9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация

Определение от

По делу № 33-875/2019,33-10569/2018
  1. Судья Лихоман В.П. Дело №33-875/2019
  2. 33-10569/2018
  3. УИД 26RS0016-01-2018-000787-55
  4. АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  5. город Ставрополь 06 февраля 2019 г.
  6. Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда в составе: председательствующего судьи Шурловой Л.А.,
  7. судей краевого суда Быстрова О.В. и Чернышовой Н.И.,
  8. при секретаре судебного заседания Павловой Н.В.,
  9. рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Голосовой Г.А. и Голосова Е.А.,
  10. на решение Пятигорского городского суда Ставропольского края от 16 октября 2018 г.
  11. по гражданскому делу по иску Голосовой Г.А. и Голосова Е.А. к Голосовой Т.А. о признании недействительным договора дарения недвижимости - жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: <адрес>, заключенного ДД.ММ.ГГГГ между Голосовой В.С. и Голосовой Т.А., применении последствия недействительности сделки, прекращении права собственности Голосовой Т.А. на указанное недвижимое имущество, исключении из Единого государственного реестра недвижимости записи от ДД.ММ.ГГГГ о праве Голосовой Т.А. на указанное недвижимое имущество и включении его наследственную массу,
  12. заслушав доклад судьи Быстрова О.В., судебная коллегия
  13. Установила:

  14. Согласно исковому заявлению и объяснениям истцов, их мать, в том числе и мать ответчицы Голосовой Т.А. - Голосова В.С. умерла ДД.ММ.ГГГГ Наследниками после ее смерти являются они - истцы Г.Г.А. и Голосова Е.А., а также ответчица Г.Т.А. В состав наследственной массы, оставшейся после смерти Г. B.C., вошло следующее имущество: право пожизненного наследуемого владения земельным участком с кадастровым номером № площадью 458 кв.м., расположенным по адресу: <адрес>; земельный участок с кадастровым номером № площадью 14000 кв.м., расположенный по адресу: <адрес>, и земельный участок, №, площадью 1000 кв.м., расположенный <адрес>, в границах земель СПК Горячеводский, участок 63. На указанное имущество выданы свидетельства о праве на наследство по закону.
  15. При этом в наследственную массу не вошел жилой дом с кадастровым номером № и земельный участок с кадастровым номером №, площадью 600 кв.м., расположенные по адресу: <адрес>.
  16. При оформлении наследства из выписки ЕГРН от ДД.ММ.ГГГГ истцы узнали, что указанное имущество подарено их материю при жизни ответчице на основании договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ, переход права собственности зарегистрирован ДД.ММ.ГГГГ
  17. Как указали истицы, в декабре 2014 года у их матери ухудшилось состояние здоровья, она стала плохо ориентироваться в пространстве, плохо узнавала знакомых и близких, у нее появились страхи, она отрицательно реагировала на речь, в связи с чем они - истцы, отвели её на прием к врачу в платную поликлинику ДД.ММ.ГГГГ, где ей был поставлен диагноз болезнь Альцгеймера и назначено лечение. Г. B.C. не могла обходиться без посторонней помощи, и они решили, что, так как их сестра - ответчица Г.Т.А. проживала одна, имела ненормированный рабочий день, то она переедет жить к матери, чтобы за ней присматривать.
  18. Несмотря на занятость в семье и на работе, они - истцы, также продолжали навещать мать и ухаживать за ней, Г.Г.А. ежедневно, а Голосова Е.А. время от времени.
  19. Психическое состояние Г. B.C. ухудшалось, она перестала узнавать своих детей, не реагировала на речь, ее преследовали страхи воды, газа, она перестала обслуживать себя, выходить из дома, пенсию самостоятельно не получала, не готовила, не ходила в магазин, не могла в быту обходиться без посторонней помощи.
  20. Как указали истицы, они ничего не знали о дарении их матерью ответчице указанного имущества в ноябре 2015 года, не слышали от матери об этой сделке, а также о желании подарить имущество Голосовой Т.А. или как-то распорядиться им.
  21. Так как состояние Г. B.C. было стабильно плохим, болезнь лечению не поддавалась, смысла дополнительного обращения в психоневрологический диспансер они - истцы, не видели. На учете в психоневрологическом диспансере их мать не состояла, и к врачам более не обращались.
  22. Истцы считают, что у Г. B.C., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, в возрасте 81 год, на момент совершения спорной сделки в ноябре 2015 года, усматривались черты зависимости, что привело к эмоционально-волевыми расстройствам с несамостоятельностью в принятии решений, с потребностью в поддержке, опеке, что оказало значительное влияние на возможность социального функционирования и однозначно определило ее неспособность понимать значение своих действий и руководить ими во время заключения сделки, что, по их мнению, подтверждается диагнозом, симптомами, проявлением болезни Альцгеймера, свидетельскими показаниями.
  23. На основании изложенного, истцы, уточнив в ходе судебного разбирательства дела, заявленные требования, просили суд: признать недействительным договор дарения недвижимости - жилого дома с кадастровым номером № и земельного участка с кадастровым номером 26:29:090311:21, площадью 600 кв.м., расположенных по адресу: <адрес>, заключенный ДД.ММ.ГГГГ между Г. B.C. и Голосовой Т.А.; применить последствия недействительности сделки, прекратив право собственности Голосовой Т.А. на указанное имущество, исключив из ЕГРП записи №-№2 от ДД.ММ.ГГГГ; включить в наследственную массу, оставшуюся после смерти Г. B.C., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, умершей ДД.ММ.ГГГГ, недвижимое имущество - жилой дом с кадастровым номером № и земельный участок с кадастровым номером №, площадью 600 кв.м., расположенные по адресу: <адрес>.
  24. Обжалуемым решением Пятигорского городского суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ в удовлетворении исковых требований отказано.
  25. Не согласившись с решением суда, истцами Голосовой Г.А. и Г.Е.А., подана апелляционная жалоба, в которой просит решение суда отменить, вынести новое решение, удовлетворить их требования. В обоснование жалобы указывает на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, нарушение судом норм материального и процессуального закона. Указывает на то, что положенное в основу решения суда заключение судебной психиатрической экспертизы является недопустимым доказательством, неполным.
  26. В возражениях на апелляционную жалобу ответчик Г.Т.А. просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
  27. В судебное заседание Г.Е.А. не явился, о времени и месте судебного заседания был извещен надлежащим образом. В соответствии с положениями части 3 статьи 167 и части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.
  28. Исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав Г.Г.А., поддержавшую требования жалобы, просившую отменить решение суда, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения, судебная коллегия приходит к следующему.
  29. В соответствии с п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
  30. Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, что истцы Г.Г.А. и Голосова Е.А. приходятся друг другу родными сестрой и братом соответственно. Ответчица Г.Т.А. также приходится им родной сестрой. Матерью истица и ответчице приходилась умершая ДД.ММ.ГГГГ Г. B.C.
  31. Указанные обстоятельства подтверждаются свидетельством о праве на наследство по закону, выданным нотариусом <адрес> Ж.С.А. и свидетельством о смерти Г. B.C.
  32. Собственником жилого дома с кадастровым номером № и земельного участка под ним с кадастровым номером 26:29:090311:21, расположенных по адресу: <адрес>, согласно данным ЕГРН, является ответчица Г.Т.А. на основании заключенного ДД.ММ.ГГГГ с Г. B.C. договора дарения указанного имущества. Переход права собственности ДД.ММ.ГГГГ прошел государственную регистрацию.
  33. В связи с оспариванием истцами указанного договора дарения по приведенным ими основаниям, судом ДД.ММ.ГГГГ по ходатайству представителя истцов была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза в целях разрешения вопроса о способности Г. B.C. понимать значение совершаемые ею действий и руководить ими в ноябре 2015 года, в период заключения оспариваемой сделки. Производству судебной экспертизы поручено экспертам ГБУЗ <адрес> «<адрес>вая клиническая психиатрическая больница №».
  34. Как следует из заключения экспертов, Г. B.C. на момент подписания договора дарения ДД.ММ.ГГГГ могла понимать значение своих действий и руководить ими. Принятие Г. B.C. решения о заключении договора дарения имущества в пользу Голосовой Т.А. носило рациональный для Г. B.C. характер и было обусловлено её свободным волеизъявлением.
  35. Разрешая спор, суд пришел к выводу о недоказанности истцом совершения дарителем сделки в таком состоянии, когда она не была способна понимать значение своих действий и руководить ими, с учетом норм ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказал в иске.
  36. Судебная коллегия с указанными выводами суда первой инстанции соглашается, т.к. достаточных, допустимых доказательств, с достоверностью подтверждающих тот факт, что на дату совершения сделки (ДД.ММ.ГГГГ) Голосова В.С. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, истцами суду не представлено, притом, что именно они и должен были доказать это обстоятельство.
  37. Таким допустимым доказательством (с учетом необходимости специальных медицинских познаний психиатра и психолога для установления психического состояния дарителя и возможности понимать значение своих действий и руководить ими в момент совершения сделки) является заключение экспертов ГБУЗ <адрес> «<адрес>вая клиническая психиатрическая больница №». Эксперты пришли к выводу, что Г. B.C. на момент подписания договора дарения ДД.ММ.ГГГГ могла понимать значение своих действий и руководить ими. Принятие Г. B.C. решения о заключении договора дарения имущества в пользу Голосовой Т.А. носило рациональный для Г. B.C. характер и было обусловлено ее свободным волеизъявлением. Заключение экспертов, предупрежденных об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, является подробным, мотивированным (со ссылками на имеющиеся в деле доказательства, медицинские документы), логичным.
  38. Ссылка в жалобе на необоснованный отказ суда в назначении повторной посмертной судебно-психиатрической экспертизы отклоняется судебной коллегией.
  39. В силу ч. 2 ст. 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.
  40. Сомнений в правильности и обоснованности заключения экспертов № от ДД.ММ.ГГГГ у суда не возникло, противоречий в выводах эксперта не установлено. Судебная коллегия находит правильными и соответствующими закону и обстоятельствам дела все выводы суда первой инстанции, по которым истцам отказано в удовлетворении ходатайства о назначении повторной посмертной судебно-психиатрической экспертизы.
  41. Ссылка в жалобе на неполноту экспертного заключения, неучет медицинской документации и показаний допрошенных судом свидетелей отклоняется судебной коллегией. Эксперты исходили из того объема медицинской документации, которая была представлена судом, все эти сведения медицинского характера, а также показания свидетелей о состоянии здоровья Голосовой В.С. (в т.ч. и в названный период времени) учтены экспертами. Данных о состоянии дарителя в спорный период, которые не были бы учтены экспертами, нет. Об истребовании дополнительных доказательств сторона истца в суде первой инстанции не просила, не возражала окончить рассмотрение дела по представленным доказательствам.
  42. Довод жалобы об отказе отложения судебного заседания на другой срок, в связи с участием адвоката в другом судебном процессе, назначенном ранее в другом городе, подлежит отклонению, поскольку как правильно указал суд первой инстанции, отсутствуют доказательства в его обосновании.
  43. Исходя из содержания нормы ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, лицо само определяет объем своих прав и обязанностей в гражданском процессе. Поэтому лицо, определив свои права, реализует их по своему усмотрению. Распоряжение своими правами по усмотрению лица является одним из основополагающих принципов судопроизводства.
  44. Неявка лиц, извещенных в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, является их волеизъявлением, свидетельствующим об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в судебном разбирательстве дела и иных процессуальных прав, поэтому не является преградой для рассмотрения судом дела по существу.
  45. Суд апелляционной инстанции считает, что нежелание указанных лиц непосредственно являться в суд для участия в судебном заседании, свидетельствует об их уклонении от участия в состязательном процессе.
  46. По изложенным мотивам судебная коллегия находит несостоятельными доводы жалобы истцов.
  47. Предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований к отмене решения суда по доводам жалоб нет.
  48. Руководствуясь статьями 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия
  49. Определила:

  50. решение Пятигорского городского суда Ставропольского края от 16 октября 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Голосовой Г.А. и Голосова Е.А. - без удовлетворения.
  51. Председательствующий:
  52. Судьи:

Печать

Печатать