9999
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация

Постановление 20-й ААС от

  1. Резолютивная часть постановления объявлена 01.11.2018
  2. Постановление изготовлено в полном объеме 08.11.2018
  3. Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Тимашковой Е.Н., судей Мордасова Е.В. и Стахановой В.Н., при ведении протокола судебного заседания секретарем Гришиной Е.Г., при участии представителей истца – товарищества с ограниченной ответственностью иностранного предприятия «Борусан Макина Казахстан» (Казахстан, г. Алматы, РНН 600700196728, БИН 991040001450) – Калакиной Л.В. (доверенность от 01.09.2018 № 169) и ответчика – закрытого акционерного общества «ВТФ-Импэкс» (г. Рязань, ОГРН 1096229002561, ИНН 6229067253) – Мищихина Ю.В. (доверенность от 08.10.2018), Шлепанова А.Ю. (доверенность от 29.10.2018) и Константиновой Л.А. (доверенность от 08.10.2018), в отсутствие представителей третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, – закрытого акционерного общества «Рязанский станкостроительный завод» (г. Рязань, ОГРН 1106229003308, ИНН 6229040004), извещенного о времени и месте судебного разбирательства надлежащим образом, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу закрытого акционерного общества «ВТФ-Импэкс» на решение Арбитражного суда Рязанской области от 26.07.2018 по делу № А54-7526/2015 (судья Шишков Ю.М.),
  4. Установил:

  5. товарищество с ограниченной ответственностью иностранное предприятие «Борусан Макина Казахстан» (далее – истец) обратилось в Арбитражный суд Рязанской области с исковым заявлением к закрытому акционерному обществу «ВТФ-Импэкс» (далее – ответчик) об обязании заменить некачественный товар – станок фрезерный горизонтально-расточной мод. РГР2622Ф1, заводской номер С-130911704, серийный номер 3, год выпуска 2013, в течение двух недель с момента вступления решения в законную силу; о взыскании убытков в размере 790 400 тенге, государственной пошлины в размере 12 198 рублей и расходов на оплату услуг представителя в сумме 50 000 рублей (с учетом уточнений исковых требований, принятых судом).
  6. Определением суда первой инстанции от 14.03.2016 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено закрытое акционерное общество «Рязанский станкостроительный завод» (далее – третье лицо).
  7. Решением Арбитражного суда Рязанской области от 26.07.2018 исковые требования удовлетворены.
  8. Не согласившись с принятым судебным актом, ответчик обратился с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить и принять по делу новый судебный акт. В обоснование своих доводов указывает, что проведенная в рамках рассматриваемого дела экспертиза не может быть признана надлежащим доказательством по делу.
  9. От истца в суд апелляционной инстанции поступил отзыв на апелляционную жалобу, в котором он, считая принятое решение законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.
  10. Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы и изложенные в отзыве возражения, суд апелляционной инстанции считает, что решение суда не подлежит отмене по следующим основаниям.
  11. Из материалов дела следует, что между истцом (покупатель) и ответчиком (продавец) заключен договор от 02.10.2013 № 37/2013/999-54 (далее – договор), согласно которому ответчик продает, а истец покупает станок фрезерного горизонтально-расточной мод. РГР2622Ф1 (далее – оборудование, станок). Общая стоимость, включая стоимость оборудования, а также пусконаладочных и монтажных работ составила 10 896 900 рублей (т. 1, л. 11 – 15). Обязательство по оплате станка истцом выполнено в полном объеме.
  12. Согласно пункту 6.1 договора гарантийный срок эксплуатации оборудования составляет 24 месяца со дня подписания акта приемо-сдаточных испытаний станка на территории покупателя.
  13. Такой акт подписан 13.12.2013 (т. 1, л. 17).
  14. В процессе эксплуатации истец выявил технические неполадки. После неоднократных обращений к ответчику он обратился к третьему лицу – изготовителю станка, которому в письмах от 14.05.2014 № 250\14-2, от 27.05.2014 № 261\14-2 и от 16.06.2014 сообщал о возникших неполадках (т. 1, л. 18 – 20).
  15. Письмом от 04.08.2014 № 357/14-2 истец в адрес ответчика и третьего лица направил запрос для получения разрешения на техническое обследование с целью выявления причин неисправности с последующим ремонтом станка.
  16. Письмом от 05.08.2014 № 166 ответчик направил подтверждение о возможности проведения технического обследования и выявления неисправности с последующим ремонтом станка силами и за счет истца (т. 1, л. 23).
  17. В соответствии с актом приемки выполненных работ по обследованию от 05.08.2014, подписанному истцом и ТОО «РВСА», последний выполнил работы по диагностике неисправности и уточнению причин неработоспособности станка. В результате проведенной диагностики выявлено, что станок «в существующей комплектации не имеет возможности работать как станок с числовым программным управлением. В данной комплектации возможна лишь полуавтоматическая работа станка» (т. 3, л. 38 – 44).
  18. Между истцом и ТОО «РВСА» 21.08.2014 подписан акт о выполненных работах по восстановлению станка, включающих перемонтаж, ревизию, наладку. Стоимость работ составила 604 800 тенге (т. 3, л. 49).
  19. Письмом от 22.12.2014 № 593/14-2 истец повторно обратился к ответчику и третьему лицу о привлечении представителей для устранения причин неисправности, так как станок находился в полурабочем состоянии.
  20. Актом от 23.04.2015, подписанными представителями третьего лица Черкасовым Л.Н. и Уткиным Д.И. совместно с представителем истца Зеленским В.В., подтверждено, что станок имеет неустраненные неисправности.
  21. Истцом в адрес ответчика направлено письмо от 14.07.2015 № 912 о необходимости направления представителя для освидетельствования фактов наличия скрытых дефектов в станке и составления всех соответствующих документов.
  22. Письмом от 07.08.2015 № 1064 истец просил ответчика о направлении представителей для составления акта о скрытых недостатках станка, а также известил его о намерении в случае игнорирования привлечь для составления соответствующего акта в качестве независимой стороны ТОО «Карагандацентрэкспертиза».
  23. ТОО «Карагандацентрэкспертиза» составлен акт экспертизы от 26.08.2015 № 02-03/0255, в котором отражены технические неполадки, препятствующие нормальному функционированию станка (т. 1, л. 43 – 44).
  24. Телеграммой от 22.09.2015 истец вновь просил ответчика направить представителя для осмотра станка, однако данное требование оставлено без ответа.
  25. Претензией от 05.10.2015 истец просил ответчика о замене станка ненадлежащего качества на станок надлежащего качества.
  26. Поскольку указанная претензия оставлена без удовлетворения, истец обратился в арбитражный суд с исковым заявлением.
  27. Рассматривая спор по существу и удовлетворяя требования, суд первой инстанции обоснованно руководствовался следующим.
  28. В силу статей 309 и 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения договора не допускается.
  29. В соответствии со статьей 456 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар, предусмотренный договором купли-продажи.
  30. Пунктом 1 статьи 469 ГК РФ установлена обязанность продавца передать покупателю товар, качество которого соответствует договору.
  31. Согласно пункту 2 статьи 475 ГК РФ в случае существенного нарушения требований к качеству товара покупатель вправе по своему выбору: отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы; потребовать замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору.
  32. На основании пункта 2 статьи 520 ГК РФ покупатель вправе отказаться от оплаты товаров ненадлежащего качества и некомплектных товаров, а если такие товары оплачены, потребовать возврата уплаченных сумм впредь до устранения недостатков и доукомплектования товаров либо их замены.
  33. Таким образом, продавец по договору обязался обеспечить качество и комплектность поставляемого оборудования, в случае нарушения требований к качеству оборудования – заменить некачественное оборудование.
  34. Пунктом 4.1 договора сторонами согласовано, что качество поставляемого оборудования должно соответствовать техническим условиям и ГОСТ, является твердой для данного вида оборудования, при обнаружении дефектов осуществляется обязательный вызов представителя продавца.
  35. Ответчик гарантировал, что качество оборудования соответствует техническим требованиям и условиям, установленным производителем оборудования, подписав акт приемо-сдаточных испытаний оборудования.
  36. Согласно Руководству по эксплуатации РГР2622Ф1.00.000РЭ (далее – руководство) станок фрезерный горизонтально-расточной мод. РГР2622Ф1 является широкоуниверсальным и предназначен для работ по фрезерованию, сверлению, растачиванию, развертыванию и зенкерованию, а также нарезанию резьбы в условиях индивидуального и серийного производства. Встроенная планшайба с радиальным суппортом позволяет осуществлять расточку отверстий большого диаметра, токарную обработку пазов и т. д. На станке установлена фрезерная головка с вертикальным шпинделем, что существенно расширяет технологические возможности станка. Класс точности станка Н по ГОСТ 8-82 (т. 2, л. 1 – 178).
  37. Суд первой инстанции установил, что ответчиком не представлено доказательств возникновения недостатков поставленного оборудования после его передачи истцу вследствие нарушения им правил пользования станком, либо действий третьих лиц или непреодолимой силы.
  38. Из имеющихся в материалах дела журнала ТО механика на горизонтально-фрезерный расточный станок РГР 2622Ф1 (листы 1 – 3), журнала ТО механика на горизонтально-фрезерный расточный станок РГР 2622Ф1 на 5 листах, графика проведения ППР на 2015 и 2016 годы, а также показаний свидетелей следует, что техническое обслуживание станка истцом производилось надлежащим образом.
  39. Судом первой инстанции по ходатайству ответчика назначена судебная экспертиза по установлению причин возникновения недостатков и возможности их устранения. Проведение экспертизы поручено эксперту АНО «Центральный институт экспертизы, стандартизации и сертификации» – Федотову Николаю Петровичу.
  40. Вместе с тем, не согласившись с выводами и процедурой проведения указанной экспертизы, ответчик заявил ходатайство о проведении повторной экспертизы, проведение которой просил поручить АНО «Центр независимых строительных экспертиз».
  41. Суд первой инстанции согласился с мнением ответчика, пришел к выводу о нарушении экспертом Федотовым Н.П. порядка проведения экспертизы, в связи с чем назначил повторную экспертизу, проведение которой поручил экспертам АНО «Центр независимых строительных экспертиз» Ахматовой Динаре Альбертовне и Подборскому Александру Эдуардовичу, имеющим соответствующие специальные познания для проведения экспертизы.
  42. На разрешение перед ними судом поставлены следующие вопросы:
  43. 1. Соответствует ли станок фрезерный горизонтально-расточной мод. РГР2622Ф1, заводской номер С-130911704, серийный номер 3, год выпуска 2013, нормам точности, согласно руководству эксплуатации РГР2622Ф1.00.000 РЭ, на дату проведения экспертизы?
  44. 2. Влияет ли на точность выверки оси шпинделя станка по оси растачиваемого отверстия методом обкатки, закрепление индикатора часового типа посредством многозвенной универсальной магнитной стойки, установленной на цилиндрической поверхности инструментальной оправки, зажатой в шпинделе станка?
  45. 3. Вносились ли какие-либо изменения и могли ли эти изменения повлиять на точность результатов выполняемых на станке операций?
  46. 4. Возможно ли исключение погрешностей выполнения операции путем установки на станок дополнительной оснастки (дополнительного оборудования, приспособлений)?
  47. 5. Установить причину возникновения имеющихся недостатков и являются ли они устранимыми?
  48. 6. Пригоден ли станок к эксплуатации в соответствии с руководством по эксплуатации РГР2622Ф1.00.000 РЭ?
  49. В соответствии с экспертным заключением от 26.01.2018 № 833-1-62-3-А54-7526-15 по результатам исследования экспертами сделан вывод о непригодности спорного станка к эксплуатации и его несоответствии нормам точности, указанным в руководстве (т. 6, л. 43 – 89).
  50. При рассмотрении дела в суде первой инстанции ответчиком было заявлено ходатайство о проведении комиссионной экспертизы, которое обоснованно отклонено судом по следующим основаниям.
  51. Проведение судебной экспертизы поручено экспертам, имеющим соответствующие образование и стаж экспертной работы. Эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Экспертное заключение противоречий не имеет, содержит исследовательскую часть, где отображено подробное описание проведенных исследований, примененных методик и сделанных на их основе выводов, а так же исчерпывающие ответы на поставленные вопросы.
  52. Кроме того, судом первой инстанции правомерно отмечено, что, устанавливая причину неисправности станка, эксперты пришли к выводу о непригодности спорного станка к эксплуатации, который аналогичен выводу, сделанному в досудебной экспертизе, проведенной ТОО «Карагандацентрэкспертиза».
  53. Оснований не доверять выводам экспертов, предупрежденных об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, у суда первой инстанции не имелось.
  54. Содержание экспертного заключения соответствует требованиям статьи 86 АПК РФ.
  55. Доводы ответчика о несогласии с выводами экспертов, правомерно отклонены судом первой инстанции.
  56. По мнению ответчика, эксперты не уяснили, что представленный на экспертизу станок не является станком с ЧПУ, а программного обеспечения в структуре данного станка в принципе быть не может.
  57. Тем не менее, согласно паспорту станок имеет обозначение РГР2622Ф1.
  58. В России принята Единая система классификации и условных обозначений для станков отечественного производства, основанная на присвоении каждому станку особого шифра (номера), являющаяся отраслевым классификатором, разработанным ЭНИМС в 1937 году.
  59. В классификации ЭНИМС девять групп: 1 – токарные, 2 – сверлильные и расточные, 3 – шлифовальные, полировальные, доводочные и заточные, 4 – электрофизические и электрохимические, 5 – зубо- и резьбообрабатывающие, 6 – фрезерные, 7 – строгальные, долбежные и протяжные, 8 – отрезные и 9 – разные.
  60. Каждая группа станков делится на десять типов (подгрупп). По комплексной классификации станку присваивается определенный шифр. Первая цифра означает группу станка, вторая – тип, следующая за первой или второй цифрами буква означает уровень модернизации или улучшения, далее следуют цифры, характеризующие основные размеры рабочего пространства станка. Буквы, стоящие после цифр, указывают на модификацию базовой модели или на особые технологические возможности (например, повышенную точность).
  61. Для станков с программным управлением (далее – ПУ) в обозначение добавляют букву Ф: с цифрой Ф1 – с предварительным набором координат и цифровой индикацией; Ф2 – с позиционной системой числового программного управления (ЧПУ); Ф3 – с контурной системой ЧПУ (например, 16К20ПФЗ) и Ф4 – с универсальной системой управления ЧПУ.
  62. В обозначение станков с цикловыми системами ПУ вводится буква Ц.
  63. Судом первой инстанции установлено, что спорный станок имеет в обозначении букву Ф с цифрой 1, вследствие чего он является станком с преднабором координат и цифровой индикацией, что и отражено в тексте экспертного заключения.
  64. В тексте заключения экспертами не указано, что представленный на экспертизу станок является станком с ЧПУ, в связи с чем ссылка ответчика в апелляционной жалобе на это обстоятельство является несостоятельной.
  65. Довод апелляционной жалобы о том, что эксперты вели речь о наличии нескольких сервоприводов в системе станка, тогда как он только один, опровергается самим текстом экспертного заключения, в котором рассматривался один сервопривод из одного имеющегося, о чем свидетельствует исследовательская часть заключения по пятому вопросу.
  66. Ответчик указывает, что экспертами употреблен термин рассогласование, а один сервопривод якобы не может рассогласовываться сам с собой. Тем не менее, данное утверждение рассчитано на отсутствие специальных технических познаний, поскольку принцип работы любого сервопривода основан на устранении рассогласования между сигналом задания и текущим положением.
  67. В экспертном заключении подробно рассматривается принцип работы сервопривода, которым является тип устройства, имеющий датчик необходимого параметра (усилия, положения, скорости, угла поворота и пр.) и блок управления данным приводом, в котором поддерживается необходимое задание от внешнего источника для осуществления движения. В блоке управления обрабатывается сигнал обратной связи от датчика, и сравнивается с сигналом задания, откуда получает сигнал рассогласования задания и текущего положения, который впоследствии он старается свести к нулю.
  68. Также судом первой инстанции правомерно отклонен довод ответчика о том, что перед проверкой станка на геометрическую точность не проведена выверка направляющих по уровню, которая является необходимым изначальным шагом согласно ГОСТ 2110-93.
  69. Данный ГОСТ регламентирует обязательную выверку станка по уровню при проведении приемочных испытаний и, согласно пункту 3 предисловия к нему, представляет собой полный аутентичный текст ИСО 30-70-1-87 «Условия приемки расточных и фрезерных станков с горизонтальным шпинделем. Проверка точности.1».
  70. Ввиду этого суд первой инстанции правомерно указал, что в рассматриваемом случае выверка по уровню была произведена при приемке станка и монтаже станка на фундамент.
  71. В соответствии с пунктом 1.5 ГОСТ 8-82 объем испытаний станков на точность должен быть минимальным, но достаточным для получения необходимой достоверности результатов испытаний и оценки точности станка.
  72. Согласно пункту 1.6 ГОСТ 8-82 при выборе проверяемых параметров точности следует отдавать предпочтение наиболее значимым из них, с учетом степени воспроизводимости результатов измерения, стабильности и точности измерений.
  73. С учетом этих требований экспертами было принято решение о порядке проведения и объеме необходимых исследований.
  74. Кроме того, судом первой инстанции отмечено, что эксперты неоднократно поясняли, что в случае наличия каких-либо искривлений в направляющих станины станка было бы невозможным постоянное строгое вертикальное смещение по оси Y с неизменным значением, а отклонения по оси X отсутствовали.
  75. С учетом этого суд первой инстанции пришел к верному выводу об отсутствии противоречий в выводах экспертов и оснований сомневаться в их обоснованности, поскольку они построены на проведенных исследованиях, ход которых подробно описан в тексте заключения, а их теоретической базой служили ГОСТы, указанные в тексте и специальная техническая литература.
  76. В апелляционной жалобе ответчик утверждает, что из экспертизы невозможно усмотреть, является ли дефект станка заводским браком или появился после ремонтных работ, проведенных истцом.
  77. Действительно, из экспертного заключения следует, что эксперты не смогли ответить на вопрос № 3, так как для этого было необходимо произвести полный разбор станка, который в рамках проводимого ими исследования технически осуществить невозможно.
  78. Однако суд апелляционной инстанции отмечает, что в соответствии с частью 2 статьи 476 ГК РФ в отношении товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы.
  79. В связи с тем, что соответствующих доказательств ответчиком представлено не было, указанный довод апелляционной жалобы подлежит отклонению.
  80. Ссылка в жалобе на то, что эксперты применили методы и средства измерения, не предусмотренные руководством по эксплуатации и действующим стандартом, отклоняется, поскольку согласно статье 3.1 ГОСТ 8-82 методы проверок и средства измерения, указываемые в стандартах на нормы точности станков, являются арбитражными, что означает возможность применения и других методов и средств при условии обеспечения выполнения требуемой точности измерения и достоверности определения измеряемых параметров точности. При этом мерительные инструменты, использованные экспертами, внесены в Государственный реестр средств измерений Российской Федерации, находятся в исправном состоянии, могут обеспечить достоверные результаты измерений и согласно паспорту применяются на всех металлорежущих станках без каких-либо исключений. Таким образом, используемый метод способен обеспечить необходимую точность измерений, замена одного мерительного инструмента на другой не ведет к получению других результатов, что и было отражено в ходе экспертизы (лист 27 заключения).
  81. В суде апелляционной инстанции ответчиком повторно заявлено ходатайство о назначении по делу комиссионной экспертизы, которое также отклонено ввиду вышесказанного.
  82. К тому же апелляционный суд отмечает, что выводы суда первой инстанции сделаны не только на экспертном заключении, но и на иных доказательствах, имеющихся в деле, в их совокупности и взаимосвязи, как то предусмотрено положениями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
  83. Ссылка в апелляционной жалобе на то, что с момента приемки станка прошло около четырех лет, в результате чего в силу природных процессов мог просесть фундамент либо произошли иные отклонения в отношении проверяемого параметра, не принимается судом апелляционной инстанции, так как не подтверждена надлежащими доказательствами и имеет предположительный характер.
  84. С учетом изложенного вывод суда первой инстанции о том, что недостатки станка носят производственный характер, а станок не пригоден к эксплуатации в соответствии с его назначением, является верным.
  85. Право требования убытков принадлежит покупателю на основании статей 15 и 393 ГК РФ.
  86. В соответствии со статьей 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы (упущенная выгода).
  87. Согласно пункту 1 статьи 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
  88. Для возмещения убытков лицо, требующее их возмещения, должно доказать факт правонарушения, наличие причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками, размер требуемых убытков.
  89. В пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ» разъяснено, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить.
  90. Судом первой инстанции установлено, что ответчиком состав и размер убытков по существу не оспорен. Причинно-следственная связь между неисполнением продавцом обязанности заменить товар и убытками, с учетом вида деятельности предприятия истца и назначения приобретенного у ответчика некачественного оборудования, истцом доказана.
  91. Досудебный порядок урегулирования спора соблюден. Претензия направлялись в адрес ответчика неоднократно.
  92. В связи с этим суд первой инстанции правомерно пришел к выводу об обоснованности требования истца о взыскании убытков в размере 790 400 тенге.
  93. При этом в силу пункта 1 статьи 317 ГК РФ денежные обязательства должны быть выражены в рублях (статья 140).
  94. Согласно пункту 2 статьи 317 ГК РФ в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (экю, «специальных правах заимствования» и др.). В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон.
  95. В пункте 11 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.11.2002 № 70 «О применении арбитражными судами статей 140 и 317 ГК РФ» указано, что при удовлетворении судом требований о взыскании денежных сумм, которые в соответствии с пунктом 2 статьи 317 ГК РФ подлежат оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах, в резолютивной части судебного акта должны содержаться: указание об оплате взыскиваемых сумм в рублях и размер сумм в иностранной валюте (условных денежных единицах) с точным наименованием этой валюты (единицы); ставка процентов и (или) размер неустойки, начисляемых на эту сумму; дата, начиная с которой производится их начисление, и день, по какой они должны начисляться; точное наименование органа (юридического лица), устанавливающего курс, на основании которого должен осуществляться пересчет иностранной валюты (условных денежных единиц) в рубли; указание момента, на который должен определяться курс для пересчета иностранной валюты (условных денежных единиц) в рубли.
  96. Пунктами 28 и 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.11.2016 № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ об обязательствах и их исполнении» разъяснено, что определяя курс и дату пересчета, суд указывает курс и дату, установленные законом или соглашением сторон. Стороны вправе в соглашении установить курс пересчета иностранной валюты (условных денежных единиц) в рубли или установить порядок определения такого курса. Если законом или соглашением сторон курс и дата пересчета не установлены, суд в соответствии с пунктом 2 статьи 317 ГК РФ указывает, что пересчет осуществляется по официальному курсу на дату фактического платежа.
  97. С учетом вышеизложенного суд первой инстанции правомерно указал, что требования истца о взыскании убытков в размере 790 400 казахстанских тенге подлежат удовлетворению с пересчетом указанной суммы в рублях по курсу Центрального Банка Российской Федерации на день платежа.
  98. В названной части апелляционная жалобы доводов не содержит.
  99. Что касается разрешения вопроса распределения расходов, то судом первой инстанции учтены положения статей 101, 106, 112 АПК РФ, разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содеращиеся в пункте 1 постановления от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела».
  100. Представленными в материалы дела доказательствами подтверждается факт несения истцом расходов на оплату услуг представителя в сумме 50 000 рублей.
  101. Поскольку в законе не определены критерии разумных пределов, суд на основании части 1 статьи 71 АПК РФ оценивает имеющиеся в деле доказательства понесенных сторонами судебных расходов по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном исследовании доказательств. Разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства (абзац 1 пункта 13 Постановления № 1).
  102. Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.07.2012 № 2545/12, суд вправе по собственной инициативе возместить расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, в разумных, по его мнению, пределах, поскольку такая обязанность является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
  103. В связи с этим судом первой инстанции справедливо указано, что в рассматриваемом случае необходимо принять во внимание то, что представителем истца подготовлено исковое заявление, дополнения к нему, возражения по доводам ответчика как в отношении назначения экспертизы, так и по экспертным заключениям, а также учесть длительность рассмотрения дела и участие представителя практически во всех судебных заседания.
  104. При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что судебные расходы подлежат взысканию с ответчика в пользу истца в размере 50 000 рублей.
  105. Доводы подателя жалобы не могут быть признаны обоснованными, так как, не опровергая выводов суда области, сводятся к несогласию с оценкой установленных судом обстоятельств по делу, что не может рассматриваться в качестве основания для отмены судебного акта.
  106. Таким образом, оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции по приведенным в апелляционной жалобе доводам не имеется.
  107. Неправильного применения судом норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены принятого судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.
  108. При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции является законным и обоснованным.
  109. Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд
  110. Постановил:

  111. решение Арбитражного суда Рязанской области от 02.08.2018 по делу № А54-7526/2015 оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.
  112. Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.
  113. Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме. В соответствии с пунктом 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подается через суд первой инстанции.
  114. Председательствующий судья
  115. Судьи
  116. Е.Н. Тимашкова
  117. Е.В. Мордасов
  118. В.Н. Стаханова

Печать

Печатать