9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация

Постановление АС Западно-Сибирского округа от

По делу № А27-22572/2015
  1. Резолютивная часть постановления объявлена 08 октября 2018 года.
  2. Постановление изготовлено в полном объёме 11 октября 2018 года.
  3. Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:
  4. председательствующего Лаптева Н.В.,
  5. судей Кадниковой О.В.,
  6. Мельника С.А. –
  7. при ведении протокола с использованием средств видеоконференц-связи помощником судьи Макаровой Т.С. рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Настенко Аллы Абдусоломовны, Настенко Дмитрия Владимировича на определение Арбитражного суда Кемеровской области от 03.05.2018 (судья Дорофеева Ю.В.) и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2018 (судьи Фролова Н.Н., Логачёв К.Д., Фертиков М.А.) по делу № А27-22572/2015 о несостоятельности (банкротстве) Алексеева Олега Анатольевича (город Кемерово, ИНН 420506276536), принятые по заявлению конкурсного кредитора Шкрета Александра Алексеевича о признании сделки недействительной и применении последствий её недействительности; по заявлению Настенко Аллы Абдусоломовны о включении требования в реестр требований кредиторов должника.
  8. Третье лицо – Тожибоев Азизбек Шухратбекович.
  9. Путём использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Кемеровской области (судья Вульферт С.В.) в заседании участвовали: Шкрет Александр Алексеевич и его представитель Чутков П.Г. по доверенности от 05.04.2016, представить Настенко Дмитрия Владимировича и Настенко Аллы Абдусоломовны – Кирсанов П.М. по доверенности от 18.08.2017, финансовый управляющий Потлов Семён Геннадьевич.
  10. Суд
  11. Установил:

  12. решением Арбитражного суда Кемеровской области от 21.09.2016 Алексеев Олег Анатольевич (далее – также должник) признан банкротом, введена процедура реализации имущества гражданина.
  13. Конкурсный кредитор Шкрет Александр Алексеевич обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным договора купли-продажи от 08.10.2014 нежилого помещения площадью 201,8 кв. м, расположенного по адресу: Кемеровская область, город Белово, улица Советская, 56-91, заключённого между должником и Настенко Дмитрием Владимировичем, и применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с Настенко Д.В. и Настенко Аллы Абдусоломовны денежных средств в размере 8 000 000 руб. в конкурсную массу должника.
  14. Настенко А.А. обратилась в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника требования в размере 32 700 000 руб. по договору займа от 01.04.2014.
  15. Определением арбитражного суда от 03.10.2017 заявление Настенко А.А. об установлении размера требований кредиторов объединено в одно производство для совместного рассмотрения с заявлением Шкрета А.А. о признании сделки недействительной и применении последствий её недействительности.
  16. Определением Арбитражного суда Кемеровской области от 03.05.2018 удовлетворено заявление Шкрета А.А. в части признания недействительным договора купли-продажи от 08.10.2014, заключённого между Алексеевым О.А. и Настенко Д.В., и применены последствия недействительности сделки в виде взыскания с Настенко Д.В. в конкурсную массу должника 8 000 000 руб.; отказано в удовлетворении заявления Настенко А.А. о включении требования в размере 32 700 000 руб. в реестр требований кредиторов должника.
  17. Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2018 определение арбитражного суда от 03.05.2018 оставлено без изменения.
  18. Настенко Д.В. и Настенко А.А. обратились с кассационными жалобами, в которых Настенко Д.В. просит отменить определение арбитражного суда от 03.05.2018 и постановление апелляционного суда от 20.07.2018 в части признания недействительным договора купли-продажи от 08.10.2014 и применении последствий недействительности сделки; Настенко А.А. – отменить обжалуемые судебные акты в части отказа в установлении и включении требования в размере 32 700 000 руб. в реестр требований кредиторов должника, принять новый судебный акт об удовлетворении требования.
  19. Настенко Д.В. ссылается на то, что он не является и никогда не являлся заинтересованным лицом по отношению к должнику, то есть не был заинтересован в выбытии имущества должника, не был осведомлён о финансовом состоянии должника и не мог знать о наличии у должника признаков неплатёжеспособности; доказательства неплатёжеспособности в материалах дела отсутствуют, кроме того факт отсутствия заинтересованности между лицами установлено постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28.05.2018 по делу № А27-19247/2016.
  20. Настенко Д.В. полагает, что при рассмотрении обособленного спора суд первой инстанции применил закон, не подлежащий применению, а именно пункт 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс); вышел за пределы заявленных требований, самостоятельно изменив основания для признания сделки недействительной без уведомления сторон, что нарушает принципы равноправия сторон и состязательности, установленные статьями 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; необоснованно применены последствия недействительности сделки; вывод суда о том, что Настенко А.А. и Настенко Д.В. состоят в зарегистрированном браке, не соответствуют обстоятельствам дела.
  21. По мнению Настенко А.А., заинтересованность между Алексеевым О.А. и ней не установлена, что исключает осведомлённость о неплатёжеспособности должника; признавая договор займа от 01.04.2014 незаключённым в силу его безденежности в связи с недоказанностью факта передачи денежных средств должнику, суд первой инстанции в нарушение норм статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возложил на неё обязанность по доказыванию расходования Алексеевым О.А. 20 000 000 руб., полученных по договору займа от 01.04.2014.
  22. В отзывах на кассационные жалобы финансовый управляющий имуществом должника Потлов С.Г. и конкурсный кредитор Шкрет А.А. возражают против доводов Настенко А.А. и Настенко Д.В., просят оставить определение арбитражного суда от 03.05.2018 и постановление апелляционного суда от 20.07.2018 без изменения, как законные и обоснованные.
  23. В судебном заседании представитель Настенко А.А. и Настенко Д.В., Шкрет А.А. и его представитель, финансовый управляющий поддержали свои доводы и возражения.
  24. Проверив в соответствии с положениями статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права и соблюдение процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, суд округа не находит оснований для удовлетворения кассационных жалоб.
  25. Как установлено судами и следует из материалов дела, между Настенко А.А. (займодавец) и Алексеевым О.А. (заёмщик) подписан договор займа от 01.04.2014, по условиям которого займодавец передаёт заёмщику денежные средства в размере 20 000 000 руб. под 18% годовых, а заёмщик обязуется возвратить сумму займа и начисленные проценты в срок до 01.04.2015; сумма займа передаётся займодавцем заёмщику наличными денежными средствами при подписании договора; заем обеспечивается залогом объектов недвижимого имущества, наименование, характеристика и идентифицирующие признаки которых указаны в договоре залога недвижимого имущества, заключённого между займодавцем и заёмщиком.
  26. Договор содержит в себе расписку должника о получении денежных средств.
  27. Между Алексеевым О.А. (залогодатель) и Настенко А.А. (залогодержатель) заключён договор об ипотеке от 22.04.2014, по условиям которого Настенко А.А. принимает в залог, а должник передаёт в обеспечение исполнения своих обязательств по договору займа от 01.04.2014 объекты недвижимого имущества: нежилое помещение площадью 201,8 кв. м, расположенное по адресу: Кемеровская область, город Белово, улица Советская, дом 56, помещение 91, а также нежилое помещение площадью 197,1 кв. м, расположенное по адресу: Кемеровская область, пгт. Краснобродский, улица Новая, дом 38, помещение 21.
  28. По соглашению сторон договора залога стоимость каждого объекта определена в размере 10 000 000 руб.
  29. Договор зарегистрирован в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Кемеровской области 19.05.2014.
  30. Ссылаясь на то, что Алексеев О.А. не возвратил денежные средства, полученные по договору займа от 01.04.2014, Настенко А.А. обратилась в арбитражный суд с заявлением об установлении соответствующего требования в реестр требований кредиторов должника.
  31. Между Алексеевым О.А. (продавец) и Настенко Д.В. (покупатель) подписан договор купли-продажи нежилого помещения от 08.10.2014, по условиям которого продавец продал, а покупатель купил в собственность встроенное нежилое помещение общей площадью 201.8 кв. м, расположенное по адресу: Кемеровская область, город Белово, улица Советская, 56-91, по цене в размере 8 000 000 руб. с учётом обременения помещения ипотекой по договору от 22.04.2014 регистрационный номер 42-42-01/149/2014-002 от 19.05.2014.
  32. В подтверждение исполнения обязательств из договора купли-продажи нежилого помещения от 08.10.2014 Настенко Д.В. представил расписку должника о получении 08.10.2014 от 8 000 000 руб.
  33. Алексеев О.А. и Настенко А.А. 16.10.2014 подали в Управление Росреестра по Кемеровской области заявления о прекращении ипотеки.
  34. Полагая, что договор купли-продажи нежилого помещения от 08.10.2014 заключён с целью причинения вреда кредиторам должника, является притворной сделкой, Шкрет А.А. обратился в суд с заявлением о признании данного договора недействительным.
  35. Отказывая в удовлетворении заявленных требований Настенко А.А. и частично удовлетворяя требования Шкрета А.А., суд первой инстанции руководствовался положениями статей 10, 168, 195, 200, 807, 808, 812 Гражданского кодекса, пункта 1 статьи 213.1, статьи 213.32 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) с учётом разъяснений, изложенных в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее – Постановление Пленума № 35), в пунктах 1, 7, 86 постановления от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление Пленума № 25), и исходил из того, что наличие у Настенко А.А. денежных средств, отражённых на счетах, не свидетельствует о передаче их должнику; должник не доказал разумную необходимость в заключении договора займа и расходование заёмных денежных средств; заёмные отношения между Настенко А.А. и должником не доказаны; Шкрет А.А. узнал и должен был узнать о наличии оспариваемой сделки с момента предоставлении возможности ознакомиться с отчётом финансового управляющего (19.08.2016); отсутствуют доказательства наличия у Настенко Д.В. денежных средств при заключении договора купли-продажи от 08.10.2014, передачи денежных средств должнику, их расходование; безвозмездности договора купли-продажи от 08.10.2014 при отсутствии разумного экономического поведения Алексеева О.А., принятия Настенко Д.В. спорного объекта недвижимости безвозмездно.
  36. Арбитражный суд сделал выводы о незаключённости договора займа от 01.04.2014 в силу его безденежности, отсутствии нарушения Шкретом А.А. срока исковой давности, заключении между Алексеевым О.А. и Настенко Д.В. притворной сделки – договора купли-продажи от 08.10.2014 при недобросовестном осуществлении Настенко Д.В. гражданских прав; зависимости Настенко А.А. и Настенко Д.В. в силу брачных отношений, режима совместно нажитого имущества супругов, скоординированных действий по выводу имущества из собственности должника.
  37. Апелляционный суд согласился с выводами арбитражного суда о недобросовестности поведения зависимых лиц, причиняющего вред кредиторам должника или создающего условия для наступления вреда (требования кредиторов могут быть не удовлетворены, в частности, вследствие совершения сделки по выводу имущества из собственности должника), злоупотреблении ими правом.
  38. Выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций соответствуют фактическим обстоятельствам, имеющимся в деле доказательствам и применённым нормам права.
  39. В силу пункта 1 статьи 10 Гражданского кодекса не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). При этом добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагается (пункт 5 статьи 10 Гражданского кодекса).
  40. В пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено, что, исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 Гражданского кодекса) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.
  41. Под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряжённое с нарушением установленных в статьи 10 Гражданского кодекса пределов осуществления гражданских прав, направленное исключительно на причинение вреда третьим лицам или создание условий для наступления вреда.
  42. При этом для признания факта злоупотребления правом при заключении сделки должно быть установлено наличие умысла у обоих участников сделки (их сознательное, целенаправленное поведение) на причинение вреда иным лицам.
  43. Использование формальных правовых механизмов для достижения результата, который сторонами сделки не предусмотрен, охватывается понятием злоупотребления правом, которое не может быть признано добросовестным поведением участников гражданского оборота и не подлежит судебной защите (статья 10 Гражданского кодекса).
  44. Установив признаки мнимости договоров займа, купли-продажи, единство направленности спорных сделок в достижении противоправного результата, суды правомерно отказали во включении требований Настенко А.А. в реестр требований кредиторов должника и признали сделки недействительными, как заключённые со злоупотреблением правом.
  45. Доводы, изложенные в кассационных жалобах, отклоняются.
  46. Как правило, для установления обстоятельств, подтверждающих позицию истца или ответчика, достаточно совокупности доказательств (документов), обычной для хозяйственных операций, лежащих в основе спора.
  47. Однако в условиях банкротства ответчика и конкуренции его кредиторов интересы должника-банкрота и аффилированного с ним кредитора (далее также – «дружественный» кредитор) в судебном споре могут совпадать в ущерб интересам прочих кредиторов. Для создания видимости долга в суд могут быть представлены внешне безупречные доказательства исполнения по существу фиктивной сделки. Сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих её сторон. Реальной целью сторон сделки может быть, например, искусственное создание задолженности должника-банкрота для последующего распределения конкурсной массы в пользу «дружественного» кредитора.
  48. Стороны мнимой сделки могут осуществить для вида её формальное исполнение (пункт 86 Постановления Пленума № 25).
  49. Для предотвращения необоснованных требований к должнику и, как следствие, нарушений прав его кредиторов к доказыванию обстоятельств, связанных с возникновением задолженности должника – банкрота, предъявляются повышенные требования (пункт 26 Постановления Пленума № 35), пункт 13 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утверждённого Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20.12.2016).
  50. Аналогичная правовая позиция сформулирована в пункте 20 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 5 (2017), утверждённого Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27.12.2017.
  51. Вопрос наличия фактических обстоятельств, совокупность которых позволяет признать сделку недействительной в соответствии с пунктом 1 статьи 170 Гражданского кодекса, разрешается судами при оценке имеющихся в обособленном споре доказательств и доводов участвующих в деле лиц.
  52. Оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании, их относимость, допустимость, достоверность, а также достаточность и взаимную связь в их совокупности, суды признали договоры займа и купли-продажи недействительными сделками, не повлёкшими правовых последствий.
  53. Приведённые в кассационных жалобах доводы были предметом надлежащей оценки апелляционного суда, не опровергают его выводов, выражают несогласие с ними и направлены на иную оценку, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции, ограниченную нормами статьи 286, части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
  54. Согласно части 4 статьи 283 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации исполнение судебного акта приостанавливается на срок до принятия арбитражным судом кассационной инстанции постановления по результатам рассмотрения кассационной жалобы, если судом не установлен иной срок приостановления.
  55. Учитывая, что определением от 17.08.2018 Арбитражный суд Западно-Сибирского округа приостановил исполнение обжалуемых судебных актов до окончания кассационного производства, которое завершено вынесением данного постановления, приостановление исполнения судебных актов прекратило своё действие.
  56. Поскольку оснований, предусмотренных статьёй 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены обжалуемых судебных актов не имеется, кассационные жалобы удовлетворению не подлежат.
  57. Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа
  58. Постановил:

  59. определение Арбитражного суда Кемеровской области от 03.05.2018 и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2018 по делу № А27-22572/2015оставить без изменения, а кассационные жалобы Настенко Аллы Абдусоломовны, Настенко Дмитрия Владимировича без удовлетворения.
  60. Отменить меры по приостановлению исполнения определения Арбитражного суда Кемеровской области от 03.05.2018 по делу № А27-22572/2015, принятые определением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17.08.2018.
  61. Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьёй 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
  62. Председательствующий Н.В. Лаптев
  63. Судьи О.В. Кадникова
  64. С.А. Мельник

Печать

Печатать