Министерства иностранных дел Франции.
  23. --------------------------------
    <*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

  24. 3. После того как Палата, на рассмотрение которой была передана жалоба, уступила свою юрисдикцию в пользу Большой палаты, Европейский суд 6 октября 2005 г. вынес Постановление (далее - Постановление по существу). В данном Постановлении Европейский суд постановил, что статья 1 Закона от 4 марта 2002 г. N 2002-303 о правах пациентов и качестве медицинского обслуживания нарушала право пациентов на беспрепятственное пользование имуществом. Европейский суд отметил, что после рождения ребенка с инвалидностью, которая не была обнаружена во время пренатального диагноза, заявители подали иск о возмещении вреда в суды Франции. Принимая во внимание соответствующие нормы французского законодательства, регулирующие наступление ответственности, и учитывая в частности сложившуюся судебную практику административных судов, заявители могли на законных основаниях рассчитывать на получение компенсации вреда, который был им причинен, в том числе "специальные расходы", понесенные в связи с инвалидностью ребенка. Но указанный выше Закон от 4 марта 2002 г. был применен к длившемуся судебному разбирательству, вследствие чего из полагавшейся заявителям суммы компенсации были исключены "специальные расходы". Европейский суд счел, что оспариваемый Закон лишил заявителей без достаточной компенсации права требовать компенсацию значительной части причиненного вреда, заставив их лично нести чрезмерное бремя. Следовательно, заявители стали жертвами нарушения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Морис против Франции" от 6 октября 2005 г., жалоба N 11810/03, § 63 - 70 и 78 - 94).
  25. Учитывая данный вывод о нарушении Конвенции, Европейский суд не счел нужным рассматривать жалобу заявителей на нарушение статьи 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции.
  26. Кроме того, принимая во внимание особые обстоятельства дела и мотивы, по которым было установлено нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, Европейский суд признал, что отсутствовала необходимость рассматривать отдельно часть жалобы на нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.
  27. Европейский суд не установил нарушения статьи 13 Конвенции и статьи 8 Конвенции, даже если предположить, что статья 8 Конвенции применима к настоящему делу.
  28. Что касается жалобы на нарушение статьи 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 8 Конвенции, Европейский суд отметил, что она находилась вне объема дела, переданного на рассмотрение в Большую палату (см. вышеуказанное дело Морис, § 100, 104, 106 - 108 и 114 - 126).
  29. Наконец, Европейский суд присудил заявителям сумму в размере 21400 евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек, понесенных в предшествующий период рассмотрения их дела в Европейском суде и судах Франции.
  30. 4. Ссылаясь на статью 41 Конвенции, заявители утверждали, что им был причинен материальный ущерб в размере сумм, которые они бы получили, если бы сохранилось положение, существовавшее до принятия Закона от 4 марта 2002 г. Предоставив соответствующие подтверждающие документы, заявители потребовали в целом 6211154,63 евро. Они не потребовали компенсации морального вреда.
  31. 5. Что касается суммы, подлежащей выплате заявителям в возмещение материального ущерба или морального вреда, вытекающего из установленного нарушения, Европейский суд в своем Постановлении по существу признал, что вопрос о применении статьи 41 Конвенции пока не готов для разрешения, и, следовательно, его рассмотрение должно было быть отложено. Европейский суд призвал власти Франции и заявителей представить свои письменные замечания по делу в течение шести месяцев и уведомить его в случае заключения ими какого-либо соглашения (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Морис против Франции", § 128 - 133 и пункт 7 резолютивной части).
  32. 6. Письмом от 6 апреля 2006 г. власти Франции проинформировали Европейский суд о том, что стороны заключили соглашение по вопросу справедливой компенсации.
  33. ФАКТЫ
  34. I. Обстоятельства дела

  35. 7. Заявители родились в 1962 и 1965 годах, соответственно, и проживают в г. Булиньи (Bouligny).
  36. 8. В 1990 году у заявителей родился их первый ребенок, А., который болел инфантильной спинальной амиотрофией I типа, генетическим заболеванием, вызывающим атрофию мышц.
  37. 9. В 1992 году Сильвия Морис снова забеременела. Пренатальная диагностика, проведенная в больнице Университета г. Нанси (Nancy), выявила опасность поражения плода тем же генетическим заболеванием. Заявители решили прервать беременность.
  38. 10. В 1997 году Сильвия Морис, беременная в третий раз, снова прошла пренатальную диагностику. Она была осмотрена в общей больнице г. Брие (Briey), которая направила пробы в лабораторию молекулярной диагностики Детской больницы Некера (Necker), принадлежащей организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари" (Assistance publique - \{Hopitaux\} de Paris (AP-HP)). В июне 1997 года, основываясь на результатах лабораторных исследований, общая больница г. Брие уверила заявителей, что ребенок в чреве матери не болел инфантильной спинальной амиотрофией и был "здоров".
  39. 11. С. родилась 25 сентября 1997 г. Менее чем через два года после ее рождения стало очевидно, что она тоже болела инфантильной спинальной амиотрофией. 22 июля 1999 г. начальник лаборатории Детской больницы Некера в г. Париже установил, что ошибочный пренатальный диагноз стал результатом того, что были перепутаны бутылочки с анализами семьи заявителей и другой семьи и, соответственно, результаты анализов.
  40. 12. Согласно медицинским заключениям С. тяжело больна и страдает от функциональной недостаточности: она часто падает и не может подняться самостоятельно, ходит неуверенно, устает от малейших усилий. Ей требуется помощь другого человека (в частности по ночам, чтобы переворачивать ее и не дать ей задохнуться, так как она не может переворачиваться самостоятельно). Она не может сидеть и передвигается с помощью электрического скутера. Она вынуждена проходить процедуры несколько раз в неделю и не может посещать школу, так как школа не имеет соответствующего оборудования. Врач девочки выразил мнение, что "она до половой зрелости будет иметь проблемы с моторными и дыхательными функциями, а также возможны ортопедические деформации". Эти обстоятельства привели к нескольким юридическим процедурам.
  41. A. Жалобы, поданные в срочном порядке
  42. 13. 13 ноября 2000 г. заявители подали в организацию "Ассистанс Публик - Опито де Пари" жалобу с требованием компенсации морального и материального вреда, причиненного им в результате инвалидности С.
  43. 14. Они также направили судье по рассмотрению жалоб в срочном порядке административного суда г. Парижа ходатайство о присуждении предварительной компенсации и назначении экспертизы. Экспертиза была назначена Решением от 4 декабря 2000 г.
  44. 15. 26 апреля 2001 г. судья по рассмотрению жалоб в срочном порядке административного суда г. Парижа отклонил прошение о присуждении предварительной компенсации на том основании, что "обязательство организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари" выплатить компенсацию не могло быть признано бесспорным", так как эксперт не вынес заключение.
  45. 16. 11 июня 2001 г. эксперт вынес заключение, в котором он установил, что при проведении пренатальной диагностики в лаборатории организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари" была допущена не медицинская небрежность, так как "методы диагностики соответствовали известным научным достижениям", а "небрежность в организации и работе лаборатории, приведшая к тому, что были перепутаны результаты анализов двух семей, полученные в одно и то же время".
  46. 17. Заявители подали очередное ходатайство с просьбой взыскать с больницы авансом компенсацию в размере 594551 евро. В вынесенном 19 декабря 2001 г. Решении судья по рассмотрению жалоб в срочном порядке административного суда г. Парижа предписал организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари" выплатить заявителям авансом 152499 евро. Судья отметил, в частности:
  47. "... расследование показало, что в мае 1997 года в общей больнице г. Брие у госпожи Морис были взяты образцы околоплодных вод...; что эти образцы были исследованы организацией "Ассистанс Публик - Опито де Пари"; что, хотя результаты, предоставленные [заявителям], свидетельствовали о том, что ребенок в чреве матери не болел инфантильной спинальной амиотрофией, эти результаты были получены при анализе образцов, взятых у другой семьи в то же время, и не сопровождались какими-либо сомнениями, хотя образцы околоплодных вод были заражены кровью матери; что [заявители] поэтому имеют право утверждать, что организация "Ассистанс Публик - Опито де Пари" была виновна в небрежных действиях и бездействии; что эта небрежность ошибочно привела [заявителей] к уверенности в том, что зарожденный ребенок не страдал инфантильной спинальной амиотрофией и что беременность Сильвии Морис могла протекать нормально; что эти небрежные действия должны считаться непосредственной причиной вреда, причиненного [заявителям] заболеванием их дочери; что, таким образом, существование обязательства, на которое ссылаются [заявители], вряд ли может быть оспорено".
  48. 18. Организация "Ассистанс Публик - Опито де Пари" обжаловала это Решение, ссылаясь на то, что, хотя перепутывание анализов действительно представляло собой небрежность в организации и предоставлении больничного обслуживания, единственным результатом этой небрежности явилось то, что заявители лишились информации, способной повлиять на их решение о прерывании беременности. На основании вышеуказанного заключения эксперта организация "Ассистанс Публик - Опито де Пари" утверждала, что, даже если бы образцы не были перепутаны, результаты были бы неточными, учитывая наличие крови матери во взятой пробе. Следовательно, заявители в любом случае не имели бы в своем распоряжении надежной информации.
  49. 19. 13 июня 2002 г. административный апелляционный суд г. Парижа изменил Решение судьи по рассмотрению жалоб в срочном порядке, снизив размер предварительной компенсации, присужденной заявителям, со 152449 евро до 15245 евро. В своем Решении суд указал:
  50. "Ответственность:
    ... после рождения [С.], когда выяснилось, что ребенок болел [инфантильной спинальной амиотрофией], стало очевидно, что родителям была предоставлена неверная информация по той причине, что были перепутаны результаты анализов двух пациентов. Стороны не оспаривали, что результаты были перепутаны работниками [организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари"]... Подобная небрежность, приведшая к тому, что Сильвия Морис не имела причин проходить повторное обследование с целью прерывания беременности по терапевтическим основаниям, должна рассматриваться как прямая причина вреда, причиненного [заявителям]".
  51. Далее суд отметил:
  52. "Присуждение требуемой предварительной компенсации:
    ... инфантильная спинальная амиотрофия, которой болеет С., не является прямым следствием вышеупомянутой небрежности... Соответственно, в соответствии с положениями... пункта I статьи 1 Закона от 4 марта 2002 г. [организация "Ассистанс Публик - Опито де Пари"] могла быть обязана судом выплатить только компенсацию вреда, причиненного [заявителям], в который не входят "специальные расходы, осуществляемые в течение жизни ребенка" и связанные с его инвалидностью, так как выплаты по инвалидности в соответствии с теми же положениями являются вопросом национальной солидарности. Таким образом, заявление организации ["Ассистанс Публик - Опито де Пари"] о том, что для оценки права [заявителей] на компенсацию к данному спору должны применяться вышеуказанные положения Закона от 4 марта 2002 г., является серьезной защитой в отношении требования [заявителей], сделанного в первой инстанции, в размере, присужденном судом ниже. Если [вышеуказанные законодательные] положения признаны применимыми к основному разбирательству в Парижском административном суде, единственным обязательством [организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари"], которое могло считаться бесспорным, было обязательство предоставить [заявителям] компенсацию морального вреда, которую суд, учитывая обстоятельства дела, установил в размере 15245 евро. Следовательно, размер предварительной компенсации, которую должна заплатить [организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари"], следует снизить до данной суммы...".
  53. 20. Заявители и организация "Ассистанс Публик - Опито де Пари" подали жалобы по вопросам права. Заявители обжаловали в Государственный Совет только один пункт. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, они утверждали, что применение Закона от 4 марта 2002 г. к рассматривающимся делам противоречило Конвенции.
  54. 21. Рассматривая аналогичное дело ("Драон против Франции", жалоба N 1513/03), Государственный Совет 6 декабря 2002 г. постановил, что Закон от 4 марта 2002 г. был применим к рассматривающимся делам и соответствовал положениям Конвенции (см. § 52 Постановления по существу).
  55. 22. 19 февраля 2003 г. Государственный Совет, вынося Решение по вышеуказанной жалобе по вопросам права, последовал своей позиции, выраженной в Решении от 6 декабря 2002 г., отметив:
  56. "Не может быть серьезно оспорено то, что подобные факты, составляющие грубую небрежность (faute \{caracterisee\}), лишив [заявителей] возможности прервать беременность по терапевтическим основаниям, наделяют их правом на компенсацию на основании статьи 1 Закона от 4 марта 2002 г., который вступил в силу после вынесения решения судьей по рассмотрению жалоб в срочном порядке административного суда г. Парижа и был применим к рассматривающимся делам. Учитывая обстоятельства дела, Государственный Совет счел уместным установить сумму предварительной компенсации, которую должна выплатить [организация "Ассистанс Публик - Опито де Пари"] в возмещение вреда, причиненного лично [заявителям], в размере 50000 евро".
  57. B. Основное производство (иск о возмещении вреда
  58. к организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари")
  59. 23. Спустя два месяца после предъявления их требования от 13 ноября 2000 г., не получив ответа от организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари", заявители обратились в административный суд г. Парижа, так как отсутствие ответа приравнивалось к молчаливому отказу. В исковом заявлении они просили суд признать недействительным молчаливый отказ и обязать организацию "Ассистанс Публик - Опито де Пари" выплатить им, в частности, следующие суммы: 2900000 французских франков (442102 евро) в возмещение расходов на строительство дома и покупку транспортного средства и кресла-коляски; 500000 французских франков (76225 евро) в возмещение морального вреда, причиненного, в частности, подрывом нормального хода их жизни; 10000000 французских франков (1524490 евро) в возмещение материального вреда; и 30000 французских франков (4573 евро) в возмещение морального вреда, причиненного их старшей дочери.
  60. 24. Вслед за мнением, высказанным Государственным Советом в Заключении от 6 декабря 2002 г., заявители представили в административный суд дополнительные замечания, прося его не считать себя связанным мнением Судебной ассамблеи и признать Закон от 4 марта 2002 г. не соответствующим положениям Конвенции. Организация "Ассистанс Публик - Опито де Пари" в свою очередь снова заявила, что пренатальный диагноз, поставленный заявителям, был бы неточным, даже если бы результаты не были перепутаны.
  61. 25. 25 ноября 2003 г. административный суд г. Парижа обязал организацию "Ассистанс Публик - Опито де Пари" выплатить заявителям 224500 евро (220000 евро им лично и 4500 евро их старшей дочери) в возмещение морального вреда, причиненного, в частности, подрывом нормального хода их жизни. Суд заметил, в частности, следующее:
  62. "Ответственность:
    [Заявители] ходатайствуют о привлечении к ответственности [организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари"] за вред, причиненный им вследствие того, что их дочь С. родилась с инвалидностью, не обнаруженной во время беременности;
    /.../
    Положения статьи 1 Закона от 4 марта 2002 г., в отсутствие в данном Законе каких-либо норм, предусматривающих какие-либо отсрочки при вступлении его в силу, применяются, как и обычные законы, сразу после опубликования в Официальной газете Французской Республики. Закрепленные в нем нормы, разработанные законодателем, исходя из интересов общества, связанных с этическими соображениями, нормальной организацией системы здравоохранения и равным обращением с инвалидами, не противоречат требованиям статьи 6 Конвенции..., статей 13 и 14 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции... Общественный интерес, который законодатель принимал во внимание при разработке норм, содержащихся в первых трех подпунктах пункта I, оправдывает их применение к ситуациям, возникшим до начала рассмотрения продолжающихся дел. Учитывая формулировку Закона от 4 марта 2002 г., ни тот факт, что система предоставления компенсации еще не начала функционировать, ни то обстоятельство, что неправильный диагноз предположительно был связан с небрежностью в организации и работе учреждения, не препятствовали применению вышеуказанных положений к настоящему производству, возбужденному 16 марта 2001 г.;
    Административные суды не имеют права рассматривать вопрос о конституционности законов. Поэтому [заявители] не могут жаловаться на неконституционность Закона от 4 марта 2002 г.;
    [Заявители], старшая дочь которых болеет инфантильной спинальной амиотрофией, и которые решили в 1992 году прервать другую беременность после того, как пренатальная диагностика выявила, что плод был поражен тем же заболеванием, родили в 1997 году девочку С., у которой в 1999 году обнаружились симптомы инфантильной спинальной амиотрофии, хотя на основании результатов амниоцентеза, проведенного в отношении [Сильвии Морис], им сказали, что плод был здоровым. Эта информация оказалась неверной, так как были перепутаны результаты анализов двух пациенток. Расследование установило, что факт перепутывания результатов мог быть вменен организации ["Ассистанс Публик - Опито де Пари"], которая руководит Детской больницей Некера и в которой были взяты образцы анализов. Подмена результатов представляла собой грубую небрежность в соответствии с Законом от 4 марта 2002 г. Чтобы снять с себя ответственность, организация "Ассистанс Публик - Опито де Пари" не может эффективно утверждать, что даже в отсутствие небрежности диагноз не мог быть стопроцентным вследствие присутствия крови матери в анализах эмбриона, так как при данных обстоятельствах именно терапевт, ответственный за исследование анализов, должен был сообщить [заявителям] результаты таким образом, чтобы они могли потом снова сдать анализы. Вышеописанная грубая небрежность лишила заявителей возможности прерывания беременности по терапевтическим основаниям, для чего не установлен крайний срок. Подобная небрежность наделяет их правом на компенсацию при условиях, закрепленных в статье 1 Закона от 4 марта 2002 г...".
  63. 26. Что касается оценки причиненного вреда, суд указал следующее:
  64. "... во-первых, суммы, требуемые на лечение, специальное образование, постройку нового дома и покупку машины и электрического кресла-коляски, относятся к специальным расходам, связанным с инвалидностью ребенка, и поэтому они не могут быть возложены на [организацию "Ассистанс Публик - Опито де Пари"], учитывая вышеупомянутые положения статьи 1 Закона от 4 мая 2002 г.;
    ... во-вторых, [заявителям] был причинен чрезвычайно тяжелый моральный вред вследствие подрыва нормального хода их жизни и работы, учитывая глубокие и длящиеся изменения в их жизни, связанные с рождением второго тяжело больного ребенка. Принимая во внимание обстоятельства дела, суд оценил причиненный вред на 220000 евро. Следовательно, организация ["Ассистанс Публик - Опито де Пари"] должна выплатить эту сумму [заявителям] за вычетом суммы уже выплаченной предварительной компенсации;
    ... в-третьих, вышеупомянутые положения Закона от 4 марта 2002 г. не препятствуют выплате компенсации, в соответствии с положениями обычного законодательства, морального вреда, причиненного А. Морис тем, что ее сестра родилась инвалидом. Принимая во внимание обстоятельства дела и исходя из принципа справедливости, суд обязал ["Ассистанс Публик - Опито де Пари"] выплатить 4500 евро [заявителям], выступающим от имени их ребенка".
  65. 27. 19 января 2004 г. заявители обжаловали данное решение. В настоящее время их жалоба рассматривается в административном апелляционном суде г. Парижа.
  66. C. Иск против государства о возмещении вреда, причиненного принятием нормативно-правового акта

  67. 28. В жалобе, направленной Премьер-министру Франции 24 февраля 2003 г., заявители просили выплатить им компенсацию вреда, причиненного Законом от 4 марта 2002 г., в размере 1970593 евро 33 центов.
  68. 29. По истечении двух месяцев с момента подачи жалобы заявители обратились в административный суд г. Парижа с просьбой отменить молчаливый отказ Премьер-министра Франции и обязать государство выплатить им компенсацию причиненного им вреда.
  69. 30. 25 ноября 2003 г. административный суд г. Парижа отклонил данную жалобу. Суд отметил, в частности, следующее:
  70. "Из истории разработки Закона от 4 марта 2002 г. очевидно следует, что данная норма основана, прежде всего, на желании законодателя снять с медицинских учреждений и врачей обязанность уплаты компенсации за расходы, вызванные инвалидностью, не обнаруженной во время беременности, и, во-вторых, на фундаментальном требовании: отказ от дискриминационного различения инвалидов, получивших компенсацию в соответствии с принципами ответственности, и инвалидов, получающих выплаты из бюджета, если их мать отказалась от аборта либо их инвалидность не могла быть обнаружена при проведении пренатальной диагностики;
    Это желание законодателя прекратить дискриминацию инвалидов препятствует привлечению государства к ответственности в связи с немедленным применением Закона от 4 марта 2002 г. к рассматривающемуся делу, в котором [заявители] хотели получить компенсацию за специальные расходы, связанные с инвалидностью их ребенка С., не обнаруженной во время беременности. Следовательно, требование [заявителей] об отмене оспариваемого решения и взыскании с государства компенсации вреда подлежит отклонению...".
  71. 31. Заявители обжаловали данное Решение. В настоящее время их жалоба рассматривается в административном апелляционном суде г. Парижа.
  72. II. Применимое национальное законодательство и правоприменительная практика

  73. 32. Применимое национальное законодательство и практику можно найти в Постановлении по существу (§ 37 - 59).
  74. ПРАВО
  75. 33. 15 мая 2006 г. заявители направили в Секретариат Европейского суда текст подписанного представителями сторон Соглашения о нижеследующем:
  76. "Соглашение
    Заключено между:
    С одной стороны, государством, в лице Министра здравоохранения и солидарности Ксавье Бертрана (Xavier Bertrand)...;
    Учреждением здравоохранения "Ассистанс Публик - Опито де Пари"...
    и, с другой стороны, супругами Драон...,
    далее совместно именуемыми "Стороны".
    Условия настоящего Соглашения основаны на следующих обстоятельствах дела:
    У супругов Морис был один ребенок, А., родившийся 9 октября 1990 г., который болел инфантильной спинальной амиотрофией I типа. В 1992 году г-жа Морис забеременела снова. Пренатальная диагностика, проведенная в больнице Университета г. Нанси, выявила опасность поражения плода тем же генетическим заболеванием, который имелся у их дочери А. Супруги решили прервать беременность.
    В 1997 году г-жа Морис, беременная в третий раз, снова прошла пренатальную диагностику. Она была осмотрена в общей больнице г. Брие, которая направила пробы в лабораторию молекулярной диагностики Детской больницы Некера. В июне 1997 года, основываясь на результатах лабораторных исследований, общая больница г. Брие уверила заявителей, что ребенок в чреве матери не болел инфантильной спинальной амиотрофией.
    Так г-жа Морис родила дочь С. 25 сентября 1997 г.
    Однако 15 июня 1999 г. выяснилось, что С. имела расстройства, свидетельствующие о наличии у нее инфантильной спинальной амиотрофии.
    13 ноября 2000 г. супруги Морис обратились в организацию "Ассистанс Публик - Опито де Пари" с требованием о компенсации в полном объеме вреда, причиненного им в результате ошибочного пренатального диагноза, поставленного им в лаборатории молекулярной диагностики Детской больницы Некера.
    После этого, 16 июня 2001 г. супруги Морис подали иск о возмещении вреда в административный суд г. Парижа.
    В Постановлении от 25 ноября 2003 г. административный суд г. Парижа указал на положения статьи 1 Закона от 4 марта 2002 г. о правах пациентов и качестве медицинского обслуживания, который гласит:
    "I. Никто не может утверждать, что ему был причинен вред одним лишь фактом его рождения.
    Лицо, родившееся с инвалидностью вследствие врачебной небрежности, может получить компенсацию вреда, если небрежные действия непосредственно привели к инвалидности либо усугубили ее, либо не позволили уменьшить ее.
    Когда установлена ответственность врача либо медицинского учреждения по отношению к родителям ребенка, родившегося с инвалидностью, не обнаруженной во время беременности по причине грубой небрежности (faute \{caracterisee\}), родители могут требовать компенсацию только вреда, причиненного им лично. Этот вред не может включать специальные расходы, осуществляемые вследствие инвалидности в течение всей жизни ребенка. Компенсация последних является вопросом национальной солидарности.
    Положения пункта I настоящей статьи применяются к рассматривающимся делам, за исключением дел, в которых было принято окончательное решение о предоставлении компенсации".
    Суд постановил, что ошибка в диагнозе вследствие того, что были перепутаны результаты двух разных пациенток, представляла собой грубую небрежность, которая ведет к появлению права на получение компенсации на условиях, закрепленных в статье 1 Закона от 4 марта 2002 г.
    Суд предписал организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари" компенсировать супругам Морис моральный вред и подрыв нормального хода их жизни, особенно их карьеры, но исключил требования о компенсации, которые они подали в отношении специальных расходов, понесенных вследствие инвалидности их ребенка.
    Во исполнение Судебного решения организация "Ассистанс Публик - Опито де Пари" выплатила супругам Морис 224500 евро, в том числе сумму компенсации морального вреда, причиненного их дочери А.
    19 января 2004 г. супруги Морис обжаловали данное Решение административного суда г. Парижа в апелляционный административный суд г. Парижа.
    Они утверждали, что положения Закона от 4 марта 2002 г., которые ограничивали компенсацию "только размером вреда", исключив "специальные расходы, появляющиеся в связи с инвалидностью в течение всей жизни ребенка", были неприменимы к их делу, и просили присудить в полном объеме компенсацию вреда, причиненного им в результате неправильного диагноза.
    Супруги Морис также попросили административный суд г. Парижа в ходатайстве, поданном 28 апреля 2003 г., привлечь государство к ответственности без вины и предписать ему выплатить им компенсацию вреда, причиненного им в результате применения Закона от 4 марта 2002 г. N 2002-303 о правах пациентов" и качестве медицинского обслуживания.
    После того как административный суд г. Парижа отклонил их ходатайство Решением от 25 ноября 2003 г., супруги Морис обжаловали данное Решение в апелляционный административный суд г. Парижа.
    Наконец, 28 февраля 2003 г. супруги Морис подали жалобу в Европейский суд по правам человека.
    В данной жалобе прямо оспаривалось соответствие положениям Конвенции статьи 1 Закона от 4 марта 2002 г. N 2002-203, касавшейся ответственности врачей за рождение ребенка с инвалидностью.
    6 октября 2005 г. Европейский суд по правам человека вынес Постановление по жалобе против Франции, установив, что ретроспективное действие Закона от 4 марта 2002 г. лишило заявителей без разумной соразмерной компенсации права требовать возмещения существенной части причиненного вреда.
    В своем Постановлении Большая палата Европейского суда отметила, что "статья 1 Закона от 4 марта 2002 г. просто ретроспективно отменила один из существенных видов вреда, связанный с большими суммами денег, в отношении которого родители детей с заболеваниями, не обнаруженными во время беременности, вроде заявителей, могли требовать компенсацию от больницы, признанной виновной" (§ 90 Постановления по существу).
    "... Основания, относящиеся к этическим соображениям, справедливому обращению и нормальной организации системы здравоохранения, упомянутые Государственным Советом в его Заключении от 6 декабря 2002 г., на которые ссылались власти Франции, не могли в настоящем деле оправдать ретроспективное применение законодательства, результатом которого стало лишение заявителей без достаточной компенсации права требования компенсации существенной части вреда, что возложило на них чрезмерное бремя" (§ 93 Постановления по существу).
    В своем Постановлении от 6 октября 2005 г. Европейский суд по правам человека предложил сторонам заключить мировое соглашение.
    Соответственно, подлежит возмещению вред, причиненный супругам Морис вследствие небрежности со стороны организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари" и ретроспективного характера оспариваемого законодательства.
    Стороны встретились и решили завершить спор между ними.
    Как следствие, сторонами заключено следующее Соглашение:
    Статья 1
    Согласно просьбе Европейского суда целью настоящего Соглашения является предоставление справедливой компенсации супругам Морис и завершение их споров с государством и организацией "Ассистанс Публик - Опито де Пари", касавшихся вреда, причиненного организацией "Ассистанс Публик - Опито де Пари" вследствие небрежности и ретроспективного применения статьи 1 Закона от 4 марта 2002 г.
    Статья 2. Компенсация
    Супругам Морис была предложена компенсация причиненного им вреда в размере 2065000 (двух миллионов шестидесяти пяти тысяч) евро, которые распределяются следующим образом:
    - 1690000 евро - основная сумма, предназначающаяся на удовлетворение потребностей ребенка его родителями в течение всей его жизни;
    - 375000 евро в возмещение всех остальных видов причиненного вреда.
    Проценты начисляются на сумму 2065000 евро с 14 ноября 2000 г. Проценты, начисленные 14 декабря 1999 г. и в этот день месяца каждого последующего года, капитализируются, и на них в свою очередь также начисляются проценты, а итоговая сумма должна быть рассчитана по состоянию на 31 марта 2006 г.
    Пени и капитализированные проценты, начисленные на 31 марта 2006 г., составляют 375279 (триста семьдесят пять тысяч двести семьдесят девять) евро 14 центов.
    Общая сумма компенсации вместе с процентами составляет, таким образом, 2440279 (два миллиона четыреста сорок тысяч двести семьдесят девять) евро 14 центов.
    Выплата данной суммы лишает супругов Морис права требования какой-либо компенсации в отношении того же вреда.
    Статья 3. Отзыв
    Принимая во внимание выплату суммы, рассматриваемой как окончательное урегулирование дела, упомянутое в статье 2, супруги Морис обязуются отозвать свое требование к организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари" (жалоба N 04РА00233), находящееся на рассмотрении в апелляционном административном суде г. Парижа. Кроме того, заявители информируют Европейский суд по правам человека о том, что они получили справедливую компенсацию и что они желают отказаться от всех своих требований о компенсации, предъявленных Французской Республике в Европейском суде по правам человека.
    Статья 4. Действие Соглашения
    Настоящее Соглашение регулируется французским законодательством и представляет собой урегулирование спора для целей статей 2044 и последующих Гражданского кодекса Франции.
    Настоящее Соглашение имеет обязательную юридическую силу окончательного судебного решения в соответствии со статьей 2052 Гражданского кодекса Франции.
    Статья 5. Порядок выплаты
    Выплата суммы, предусмотренной согласно условиям настоящего Соглашения, должна быть осуществлена банковским или почтовым переводом со счета организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари" на счет супругов Морис в течение 45 дней со дня получения настоящего Соглашения, должным образом подписанного Сторонами, организацией "Ассистанс Публик - Опито де Пари". С этой целью супруги Морис обязуются направить реквизиты своего банковского или почтового счета в организацию "Ассистанс Публик - Опито де Пари".
  77. Должностным лицом, уполномоченным на осуществление платежа, является главный бухгалтер организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари"...".
  78. 34. Европейский суд официально принял во внимание указанное Соглашение. Он отметил, что его целью является разрешение спора. Кроме того, Европейский суд отметил, что в соответствии с условиями достигнутого Соглашения заявителям должна быть выплачена компенсация причиненного им материального ущерба и морального вреда и в связи с этим они должны отозвать все свои требования к властям Франции по жалобе, поданной в Европейский суд, и свой иск к организации "Ассистанс Публик - Опито де Пари", находящийся на рассмотрении в апелляционном административном суде г. Парижа.
  79. 35. Изучив условия достигнутого Соглашения, Европейский суд счел, что оно справедливо по смыслу пункта 4 правила 75 Регламента Суда и основывается на принципе уважения прав человека, определенных в Конвенции и Протоколах к ней (пункт 1 статьи 37 in fine Конвенции и пункт 3 правила 62 Регламента Суда).
  80. 36. Соответственно, в остальной части настоящая жалоба должна быть исключена из списка рассматриваемых Европейским судом дел (подпункт "b" пункта 1 статьи 37 Конвенции и пункт 3 правила 43 Регламента Суда).
  81. НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
  82. 1) официально принял во внимание Соглашение, достигнутое сторонами, и его положения, имеющие целью обеспечение соблюдения содержащихся в Соглашении обязательств;
  83. 2) решил исключить остальную часть жалобы из списка рассматриваемых им дел.
  84. Совершено на английском и французском языках, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 21 июня 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
  85. Председатель Суда
  86. Люциус ВИЛЬДХАБЕР
  87. Секретарь Секции Суда
  88. Т. Лоренс ЭРЛИ
  89. EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
  90. GRAND CHAMBER
  91. CASE OF MAURICE v. FRANCE
  92. (Application No. 11810/03)
  93. JUDGMENT <*>
  94. (Just satisfaction and striking out)
  95. (Strasbourg, 21.VI.2006)
  96. --------------------------------
    <*> This judgment is final but it may be subject to editorial revision.

  97. In the case of Maurice v. France,
  98. The European Court of Human Rights, sitting as a Grand Chamber composed of:
  99. Mr L. Wildhaber, President,
  100. Mr C.L. Rozakis,
  101. Mr J.-P. Costa,
  102. Sir Nicolas Bratza,
  103. Mr G. Bonello,
  104. Mr L. Caflisch,
  105. Mr L. Loucaides,
  106. Mr \{C. Birsan\},
  107. Mr P. Lorenzen,
  108. Mr K. Jungwiert,
  109. Mr V. Butkevych,
  110. Mr A.B. Baka,
  111. Mr M. Ugrekhelidze,
  112. Mr V. Zagrebelsky,
  113. Mr K. Hajiyev,
  114. Mrs R. Jaeger,
  115. Mrs \{D. Jociene\}, judges,
  116. and Mr T.L. Early, Section Registrar,
  117. Having deliberated in private on 7 June 2006,
  118. Delivers the following judgment, which was adopted on that date:
  119. PROCEDURE
  120. 1. The case originated in an application (No. 11810/03) against the French Republic lodged with the Court under Article 34 of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention") by two French nationals, Mr Didier Maurice and Mrs Sylvia Maurice ("the applicants"), on 28 February 2003. The applicants were acting both on their own behalf and as the legal representatives of their minor children.
  121. 2. The applicants were represented by a partnership of three lawyers practising at the Conseil d'Etat and the Court of Cassation, Mr Arnaud Lyon-Caen, Ms \{Francoise\} Fabiani and Mr \{Frederic\} Thiriez. The French Government ("the Government") were represented by their Agent, Mrs E. Belliard, Director of Legal Affairs at the Ministry of Foreign Affairs.
  122. 3. Following relinquishment of jurisdiction by the Chamber to which the application had initially been assigned, the Court (Grand Chamber) gave judgment on 6 October 2005 ("the judgment on the merits"). In that judgment it held that section 1 of Law No. 2002-303 of 4 March 2002 on patients' rights and the quality of the health service had infringed the applicants' right to peaceful enjoyment of their possessions. The Court noted that, following the birth of a child with a disability not detected during pregnancy on account of negligence in carrying out a prenatal diagnosis, the applicants had brought an action for compensation in the French courts. Having regard to the relevant domestic rules governing liability, and bearing in mind in particular the established case-law of the administrative courts, the applicants could legitimately have expected to obtain compensation for the damage they had sustained, including the special burdens arising from their child's disability. But the above-mentioned Law of 4 March 2002, which was applicable to pending proceedings, had had the effect in the case brought by the applicants of excluding the "special burdens" from the damage for which compensation could be awarded. The Court considered that the impugned legislation had deprived the applicants, without sufficient compensation, of a substantial portion of the damages they had claimed, thus making them bear an individual and excessive burden. Consequently, the applicants had been victims of a violation of Article 1 of Protocol No. 1 to the Convention (see Maurice v. France [GC], No. 11810/03, §§ 63 to 70 and 78 to 94, 6 October 2005).
  123. Regard being had to that finding of a violation, the Court did not consider it necessary to examine the applicants' complaint under Article 14 of the Convention taken together with Article 1 of Protocol No. 1 to the Convention.
  124. Furthermore, regard being had to the particular circumstances of the case and to the reasoning that had led it to find a violation of Article 1 of Protocol No. 1 to the Convention, the Court did not consider it necessary to examine separately the applicants' complaint under Article 6 § 1 of the Convention.
  125. The Court found no violation of Article 13 of the Convention or of Article 8, even supposing that Article 8 was applicable.
  126. As regards the complaint relating to Article 14 of the Convention taken together with Article 8, the Court noted that it fell outside the scope of the case as submitted to the Grand Chamber (see Maurice, cited above, §§ 100, 104, 106 to 108 and 114 to 126).
  127. Lastly, the Court awarded the applicants the sum of 21,400 euros (EUR) for the costs and expenses they had incurred up to that point in the proceedings before it and before the French courts.
  128. 4. Under Article 41 of the Convention, the applicants alleged that they had suffered pecuniary damage corresponding to the sums they would have received if the legal situation prior to the Law of 4 March 2002 had continued to obtain. Supplying the relevant vouchers, they claimed a total of EUR 6,211,154.63. They did not submit any claim for non-pecuniary damage.
  129. 5. As regards the sum to be awarded to the applicants for any pecuniary or non-pecuniary damage resulting from the violation found, the Court held in the judgment on the merits that the question of the application of Article 41 was not ready for decision, and accordingly reserved it. It invited the Government and the applicants to submit their written observations on the matter within six months and, in particular, to notify it of any agreement that they might reach (see Maurice, cited above, §§ 128 to 133 and point 7 of the operative provisions).
  130. 6. In a letter of 6 April 2006 the Government informed the Court that the parties had reached agreement on the question of just satisfaction.
  131. THE FACTS
  132. I. THE CIRCUMSTANCES OF THE CASE

  133. 7. The applicants were born in 1962 and 1965 respectively and live in Bouligny.
  134. 8. In 1990 the applicants had their first child, A., who was afflicted by Type 1 infantile spinal amyotrophy, a genetic disorder causing atrophy of the muscles.
  135. 9. In 1992 Mrs Maurice began another pregnancy. A prenatal diagnosis conducted at Nancy University Hospital revealed that there was a risk of the unborn child's being afflicted by the same genetic disorder. The applicants chose to terminate the pregnancy.
  136. 10. In 1997 Mrs Maurice, who was pregnant for the third time, again requested a prenatal diagnosis. This was conducted at Briey General Hospital, which sent the sample to the molecular diagnosis laboratory of the Necker Children's Hospital Group, run by Assistance Publique - \{Hopitaux\} de Paris ("AP-HP"). In June 1997, in the light of that laboratory's diagnosis, Briey General Hospital assured the applicants that the unborn child was not suffering from infantile spinal amyotrophy and was "healthy".
  137. 11. C. was born on 25 September 1997. Less than two years after her birth it became apparent that she too was afflicted with infantile spinal amotrophy. On 22 July 1999 a report by the head of the laboratory at the Necker Childrens Hospital in Paris revealed that the mistaken prenatal diagnosis was the result of transposing the results of the analyses relating to the applicants' family and those of another family, caused by the switching of two bottles.
  138. 12. According to the medical reports, C. presents grave disorders and objective signs of functional deficiency - frequent falls from which she is unable to get up unassisted, unsteady walk, tiredness at any effort. She needs the assistance of another person (particularly at night in order to turn her over so as to prevent her from suffocating, since she is unable to turn over alone). She cannot sit on her own and moves about with an electric scooter. She has to receive treatment several times a week and cannot be admitted to school because the latter is not suitably equipped. Her family doctor has expressed the view that "one must have reservations until the time of puberty both about motor and respiratory functions and about possible orthopaedic deformations". These facts gave rise to several sets of proceedings.
  139. A. Applications under the urgent procedure
  140. 13. On 13 November 2000 the applicants submitted a claim to AP-HP seeking compensation for the pecuniary and non-pecuniary damage suffered as a result of C.'s disability.
  141. 14. They also submitted to the urgent applications judge at the Paris Administrative Court a request for an interim award and for an expert to be appointed. The latter was appointed by an order issued on 4 December 2000.
  142. 15. In an order made on 26 April 2001 the urgent applications judge at the Paris Administrative Court dismissed the request for an interim award on the ground that, as the expert had not yet delivered his report, "AP-HP's obligation to pay [could] not be regarded as indisputable".
  143. 16. The expert submitted his report on 11 June 2001, concluding that on the occasion of the prenatal diagnosis conducted at the AP-HP laboratory there had not been medical negligence, because "the techniques employed [had been] consistent with the known scientific facts", but "negligence in the organisation and functioning of the service causing the transposition of results between two families tested at the same time".
  144. 17. The applicants lodged a further application, asking for the hospital to be ordered to pay them an advance of 594,551 euros (EUR). In an order made on 19 December 2001 the urgent applications judge at the Paris Administrative Court ordered AP-HP to pay an advance of EUR 152,499. He observed in particular:
  145. "... it is apparent from the investigation that in May 1997, at Briey General Hospital, a sample of amniotic fluid was taken from [Mrs Maurice]...; that the analysis of that amniotic fluid was carried out by Assistance Publique - \{Hopitaux\} de Paris; that while the results given [to the applicants] indicated that the unborn child was not suffering from infantile spinal amyotrophy, they related to a sample taken from another family tested at the same time and did not mention that, the sample of amniotic fluid having been contaminated by the mother's blood, they were attended by uncertainty; that [the applicants] are therefore entitled to argue that Assistance Publique - \{Hopitaux\} de Paris was guilty of negligent acts or omissions; that those negligent acts wrongly led [the applicants] to the certainty that the child conceived was not suffering from infantile spinal amyotrophy and that [Mrs Maurice's] pregnancy could be taken to term in the normal way; that these negligent acts must be regarded as the direct causes of the damage sustained by [the applicants] from the disorder from which C. suffers; and that, this being the case, the existence of the obligation claimed by [the applicants] is not seriously open to challenge".
  146. 18. AP-HP appealed. In its submissions it argued that, while the transposition of the analyses had indeed constituted negligence in the organisation and functioning of the public hospital service, the only result of that negligence had been to deprive the applicants of information apt to enlighten their decision to seek a termination of the pregnancy. On the basis of the above-mentioned expert report, AP-HP submitted that even if the samples had not been transposed, the results would have been uncertain having regard to the presence of the mother's blood in the sample taken. Consequently, the applicants would not in any case have had reliable information available to them.
  147. 19. In a judgment of 13 June 2002 the Paris Administrative Court of Appeal varied the order issued by the urgent applications judge, reducing from EUR 152,449 to EUR 15,245 the amount of the interim award to the applicants. In its judgment it observed:
  148. "Liability:
    ... after the birth [of C.], as the child had been found to be suffering from [infantile spinal amyotrophy], it emerged that the reason why incorrect information had been given to the parents was that the results of the analyses carried out on two patients had been switched. It is not contested that the results were switched by the staff of [AP-HP].... The negligence thus committed, as a result of which [Mrs Maurice] had no reason to request an additional examination with a view to termination of the pregnancy on therapeutic grounds, must be regarded as the direct cause of the prejudice suffered by [the applicants]."
    The court went on to say:
    "Entitlement to the interim award requested:
    ... the infantile spinal amyotrophy from which the child C. suffers is not the direct consequence of the above-mentioned negligence... Accordingly, pursuant to the provisions... of paragraph I of section 1 of the Law of 4 March 2002, [AP-HP] could be required to compensate only the damage sustained by [the applicants], to the exclusion of the "special burdens arising throughout the life of the child" from the latter's disability, compensation for disability being a matter for national solidarity according to those same provisions. That being so, [AP-HP]'s plea that for assessment of [the applicants'] right to compensation the above-mentioned provisions of the Law of 4 March 2002 should have been applied to the dispute constitutes a serious defence against the applicants' claim at first instance, in the amount awarded by the court below. If the [above-mentioned] legislative provisions are held to be applicable in the main proceedings now pending in the Paris Administrative Court, the only obligation [on AP-HP] which could be regarded as not seriously open to challenge would be the obligation to compensate the [applicants] for their non-pecuniary damage, which should be fixed, in the circumstances of the case, at 15,245 euros Consequently, the interim award [AP-HP] is required to pay should be reduced to that sum...".
  149. 20. The applicants and AP-HP appealed on points of law. The applicants submitted only one ground of appeal to the Conseil d'Etat. Relying on Article 6 § 1 of the Convention and Article 1 of Protocol No. 1 to the Convention, they argued that the immediate applicability of the Law of 4 March 2002 to pending proceedings was contrary to the Convention.
  150. 21. Having been seized in the context of a similar case (the Draon case, also submitted to the Court, application No. 1513/03), the Conseil d'Etat ruled, in an opinion delivered on 6 December 2002, that the Law of 4 March 2002 was indeed applicable to pending proceedings and was compatible with the provisions of the Convention (see paragraph 52 of the judgment on the merits).
  151. 22. In a judgment of 19 February 2003 the Conseil d'Etat, ruling on the above-mentioned appeal on points of law, followed the line set out in that opinion, observing:
  152. "It is not seriously open to challenge that such facts constituting gross negligence (faute \{caracterisee\}) which deprived [the applicants] of the possibility of terminating the pregnancy on therapeutic grounds, confer entitlement to compensation pursuant to section 1 of the Law of 4 March 2002, which came into force after the ruling of the urgent applications judge at the Paris Administrative Court and is applicable to pending proceedings. It is appropriate, in the particular circumstances of the case, to set at 50,000 euros the amount of the interim award [AP-HP] is required to pay on account of the prejudice sustained by [the applicants] personally".
  153. B. The main proceedings (action for damages against AP-HP)
  154. 23. Having received no reply from AP-HP two months after submitting their claim on 13 November 2000, and the absence of any reply amounting to implicit rejection, the applicants brought proceedings in the Paris Administrative Court. In their application they requested that the implicit rejection be set aside and AP-HP ordered to pay them, in particular, the following amounts: 2,900,000 French francs (FRF) (EUR 442,102) for the construction of a house and the purchase of a vehicle and a wheelchair; FRF 500,000 (EUR 76,225) in respect of their non-pecuniary damage and disruption to their lives; FRF 10,000,000 (EUR 1,524,490) for pecuniary damage; and FRF 30,000 (EUR 4,573) in respect of the non-pecuniary damage suffered by their elder daughter.
  155. 24. Following the opinion given by the Conseil d'Etat on 6 December 2002, the applicants submitted supplementary observations to the administrative court asking it not to consider itself bound by the Judicial Assembly's opinion and to declare the Law of 4 March 2002 incompatible with the provisions of the Convention. AP-HP, for its part, again submitted that the prenatal diagnosis communicated to the applicants would have been uncertain even if the results had not been transposed.
  156. 25. In a judgment of 25 November 2003 the Paris Administrative Court ordered AP-HP to pay the applicants a total of EUR 224,500 (EUR 220,000 on their own behalf and EUR 4,500 on behalf of their elder daughter) in respect of their non-pecuniary damage and the disruption to their lives. It observed in particular:
  157. "Liability:
    [The applicants] seek to establish [AP-HP's] liability for the damage they suffered on account of the fact that their daughter C. was born with a disability not detected during the pregnancy;
    ...
    The provisions of section 1 of the Law of 4 March 2002, in the absence of any provisions in the Law providing for deferred entry into force, are applicable under the conditions of ordinary law following publication of the Law in the Official Gazette of the French Republic. The rules which it lays down, as decided by the legislature on general-interest grounds relating to ethical considerations, the proper organisation of the health service and the equitable treatment of all disabled persons, are not incompatible with the requirements of Article 6 of the Convention..., with those of Articles 13 and 14 of the Convention or with those of Article 1 of Protocol No. 1 to [the] Convention.... The general-interest ground which the legislature took into account when laying down the rules contained in the first three sub-paragraphs of paragraph I justifies their application to situations which arose prior to the commencement of pending proceedings. Having regard to the wording of the Law of 4 March 2002, neither the fact that the system of compensation has not yet entered into force nor the fact that the mistaken diagnosis is alleged to have resulted from negligence in the organisation and functioning of the service are such as to bar application of the above-mentioned provisions to the present proceedings brought on 16 March 2001;
    The administrative courts do not have jurisdiction to determine the constitutionality of statute law. The appellants cannot therefore validly assert that the above-mentioned Law of 4 March 2002 is unconstitutional;
    [The applicants], whose elder daughter suffers from infantile spinal amyotrophy, and who decided in 1992 to terminate another pregnancy after a prenatal diagnosis had revealed that the unborn child was afflicted by the same pathology, had a daughter named C. in 1997 who was seen during 1999 to be likewise suffering from that disorder whereas, in view of the results of the amniocentesis conducted on [Mrs Maurice], they had been told that the foetus could be declared healthy. That information proved to have been incorrect because the results from two patients had been transposed. The investigation showed that the switch was imputable to [AP-HP], which runs the Necker Children's Hospital on whose premises the sample had been analysed. The switching of the results constituted gross negligence (faute \{caracterisee\}) for the purposes of the Law of 4 March 2002. In order to absolve itself of liability, Assistance Publique - \{Hopitaux\} de Paris cannot effectively argue that, even in the absence of negligence, the diagnosis would not have been reliable because of the presence of the mother's blood in the foetal sample, since in such circumstances it was incumbent on the practitioner responsible for the analysis to inform [the applicants] accordingly, so that they would then have been able to have a new sample taken. The gross negligence mentioned above deprived the applicants of the possibility of terminating the pregnancy on therapeutic grounds, for which there is no time-limit. Such negligence entitles them to compensation under the conditions laid down in section 1 of the Law of 4 March 2002...;"
    26. As regards assessment of the damage suffered, the court ruled as follows:
    "... firstly, the amounts sought in respect of treatment, special education costs and the costs of building a new house and purchasing a vehicle and an electric wheelchair relate to special burdens arising throughout the life of the child from her disability and cannot therefore be sums for which [AP-HP] is liable, regard being had to the above-mentioned provisions of section 1 of the Law of 4 March 2002;
    ... secondly, [the applicants] are suffering non-pecuniary damage and disruptions to their lives, particularly their work, of exceptional gravity, regard being had to the profound and lasting change in their lives resulting from the birth of a second severely disabled child. In the circumstances of the case, these two heads of damage must be assessed at 220,000 euros. Consequently, [AP-HP] is ordered to pay that sum to [the applicants], after deducting the interim award paid;
    ... thirdly, the above-mentioned provisions of the Law of 4 March 2002 do not bar payment of compensation, under the rules of ordinary law, for the non-pecuniary damage suffered by A. Maurice on account of the fact that her sister was born with a disability. In the circumstances of the case, a fair assessment of that damage requires [AP-HP] to pay the sum of 4,500 euros to [the applicants] acting on behalf of their child".
  158. 27. On 19 January 2004 the applicants appealed against the above judgment. The appeal is at present pending before the Paris Administrative Court of Appeal.
  159. C. ACTION AGAINST THE STATE FOR DAMAGE INFLICTED

  160. by reason of legislation
  161. 28. In a complaint submitted to the Prime Minister on 24 February 2003 the applicants requested payment of compensation in the sum of EUR 1,970,593.33 based on the State's liability for damage inflicted by reason of the Law of 4 March 2002.
  162. 29. On expiry of the two-month time-limit following the lodging of their complaint, the applicants referred it to the Paris Administrative Court, requesting it to set aside the Prime Minister's implicit decision to reject it and to order the State to compensate them for the damage they considered they had suffered.
  163. 30. In a judgment of 25 November 2003 the Paris Administrative Court dismissed the complaint. It observed in particular:
  164. "It is clear from the drafting history of the Law of 4 March 2002 that this provision is based, firstly, on the desire of the legislature not to require health-care professionals or establishments to pay compensation for the burdens occasioned by a disability not detected during pregnancy, and secondly on a fundamental requirement: the rejection of any discrimination between disabled persons whose disability would be compensated for in accordance with the principles of liability and those whose disability would be covered by national solidarity, their mother having refused an abortion or the disability being undetectable at the time of the prenatal diagnosis;
  165. This desire on the part of the legislature to eliminate any discrimination between disabled persons is a bar to the establishment [by the applicants] of the State's liability by reason of the immediate application to pending proceedings of the Law of 4 March 2002, for the purpose of obtaining compensation for the special burdens arising from the disability, not detected during the pregnancy, of their child C. Consequently, the [applicants'] submissions seeking the annulment of the contested decision and an order requiring the State to pay damages must be dismissed;..."
  166. 31. The applicants appealed against this judgment. The appeal is now pending before the Paris Administrative Court of Appeal.
  167. II. RELEVANT DOMESTIC LAW AND PRACTICE

  168. 32. Here the Court refers to the judgment on the merits (§§ 37 to 59).
  169. THE LAW
  170. 33. On 15 May 2006 the applicants sent the registry the text of an agreement, signed by the parties' representatives, which reads as follows:
  171. "Agreement
  172. Between, on the one hand,
  173. The State, represented by Mr Xavier Bertrand, Minister for Health and Solidarity,...;
  174. Assistance Publique - \{Hopitaux\} de Paris, a public health establishment...
  175. And on the other hand
  176. Mr and Mrs Maurice...
  177. The signatories of the present agreement being referred to hereafter as "the parties",
  178. The terms of Agreement are preceded by the following statement of the facts of the case:
  179. Mr and Mrs Maurice had a first child, A., who was born on 9 October 1990 and discovered to be suffering from Type 1 infantile spinal amyotrophy. In 1992 Mrs Maurice became pregnant again. A prenatal diagnosis, carried out at the Nancy University Hospital showed that the child she was carrying was affected by the same illness as daughter A. The couple therefore decided to terminate that pregnancy.
  180. In 1997 Mrs Maurice, who was pregnant for the third time, underwent another prenatal diagnosis, carried out at the Briey General Hospital, which sent the sample taken to the molecular diagnosis laboratory of the Necker Children's Hospital Group. In June 1997 the results of the test carried out on the sample indicated that the child expected was not affected by infantile spinal amyotrophy.
  181. That is how Mrs Maurice came to give birth to daughter C. on 25 September 1997.
  182. However, by 15 June 1999 it was observed that C. was suffering from disorders revealing the existence of infantile spinal amyotrophy.
  183. Mr and Mrs Maurice then submitted a claim to AP-HP on 13 November 2000 seeking compensation in full for the damage sustained as a result of the erroneous prenatal diagnosis carried out at the molecular diagnosis laboratory of the Necker Children's Hospital Group.
  184. They then brought an action for damages on 16 June 2001 in the Paris Administrative Court.
  185. In its judgment of 25 November 2003 the Paris Administrative Court pointed to the terms of section 1 of the Law of 4 March 2002 on patients' rights and the quality of the health system, which provides: "No-one may claim to have suffered damage by the mere fact of his or her birth... Where the liability of a health-care professional or establishment is established \{vis-a-vis\} the parents of a child born with a disability not detected during the pregnancy by reason of gross negligence, the parents may claim compensation in respect of their damage only. That damage cannot include the special burdens arising from the disability throughout the life of the child. Compensation for the latter is a matter for national solidarity. The provisions of the present sub-section I shall be applicable to proceedings in progress, except for those in which an irrevocable decision has been taken on the principle of compensation".
  186. It held that the mistaken diagnosis resulting from mixing up the results of two different patients constituted gross negligence conferring entitlement to compensation under the conditions laid down in section 1 of the Law of 4 March 2002.
  187. It ordered AP-HP to pay compensation to Mr and Mrs Maurice in respect of their non-pecuniary damage and the disruption to their lives, particularly their working lives, but refused the compensation claims they had submitted in respect of the special burdens arising from their child's disability.
  188. In execution of that judgment, AP-HP paid Mr and Mrs Maurice the sum of 224,500 euros, which included compensation for the non-pecuniary damage suffered by their daughter A.
  189. On 19 January 2004 Mr and Mrs Maurice appealed against the judgment of the Paris Administrative Court to the Paris Administrative Court of Appeal.
  190. In their appeal they argued that the provisions of the Law of 4 March 2002 which limited compensation to "their damage only", excluding "the special burdens arising from the disability throughout the life of the child", were not applicable to the case, and claimed compensation for all the damage they had sustained on account of the incorrect diagnosis.
  191. Mr and Mrs Maurice also asked the Paris Administrative Court, in an application lodged on 28 April 2003, to order the State, on the basis of liability without fault, to pay them compensation for the prejudice they had suffered through application of Law No. 2002-303 of 4 March 2002 on patients' rights and the quality of the health system.
  192. When the Paris Administrative Court refused their application in its judgment of 25 November 2003, Mr and Mrs Maurice appealed to the Paris Administrative Court of Appeal.
  193. Lastly, on 28 February 2003, Mr and Mrs Maurice lodged an application with the European Court of Human Rights.
  194. That application directly contested the compatibility with the Convention of section 1 of Law No. 2002-303 of 4 March 2002, concerning medical liability for the birth of a disabled child.
  195. On 6 October 2005 the European Court of Human Rights gave judgment against France in so far as the retrospective effect of the Law of 4 March 2002 had deprived the applicants, without reasonably proportionate compensation, of a substantial portion of the damages they had claimed.
  196. In its judgment the Grand Chamber of the Court observed that the Law of 4 March 2002 had "abolished purely and simply, with retrospective effect, one of the essential heads of damage, relating to very large sums of money, in respect of which the parents of children whose disabilities had not been detected before birth, like the applicants, could have claimed compensation from the hospital held to be liable" (p. 28).
  197. "The grounds relating to ethical considerations, equitable treatment and the proper organisation of the health service mentioned by the Conseil d'Etat in its opinion of 6 December 2002 and relied on by the Government could not, in the instant case, legitimise retrospective action whose result was to deprive the applicants, without sufficient compensation, of a substantial portion of the damages they had claimed, thus making them bear an individual and excessive burden" (p. 29).
  198. In its judgment of 6 October 2005 the European Court of Human Rights invited the parties to reach a negotiated settlement.
  199. The proper course of action is accordingly to make good the damage sustained by Mr and Mrs Maurice on account of negligence on the part of AP-HP and the retrospective nature of the impugned legislation.
  200. The parties have come together and decided to end the dispute between them.
  201. In consequence, they have reached the following Agreement:
  202. Article 1:
  203. As requested by the Court, the purpose of the present agreement is to afford just satisfaction to Mr and Mrs Maurice and to put an end to the disputes between them and the State and AP-HP relating to the damage they sustained on account of negligence by AP-HP and the retrospective scope of section 1 of the Law of 4 March 2002.
  204. Article 2: Compensation
  205. The compensation proposed to Mr and Mrs Maurice to make good the damage they have sustained amounts to 2,065,000 (two million sixty-five thousand) euros, made up as follows:
  206. - for provision of the child's material needs, by her parents, throughout her life, a capital sum of 1,690,000 euros;
  207. - for all other heads of damage taken together, the sum of 375,000 euros.
  208. Interest is payable on the sum of 2,065,000 euros from 14 November 2000. The accrued interest on 14 February 2002 and on that date in each succeeding year will be capitalised and will itself earn interest, the total compound interest to be calculated as on 31 March 2006.
  209. The default interest and capitalised interest accrued by 31 March 2006 amount to the sum of 375,279.14 euros (three hundred and seventy-five thousand two hundred and seventy-nine euros and fourteen cents).
  210. The sum to be paid to Mr and Mrs Maurice is therefore 2,440,279.14 euros (two million four hundred and forty thousand two hundred and seventy-nine euros and fourteen cents).
  211. That payment excludes any other form of reparation to Mr and Mrs Maurice.
  212. Article 3: Waivers
  213. In consideration of payment of the sum intended as final settlement mentioned in Article 2, Mr and Mrs Maurice undertake to withdraw their claims against AP-HP (application No. 04PA00232) and the State (application No. 04PA00233) before the Paris Administrative Court of Appeal. In addition, they will inform the ECHR that they have obtained just satisfaction and that they wish to withdraw all further compensation claims against the French State before that Court.
  214. Article 4: Settlement effect
  215. The present agreement is governed by French law and constitutes settlement for the purposes of Articles 2044 et seq. of the Civil Code.
  216. The present agreement has the binding effect of a final judgment by virtue of Article 2052 of the Civil Code.
  217. Article 5: Payment
  218. Payment of the sums due under the terms of the present settlement shall be effected by bank or postal account transfer from Assistance Publique - \{Hopitaux\} de Paris to Mr and Mrs Maurice within 45 days from the date of receipt (by AP-HP) of the present agreement, duly signed by the parties. For that purpose, Mr and Mrs Maurice will send their bank or postal account details to Assistance Publique - \{Hopitaux\} de Paris.
  219. The official empowered to authorise the payment shall be the treasurer of Assistance Publique - \{Hopitaux\} de Paris..."
  220. 34. The Court takes formal note of the above agreement. It observes that its purpose is to put an end to the dispute. It further observes that under the terms of the settlement thus reached the applicants will be paid compensation for the prejudice they have suffered and that in consideration they will withdraw all other compensation claims against the French State before the Court and their actions against AP-HP and the State in the Paris Administrative Court of Appeal.
  221. 35. Having examined the terms of the agreement reached, the Court considers that it is equitable within the meaning of Rule 75 § 4 of the Rules of Court and that it is based on respect for human rights as defined in the Convention and its Protocols (Article 37 § 1 in fine of the Convention and Rule 62 § 3 of the Rules of Court).
  222. 36. Accordingly, the remainder of the case should be struck out of the Court's list (Article 37 § 1 (b) of the Convention and Rule 43 § 3).
  223. FOR THESE REASONS, THE COURT UNANIMOUSLY
  224. 1. Takes formal note of the agreement between the parties and the arrangements made to ensure compliance with the undertakings given therein (Rule 43 § 3 of the Rules of Court);
  225. 2. Decides to strike the remainder of the case out of its list.
  226. Done in English and in French, and notified in writing on 21 June 2006, pursuant to Rule 77 §§ 2 and 3 of the Rules of Court.
  227. Luzius WILDHABER
  228. President
  229. T.L. EARLY
  230. Section Registrar

Печать

Печатать