9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация

Определение от

По делу № 33а-4861/2018
  1. Судья: Семенихина Л.Г. Дело № 33а-4861/2018
  2. А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е
  3. Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:
  4. председательствующего судьи Захарчука О.В.,
  5. судей Багаутдиновой Г.Р., Кричкер Е.В.,
  6. с участием помощника прокурора УР Вострокнутовой В.К.,
  7. при секретаре Токаревой М.В.
  8. рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 07 ноября 2018 года административное дело по апелляционной жалобе А.А.А.
  9. на решение Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 13 июля 2018 года, которым
  10. удовлетворено административное исковое заявление ФКУ ИК-8 УФСИН России по Удмуртской Республике об установлении административного надзора в отношении А.А.А.; установлен административный надзор сроком на три года со дня постановки на учёт в органе внутренних дел по избранному месту жительства, пребывания или фактического нахождения; установлены административные ограничения в виде обязательной явки четыре раза в месяц в орган внутренних дел по месту жительства, пребывания или фактического нахождения для регистрации; запрета пребывания в местах общественного питания, где осуществляется продажа спиртных напитков.
  11. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Кричкер Е.В.; выслушав заключение помощника прокурора УР Вострокнутовой В.К. об отсутствии оснований для отмены решения суда, судебная коллегия по административным делам
  12. Установила:

  13. Федеральное казённое учреждение «Исправительная колония №8» Управления Федеральной службы исполнения наказания по Удмуртской Республике (далее по тексту – ИК-8, административный истец) обратилось в Завьяловский районный суд Удмуртской Республики с административным исковым заявлением об установлении административного надзора в отношении А.А.А. (далее по тексту – административный ответчик, поднадзорное лицо).
  14. Требование мотивировано тем, что А.А.А. осуждённый за совершение преступления при рецидиве преступлений, судимость за которое в установленном законом порядке не погашена, в период отбывания наказания признан злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания.
  15. В связи с тем, что срок отбывания наказания А.А.А. истекает 20 июля 2018 года, административный истец просил суд установить в отношении него административный надзор сроком на три года с административными ограничениями в виде обязательной явки четыре раза в месяц на регистрацию в орган внутренних дел (далее по тексту – ОВД) по месту постоянного жительства, запрета посещения мест общественного питания, где осуществляется продажа спиртных напитков, запрета пребывания вне жилого или иного помещения, являющегося его местом жительства, с 22.00 до 06.00 часов.
  16. В судебном заседании:
  17. представитель ИК-8 поддержал заявленные требования, ссылаясь на доводы, изложенные в административном исковом заявлении, просил их удовлетворить;
  18. А.А.А. с требованиями административного истца в части установления четырёх ежемесячных явок в ОВД на регистрацию и в части трёхлетнего срока административного надзора не согласился, полагал сократить количество явок до одной в месяц и снизить срок административного надзора;
  19. прокурор дал заключение о возможности удовлетворения требований ИК-8 в полном объёме.
  20. Суд постановил вышеуказанное решение.
  21. В апелляционной жалобе, названной «частной» административный ответчик просит решение суда отменить, направить материалы дела на новое рассмотрение; признать незаконным и отменить постановление о признании его злостным нарушителем порядка отбывания наказания. При этом ссылается на несоответствие выводов суда обстоятельствам административного дела, нарушение судом норм материального и процессуального права.
  22. Удмуртской прокуратурой по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях представлены в суд письменные возражения на апелляционную жалобу, в которых прокурор просит оставить решение суда без изменения, апелляционную жалобу А.А.А. – без удовлетворения (л.д.75, 76).
  23. Исследовав материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия по административным делам приходит к следующему.
  24. Согласно статье 295 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее по тексту – КАС РФ) решения суда первой инстанции обжалуются в суд апелляционной инстанции путём подачи апелляционной жалобы.
  25. Таким образом «частная» жалоба А.А.А. на решение Завьяловского районного суда УР от 13 июля 2018 года фактически является апелляционной и подлежит рассмотрению по правилам статьи 307 КАС РФ.
  26. В соответствии с пунктом 2 части 1 и пунктом 1 части 3 статьи 3 Федерального закона от 6 апреля 2011 года № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» (далее по тексту – Федеральный закон), одним из оснований установления административного надзора в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого или освобождённого из мест лишения свободы и имеющего непогашенную либо неснятую судимость за совершение преступления при рецидиве преступлений, является признание его в период отбывания наказания в местах лишения свободы злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания.
  27. Как следует из материалов административного дела, приговором мирового судьи судебного участка № <адрес> Республики от 04 августа 2015 года А.А.А. признан виновным в совершении двух эпизодов преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее по тексту – УК РФ), и ему назначено наказание, в силу части 2 статьи 69 УК РФ, путём частичного сложения наказаний, в виде лишения свободы сроком на 01 год 06 месяцев, согласно статье 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 2 года.
  28. Постановлением Глазовского районного суда Удмуртской Республики от 23 ноября 2015 года условное осуждение отменено, А.А.А. направлен для отбывания наказания в виде лишения свободы на срок 01 год 06 месяцев в исправительную колонию общего режима, неотбытая часть наказания составляет 01 год 01 месяц 03 дня (л.д.12-14).
  29. Приговором исполняющей обязанности мирового судьи судебного участка № 5 г. Глазова Удмуртской Республики мирового судьи судебного участка № 1 г. Глазова Удмуртской Республики от 20 апреля 2016 года А.А.А. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «а» части 2 статьи 116 УК РФ (эпизод от 02 сентября 2014 года), по части 1 статьи 116 УК РФ (эпизоды от 29 августа 2015 года и от 11 сентября 2015 года), по части 1 статьи 119 УК РФ (эпизоды от 26 июня 2015 года и от 20 сентября 2015 года), и на основании частей 2, 5 статьи 69 и статьи 70 УК РФ ему назначено окончательное наказание, по совокупности приговоров путём частичного присоединения неотбытого наказания по приговору от 23 ноября 2015 года и по совокупности преступлений, в виде двух лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Данным приговором обстоятельством, отягчающим наказание, установлен рецидив преступлений (л.д.14-16).
  30. Постановлением Президиума Верховного Суда Удмуртской Республики от 22 декабря 2017 года приговор от 20 апреля 2016 года в части осуждения А.А.А. по части 1 статьи 116 УК РФ (эпизоды от 29 августа 2015 года и от 11 сентября 2015 года) отменён, производство по делу в данной части прекращено на основании пункта 2 части 1 и части 2 статьи 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления. Исключено из приговора указание суда на признание обстоятельством, отягчающим наказание, совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, установленный судом рецидив преступлений оставлен без изменения. Действия А.А.А. по пункту «а» части 2 статьи 116 УК РФ (эпизод от 02 сентября 2014 года) переквалифицированы на статью 116 УК РФ (в редакции от 07 февраля 2017 года). На основании части 5 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, назначенных на основании статьи 70 УК РФ и части 2 статьи 69 УК РФ и присоединения частично неотбытой части наказания по приговору от 04 августа 2015 года, окончательно назначено А.А.А. наказание в виде лишения свободы сроком 02 года 08 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима (л.д.7-11).
  31. Согласно характеристике и справке о взысканиях и поощрениях, представленных в материалы административного дела, осужденный А.А.А. 28 марта 2016 года прибыл в ИК-8 из ФКУ СИЗО-2. За время отбывания наказания имел нестабильное поведение, допускал многочисленные нарушения установленного порядка отбывания наказания, состоял на профилактическом учёте как лицо, склонное к систематическому нарушению правил внутреннего распорядка; на путь исправления не встал (л.д.20).
  32. За время отбывания наказания в ИК-8 А.А.А. имеет 32 взыскания, поощрений не имеет (л.д.21).
  33. Постановлением начальника ИК-8 от 24 февраля 2017 года, в соответствии с частью 2 статьи 116 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее по тексту – УИК РФ), А.А.А. признан злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания (л.д.19).
  34. Пунктом 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2017 года № 15 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» (далее по тексту – Постановление Пленума ВС РФ от 16 мая 2017 года № 15) разъяснено, что возможность установления административного надзора в отношении лица, указанного в части 1 статьи 3 Федерального закона и признанного в период отбывания наказания злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания, связана с самим фактом признания лица злостным нарушителем порядка отбывания наказания и не зависит от времени принятия соответствующего постановления начальником исправительного учреждения. В связи с этим истечение на момент рассмотрения дела об административном надзоре срока, в период которого лицо считается имеющим дисциплинарное взыскание, явившееся основанием для признания его злостным нарушителем порядка отбывания наказания, не влияет на возможность установления такого надзора (пункт 1 части 3 статьи 3 Закона, часть 8 статьи 117 УИК РФ).
  35. Довод административного ответчика, высказанный им при рассмотрении дела судом первой инстанции, о незаконности данного постановления, а также требование о признании незаконным и отмене последнего, изложенное в апелляционной жалобе, являются несостоятельными и подлежат отклонению, поскольку не являются юридически значимыми при разрешении заявленного спора, а выдвижение встречных требований к административному истцу в апелляционной жалобе противоречит нормам процессуального права, а потому не подлежит рассмотрению (часть 9 статьи 307 КАС РФ).
  36. При таких обстоятельствах, удовлетворяя требования ИК-8, суд первой инстанции правомерно руководствовался пунктом 2 части 1 и пунктом 1 части 3 статьи 3 Федерального закона, исходя из документально подтверждённого факта признания А.А.А., осуждённого и имеющего непогашенную судимость за совершение преступления при рецидиве преступлений, злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания в период отбывания наказания в местах лишения свободы.
  37. В соответствии со статьей 273 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее по тексту – КАС РФ) в решении суда по делу об установлении административного надзора должны содержаться сведения о его сроке, а также установленные судом конкретные административные ограничения.
  38. Административные ограничения, установленные судом в отношении А.А.А., в виде запрета пребывания в местах общественного питания, где осуществляется продажа спиртных напитков, а также в виде обязательной явки четыре раза в месяц в ОВД по месту жительства, пребывания или фактического нахождения для регистрации полностью соответствуют положениям части 1 статьи 4 Федерального закона, пункт 1 части 2 которой предписывает обязательность установления последнего административного ограничения, и направлены на достижение задач административного надзора: предупреждение совершения преступлений и других правонарушений, оказание индивидуального профилактического воздействия на поднадзорное лицо.
  39. В силу пункта 1 части 1 статьи 5 Федерального закона, в отношении лиц, указанных в части 1 (пункты 1 и 2) статьи 3 настоящего Федерального закона, административный надзор устанавливается на срок от одного года до трёх лет, но не свыше срока, установленного законодательством Российской Федерации для погашения судимости.
  40. В соответствии с пунктом 1 части 3 статьи 5 Федерального закона, в отношении лица, указанного в части 1 статьи 3 Закона, при наличии основания, предусмотренного пунктом 1 части 3 статьи 3 настоящего Федерального закона, срок административного надзора исчисляется со дня постановки на учёт в ОВД по избранному месту жительства, пребывания или фактического нахождения.
  41. Как следует из материалов дела, А.А.А. А.А. отбывал наказание за совершение преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 158, статьёй 116 (в редакции Федерального закона от 07 февраля 2017 года № 8-ФЗ) и частью 1 статьи 119 УК РФ, в силу части 2 статьи 15 УК РФ, относящихся к преступлениям небольшой тяжести.
  42. Согласно пункту «в» части 3 статьи 86 УК РФ (в редакции 2013 года, действующей на момент совершения поднадзорным лицом преступлений, за которые он отбывал наказание), в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой и средней тяжести, судимость погашается по истечении трёх лет после отбытия наказания.
  43. Учитывая, что срок отбывания наказания поднадзорного лица истёк 20 июля 2018 года, то его судимость будет погашена 20 июля 2021 года.
  44. Таким образом, срок административного надзора продолжительностью в три года и порядок его исчисления – со дня постановки А.А.А. на учёт в ОВД по избранному им месту жительства, пребывания или фактического нахождения, по существу установлены судом первой инстанции в соответствии с вышеназванными нормами материального права.
  45. Между тем, судебная коллегия считает необходимым дополнить резолютивную часть решения суда, указав дату окончания срока установленного в отношении А.А.А. административного надзора, который не должен быть свыше 20 июля 2021 года.
  46. Оснований для снижения данного срока судебная коллегия не усматривает.
  47. Ссылка административного ответчика в суде первой инстанции о необоснованном установлении в отношении него четырёх явок на регистрацию, является не состоятельной и подлежит отклонению в силу следующего.
  48. Устанавливая в отношении А.А.А. административное ограничение в виде четырёх ежемесячных явок в ОВД на регистрацию, суд первой инстанции учёл личность поднадзорного лица, характеризующие его материалы, поведение в местах лишения свободы, а также характер ранее совершённых им преступлений. При этом доводы административного ответчика в суде первой инстанции о несоответствии действительности характеристики, представленной ИК-8, и необоснованности применённых к нему взысканий, также подлежат отклонению, поскольку данные доводы не являются юридически значимыми при разрешении заявленного спора и не влияют на возможность установления административного надзора.
  49. Судебная коллегия обращает внимание административного ответчика на то, что в течение срока административного надзора, на основании заявления ОВД или поднадзорного лица либо его представителя с учётом сведений, характеризующих личность поднадзорного лица, в том числе о соблюдении им административных ограничений и выполнении предусмотренных Федеральным законом обязанностей и иных заслуживающих внимания обстоятельств, суд может частично отменить административные ограничения, а также досрочно прекратить административный надзор по истечении не менее половины его срока, при условии, что поднадзорное лицо добросовестно соблюдает административные ограничения, выполняет обязанности, предусмотренные Федеральным законом, и положительно характеризуется по месту работы и (или) месту жительства либо пребывания (часть 3 статьи 4, часть 2 статьи 9 Федерального закона).
  50. Довод административного ответчика, изложенный в апелляционной жалобе, о том, что суд не уведомил его о дате поступления административного искового заявления и не разъяснил его процессуальные права и обязанности, является не состоятельным и подлежит отклонению, поскольку противоречит материалам дела. Так, частью 7 статьи 272 КАС РФ установлен сокращённый срок рассмотрения данной категории дел продолжительностью в 10 дней со дня поступления административного искового заявления в суд и не позднее дня, предшествующего дню истечения срока отбывания осужденным наказания в виде лишения свободы.
  51. Как следует из материалов административного дела, административное исковое заявление ИК-8 вручено административному ответчику 22 июня 2018 года, поступило в суд 09 июля 2018 года, в тот же день было принято к производству суда и назначено судебное заседание на 11.00 часов 13 июля 2018 года, о чём А.А.А. извещён на следующий день 10 июля 2018 года. Определение судьи от 09 июля 2018 года, в котором разъяснены процессуальные права и обязанности административного ответчика, также вручено последнему 10 июля 2018 года. Данные обстоятельства подтверждены собственноручными расписками А.А.А. (л.д.1, 2, 4, 5, 25).
  52. Разъяснение процессуальных прав и обязанностей административного ответчика административным истцом при вручении административного искового заявления, на чём настаивает А.А.А. не основано на нормах процессуального права.
  53. Ссылка поднадзорного лица в апелляционной жалобе на нарушение судом правовых положений УИК РФ не основана на законе, поскольку дела данной категории рассматриваются по правилам КАС РФ. При этом, не соблюдение срока, указанного в части 7 статьи 270 КАС РФ, на что ссылается А.А.А. в апелляционной жалобе, в силу части 9 статьи 270 КАС РФ, не влечёт за собой возвращения или отказа в принятии административного иска об установлении административного надзора, а также не является основанием для отказа в его удовлетворении.
  54. Что касается просьбы поднадзорного лица о вынесении частного определения, то следует иметь в виду, что частное определение суд выносит по своей инициативе. Лица, участвующие в деле, не вправе требовать вынесения частных определений, а могут лишь обратить внимание суда на наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости вынесения частного определения. Причём таких обстоятельств в рамках настоящего дела не усматривается.
  55. Иные доводы, приведённые в апелляционной жалобе, также не содержат оснований для отмены обжалуемого судебного решения, поскольку основаны на предположениях и неверном толковании правовых норм.
  56. Суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела. Решение вынесено в соответствии с нормами материального права, регулирующими рассматриваемое правоотношение, и с соблюдением норм процессуального права.
  57. Исходя из изложенного, судебная коллегия по административным делам не усматривает оснований, установленных статьёй 310 КАС РФ, для отмены решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы.
  58. Руководствуясь статьёй 309 КАС РФ, судебная коллегия по административным делам
  59. Определила:

  60. Решение Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 13 июля 2018 года по существу оставить без изменения, дополнив второй абзац резолютивной части решения суда словами: «…, но не свыше 20 июля 2021 года».
  61. Апелляционную жалобу А.А.А. оставить без удовлетворения.
  62. Председательствующий судья: Захарчук О.В.
  63. Судьи: Багаутдинова Г.Р.
  64. Кричкер Е.В.

Печать

Печатать