9999
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация

Постановление АС Дальневосточного округа от

  1. Резолютивная часть постановления объявлена 12 сентября 2018 года. Полный текст постановления изготовлен14 сентября 2018 года.
  2. Арбитражный суд Дальневосточного округа в составе: Председательствующего судьи Лесненко С.Ю.
  3. Судей: Луговой И.М., Ширяева И.В.
  4. при участии
  5. от Коммерческого топливно-энергетического межрегионального банка реконструкции и развития (акционерное общество) «Тембр банк» – Данильченко В.В., представитель по доверенности от 26.07.2016;
  6. от управления Роспотребнадзора по Амурской области – Колесникова О.В., представитель по доверенности от 10.01.2018;
  7. рассмотрел в проведенном с использованием систем видеоконференц-связи судебном заседании кассационную жалобу Коммерческого топливно-энергетического межрегионального банка реконструкции и развития (акционерное общество) «Тембр банк»
  8. на решение от 14.03.2018, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 03.05.2018
  9. по делу №А04-50/2018 Арбитражного суда Амурской области
  10. дело рассматривали: в суде первой инстанции судья Пожарская В.Д., в апелляционном суде судьи: Харьковская Е.Г., Вертопрахова Е.В., Сапрыкина Е.И.
  11. по заявлению Коммерческого топливно-энергетического межрегионального банка реконструкции и развития (акционерное общество) «Тембр банк»
  12. к управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Амурской области
  13. о признании предписания недействительным
  14. Коммерческий топливно-энергетический межрегиональный банк реконструкции и развития (акционерное общество) «Тембр банк» (ОГРН 1027739282581, ИНН 7707283980, место нахождения: 127473, г.Москва, пер.1-й Волконский, 10; далее – банк) обратился в Арбитражный суд Амурской области с заявлением о признании недействительным предписания управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Амурской области (ОГРН 1052800034385, ИНН 2801102086, место нахождения: 675000, Амурская область, г.Благовещенск, ул.Первомайская, 30; далее – управление Роспотребнадзора) от 02.11.2017 №147.
  15. Решением Арбитражного суда Амурской области от 14.03.2018, оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 03.05.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.
  16. В кассационной жалобе банк выражает несогласие с принятыми по делу судебными актами и просит их отменить, требования заявителя удовлетворить в полном объеме.
  17. В обоснование жалобы заявитель приводит доводы о допущенных управлением Роспотребнадзора процессуальных нарушениях, а именно: в предписании не указаны конкретные нормы права, предусматривающие обязательные требования, нарушение которых было выявлено при проверке. Ввиду отсутствия четкой формулировки действий, подлежащих выполнению банком в целях устранения данных нарушений, заявитель жалобы настаивает на неисполнимости оспариваемого акта уполномоченного органа. Кроме того, банк не согласен с данной судами оценкой спорных пунктов типовых форм договоров, считая, что условия сделок соответствуют требованиям действующего законодательства и изложены корректно.
  18. В отзыве на кассационную жалобу управление Роспотребнадзора возражает против ее удовлетворения, считая обжалуемые судебные акты законными и обоснованными.
  19. В судебном заседании, проведенном в соответствии с положениями статьи 153.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Амурской области, представители сторон поддержали позиции, приведенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, дав соответствующие пояснения.
  20. В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании объявлялся перерыв, информация о котором размещена на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет.
  21. В процессе рассмотрения дела судом кассационной инстанции в составе суда произведена замена в порядке статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, после чего судебное разбирательство произведено с самого начала.
  22. Проверив в порядке и пределах статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых по делу судебных актов, Арбитражный суд Дальневосточного округа приходит к следующим выводам.
  23. Как установлено судами и следует из материалов дела, на основании распоряжения от 04.08.2017 №634 управлением Роспортребнадзова в отношении банка проведена плановая выездная проверка банка по месту нахождения его обособленных подразделений на территории Амурской области, в ходе которой исследованы представленные типовые формы финансовых сделок, в том числе договоров банковского вклада, договоров текущего банковского счета, общих условий проведения операций по текущим счетам и вкладам, общих условий договора потребительского кредита, а также индивидуальные условия договоров кредитования.
  24. По результатам проверки уполномоченным органом 02.10.2017 составлен акт №856, в котором зафиксирован факт несоответствия Гражданскому кодексу Российской Федерации, Закону Российской Федерации от 07.02.1992 №2300-1 «О защите прав потребителей», Федеральному закону от 02.12.1990 №395-1 «О банках и банковской деятельности», Федеральному закону от 21.12.2013 №353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» условий, указанных в
  25. - пунктах 2.3, 2.16 типовой формы срочного банковского вклада «Любимый» в российских рублях;
  26. - пунктах 2.5, 2.15 типовой формы договора срочного банковского вклада №18а;
  27. - пунктах 2.5, 2.14 типовых форм договора срочного банковского вклада №6; №27а; №1; №2;
  28. - пункте 2.11 типовой формы договора банковского вклада до востребования;
  29. - пунктах 4.1.5, 4.1.7, 5.3, 7.3 типовой формы договора текущего банковского счета физического лица в валюте Российской Федерации;
  30. - пунктах 1.3, 2.19 общих условий проведения операций по текущим счетам и вкладам физических лиц;
  31. - пунктах 2.1, 13.1 типовой формы индивидуальных условий договора потребительского кредита по программе (без переменной составляющей процентной ставки), типовой формы индивидуальных условий договора кредитной линии с лимитом выдачи по программе, типовой формы индивидуальных условий договора потребительского кредита по программе (без переменной составляющей процентной ставки с графиком аннуитетных платежей);
  32. - пунктах 3.7.1, 3.7.3, 6.6 (6.8), 7.2.7, 7.2.8 общих условий договора потребительского кредита (без переменной составляющей процентной ставки) и (без переменной составляющей процентной ставки с графиком аннуитетных платежей);
  33. - пунктах 3.9.1, 3.9.3, 6.6, 7.2.7, 7.2.8 общих условий договора кредитной линии с лимитом выдачи (без переменной составляющей процентной ставки с графиком аннуитетных платежей).
  34. 02.10.2017 управление Роспотребнадзора выдало банку предписание №147 об устранении в срок до 01.04.2018 выявленных нарушений прав потребителей путем приведения в соответствие перечисленных выше общих условий и типовых форм договоров банковского вклада, счета и кредитных договоров.
  35. Рассмотрев возражения банка, уполномоченный орган решением от 03.11.2017 исключил из акта проверки и предписания указание на несоответствие законодательству Российской Федерации пункта 7.2.7 общих условий кредитования.
  36. Не согласившись с названным предписанием управления Роспотребнадзора, банк обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.
  37. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из того, что включение кредитной организацией в финансовые сделки условий, противоречащих требованию действующего законодательства, ущемляет установленные законом права потребителя.
  38. Частью 2 статьи 40 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 №2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей) предусмотрено, что государственный контроль и надзор в области защиты прав потребителей предусматривает, в частности, выдачу в пределах полномочий, предусмотренных законодательством Российской Федерации, предписаний изготовителям (исполнителям, продавцам, уполномоченным организациям или уполномоченным индивидуальным предпринимателям, импортерам) о прекращении нарушений прав потребителей.
  39. Отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, возникают между изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг) и потребителем – гражданином, имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, в том числе в сфере банковской деятельности и кредитования населения.
  40. Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными (пункт 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей).
  41. В силу статьи 30 Федерального закона от 02.12.1990 №395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее – Закон о банках) отношения между банком и его клиентами осуществляются на основе договоров, заключаемых с учетом требований глав 42, 44, 45 и статей 421, 422 Гражданского кодекса Российской Федерации.
  42. В соответствии с пунктами 1, 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.
  43. Согласно пункту 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
  44. Проанализировав содержание оспариваемого акта, суды посчитали, что он не допускает двойственного толкования вопроса об устранении каких нарушений идет речь, не создает правовой неопределенности относительно характера действий, которые должен совершить банк для устранения выявленных нарушений и исполнимо в установленный в нем срок. Так, в предписании управление Роспотребнадзора сослалось на нарушение банком положений статьи 16 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 №2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей).
  45. Учитывая, что обстоятельства правонарушения, выявленные при проведении плановой проверки, со ссылками на конкретные нормы права, подробно изложены управлением Роспотребнадзора в акте от 02.10.2017, суды обоснованно отклонили утверждения заявителя, аналогичные доводам кассационной жалобы, о допущенных уполномоченным органом процессуальных нарушениях в ходе проверки. Довод заявителя о неисполнимости предписания вследствие отсутствия четкой формулировки относительно конкретных действий, которые ему необходимо совершить в целях исполнения предписания, суды также признали несостоятельным, поскольку оно содержит ссылку на подлежащее исполнению требование Закона о защите прав потребителей, а способ исполнения предписания банк должен определить сам в соответствии с требованиями действующего законодательства.
  46. Как установлено судами, уполномоченный орган указал в оспариваемом предписании на недопустимость включения кредитной организацией в договоры условий об обязанности вкладчика письменно информировать банк об изменении данных документа, удостоверяющего личность, адреса регистрации и места жительства, номера телефона и о любых иных изменениях, имеющих существенное значение для надлежащего исполнения обязательств по договору, с предоставлением документов, подтверждающих данные изменения (типовая форма договора срочного банковского вклада «Любимый» в российских рублях (пункты 2.3), типовые формы договоров срочного банковского вклада №18, №6, №27а, №1, №2 (пункты 2.5); типовая форма договора срочного банковского вклада до востребования (пункт 2.11), типовая форма договора текущего банковского счета физического лица в валюте Российской Федерации (пункт 4.1.5); общие условия проведения операций по текущим счетам и вкладам физических лиц (пункт 1.3)).
  47. Гражданский кодекс Российской Федерации, называющий свободу договора одним из основных начал гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1), предусматривает в качестве ее ограничения, в частности, институт публичного договора, в рамках которого исключается право лица, осуществляющего предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, оказывать предпочтение одному лицу перед другим лицом в отношении заключения и условий публичного договора, за исключением случаев, предусмотренных законом или иными правовыми актами (статья 426 Кодекса), и институт договора присоединения, условия которого, определенные одной из сторон, должны приниматься другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (статья 428 Кодекса).
  48. К договорам присоединения относится и договор банковского вклада, условия которого в соответствии с пунктом 1 статьи 428 Гражданского кодекса Российской Федерации определяются одной стороной – банком в стандартных формах и который признается публичным договором, если другой стороной (вкладчиком) является гражданин (пункт 2 статьи 834 Кодекса), что позволяет учесть специфику договора банковского вклада с гражданами, которые, заключая его с целью получения процентов по вкладу, осуществляют тем самым экономическую деятельность, и достичь баланса интересов его сторон на основе вытекающих из статей 19 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации принципов равенства и пропорциональности, не затрагивая при этом самого существа свободы договора.
  49. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 23.02.1999 №4-П, граждане-вкладчики как сторона в договоре банковского вклада обычно лишены возможности влиять на его содержание, что для них является ограничением свободы договора и потому требует соблюдения принципа соразмерности, в силу которого гражданин как экономически слабая сторона в этих правоотношениях нуждается в особой защите своих прав, и влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора и для другой стороны, т.е. для банков, с тем чтобы реально гарантировать соблюдение конституционного принципа равенства при осуществлении предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.
  50. Отношения, вытекающие из договора банковского вклада, регламентируются рядом нормативных правовых актов, в систему которых входят нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, в частности его главы 44. По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором (пункт 1 статьи 834 Кодекса). Также федеральный законодатель указал на наличие двух последовательных юридических фактов, необходимых для совершения договора, – заключение в письменной форме соглашения между банком и вкладчиком и фактическую передачу банку конкретной денежной суммы, зачисляемой на счет вкладчика, открытый ему в банке (пункт 1 статьи 836 Кодекса).
  51. Федеральным законом от 07.08.2001 №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма» и Положением Центрального банка Российской Федерации 15.10.2015 №499-П «Об идентификации кредитными организациями клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее – Положение №499-П) на банк возложена обязанность:
  52. - до приема на обслуживание идентифицировать клиента, установив следующие сведения: фамилию, имя, а также отчество, гражданство, дату рождения, реквизиты документа, удостоверяющего личность, адрес места жительства (регистрации) или места пребывания, идентификационный номер налогоплательщика;
  53. - обновлять информацию о клиентах не реже одного раза в год, а в случае возникновения сомнений в достоверности и точности ранее полученной информации – в течение семи рабочих дней, следующих за днем возникновения таких сомнений.
  54. Согласно пункту 2.3 Положения №499-П обновление сведений, полученных в результате идентификации клиента, представителя клиента, выгодоприобретателя, бенефициарного владельца, осуществляется кредитной организацией в соответствии с порядком, установленным в правилах внутреннего контроля в целях реализации положений Закона №115-ФЗ, путем получения документов и сведений непосредственно от клиента (представителя клиента) и (или) путем обращения к источникам информации, указанным в пункте 2.2 данного Положения.
  55. В соответствии с пунктом 1.10 Инструкции Банка России от 30.05.2014 №153-И «Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам), депозитных счетов» на Банк также возложена обязанность систематически обновлять информацию о клиентах. Пунктом 1.8 данной Инструкции предусмотрено, что банк обязан располагать копиями документов, удостоверяющих личность клиента, а также лиц, личности которых необходимо установить при открытии счета, либо сведениями об их реквизитах: серия и номер документа, дата выдачи документа, наименование органа, выдавшего документ, и код подразделения (если имеется). В случае изменения сведений, подлежащих установлению при открытии счета, клиенты обязаны представлять в банк необходимые документы (их копии), подтверждающие изменение данных сведений (пункт 1.9 Инструкции).
  56. Проанализировав в совокупности вышеназванные положения, суды правомерно сочли, что нормативно на потребителя не возлагается обязанность незамедлительно либо в короткий срок письменно информировать банк об изменении каких-либо сведений о его личности. Представление документов, подтверждающих изменение сведений, подлежащих установлению при открытии счета, осуществляется клиентом при обращении в банк при проведении процедуры идентификации.
  57. В этой связи суды обоснованно поддержали позицию уполномоченного органа о том, что указанные условия ущемляют права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами. Несогласие заявителя с этими выводами и иное толкование им норм права не свидетельствуют о допущенных судами нарушениях норм права.
  58. Кроме того, в оспариваемом предписании управление Роспотребнадзора указало на недопустимость включения кредитной организацией в договоры банковского вклада следующего условия «в случае утери подлинного экземпляра договора вкладчик обязан заполнить заявление в произвольной форме. В этом случае банк имеет право задержать выдачу вклада до проведения в установленном банком порядке идентификации вкладчика» (пункт 2.16 типовой формы договора срочного банковского вклада «Любимый» в российских рублях, пункт 2.15 типовой формы договора срочного банковского вклада №18, пункт 2.14 типовых форм договора срочного банковского вклада №6, №27а, №1, №2.
  59. Согласно статье 837 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в спорный период) договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад) (пункт 1). При этом по договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором (пункт 2).
  60. Посчитав, что условия договора о возможности задержки банком выдачи вклада в зависимости от наличия/отсутствия у клиента подлинного экземпляра договора вклада не согласуется с вышеназванными требованиями закона, суды обоснованно признали их ущемляющими права потребителя. Изложенные в кассационной жалобе возражения банка в отношении оценки указанного условия договоров банковского вклада, не опровергают вышеизложенные выводы судов.
  61. В качестве нарушающего положения статьи 16 Закона о защите прав потребителей управление Роспотребнадзора в оспариваемом предписании указало условие договора банковского счета об обязанности клиента сообщать банку об ошибочно зачисленных на его счет суммах.
  62. Так, пунктом 4.1.7 типовой формы договора текущего банковского счета физического лица в валюте Российской Федерации установлена обязанность клиента сообщать банку в течение 5 рабочих дней после получения выписки по счету об ошибочно зачисленных на его счет суммах. Пунктом 2.19 общих условий проведения операций по текущим счетам и вкладам физических лиц закреплено, что в случае ошибочного зачисления денежных средств на счет/во вклад клиент обязан возвратить указанную сумму в течение 3 (трех) дней с момента получения требования от банка. В случае неправомерного пользования клиентом ошибочно зачисленными банком на его счет/во вклад денежными средствами сверх вышеуказанного срока после получения соответствующего уведомления от банка об их возврате, клиент несет ответственность в виде уплаты неустойки в размере ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации за каждый день просрочки.
  63. Дав буквальное толкование указанным условиям в их совокупности и взаимосвязи, суды установили, что на потребителей фактически возлагается обязанность по контролю за правильностью проведения операций банком и отражения их по счету, что противоречит положениям статьи 848 Гражданского кодекса, статье 30 Закона о банках, статьям 8, 10, 29 Закона о защите прав потребителей и ущемляет права потребителя.
  64. Пунктом 5.3 типовой формы договора текущего банковского счета физического лица в валюте Российской Федерации предусмотрено, что сторона, не исполнившая или ненадлежащим образом исполнившая обязательства по договору, освобождается от ответственности, если надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие обстоятельств непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, в том числе: стихийных бедствий, аварий, военных действий, эпидемий, вступления в силу законов и иных актов органов государственной власти и местного самоуправления, актов Банка России.
  65. На основании части 4 статьи 13 Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.
  66. Пунктом 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относится нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие у должника необходимых денежных средств.
  67. Названные нормы права, по верным суждениям судов, не относят акты государственных органов и органов местного самоуправления (как нормативного, так и индивидуального характера) к чрезвычайным обстоятельствам, освобождающим лицо, не исполнившее обязательство, от ответственности. Более того, в силу пункта 1 статьи 417 Гражданского кодекса Российской Федерации невозможность исполнения обязательства, наступившая в результате издания акта государственного органа, фактически прекращает данное обязательство; при этом стороны, понесшие в результате этого убытки, вправе требовать их возмещения в соответствии со статьями 13 и 16 Кодекса.
  68. При таких обстоятельствах, как правомерно указали суды, расширение перечня обстоятельств, освобождающих кредитную организацию от ответственности за неисполнение договора, по верным выводам судов ущемляет права потребителей.
  69. Кроме того, дав оценку изложенному в пункте 7.3 типовой формы договора текущего банковского счета физического лица в валюте Российской Федерации условию о территориальной подсудности споров – по месту нахождения банка, суды признали верными выводы управления Роспотребнадзора о том, что оно ущемляет права потребителя и нарушает пункт 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей, который предоставляет потребителю возможность самостоятельно определить суд, в котором будет рассматриваться его требование к контрагенту. Указанная гарантия, предоставляемая потребителю-гражданину законом, не может быть изменена или отменена договором.
  70. Не соглашаясь с данными выводами, заявитель ссылается на возможность установления договорной подсудности в договорах с потребителями, что подтверждается судебной практикой.
  71. Как разъяснено Верховным Судом Российской Федерации в Обзоре судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств от 22.05.2013, законодателем в целях защиты прав потребителей, в частности (по данному делу) граждан-вкладчиков как экономически слабой стороны в договоре, введены дополнительные механизмы правовой защиты, в том числе и в вопросе определения подсудности гражданских дел с их участием. Включение банком в договор присоединения (статья 428 Гражданского кодекса Российской Федерации), в том числе в договор срочного банковского вклада, положения о подсудности спора конкретному суду (в частности, по месту нахождения банка) ущемляет установленные законом права потребителя.
  72. Вместе с тем судебная практика исходит из возможности оспаривания гражданином на основании части 7 статьи 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей условия договора о территориальной подсудности споров в тех случаях, когда оно включено контрагентом в типовую форму договора, что с учетом предусмотренного вышеназванными нормами правила об альтернативной подсудности, а также положений статьи 421 и пункта 2 статьи 428 Гражданского кодекса Российской Федерации о его действительности и об условиях расторжения или изменения договора присоединения не нарушает прав заемщика – физического лица только тогда, когда он имел возможность заключить с банком кредитный договор и без названного условия.
  73. Учитывая изложенное, суды верно посчитали, что условие типовой формы договора об ограничении предусмотренного нормативно правила об альтернативной территориальной подсудности ущемляет права потребителя, так как банк не подтвердил наличие у физических лиц реальной возможности заключить договор и без названного условия. Доводы кассационной жалобы об обратном признаются судебной коллегией несостоятельными.
  74. В силу статьи 12 Федерального закона от 21.12.2013 №353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» (далее – Закон о потребительском кредите (займе)) кредитор вправе осуществлять уступку прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) третьим лицам, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором, содержащим условие о запрете уступки, согласованное при его заключении в порядке, установленном названным законом. При этом заемщик сохраняет в отношении нового кредитора все права, предоставленные ему в отношении первоначального кредитора в соответствии с федеральными законами.
  75. Статьей 5 Закона о потребительском кредите (займе) предусмотрено, что договор потребительского кредита (займа) состоит из общих условий и индивидуальных условий. Общие условия договора устанавливаются кредитором в одностороннем порядке в целях многократного применения.
  76. После рассмотрения заявления заемщика о предоставлении потребительского кредита (займа) – оферты банк выдает заемщику индивидуальные условия, которые согласовываются сторонами и включают условие о возможности запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) (пункт 13 части 9 статьи 5). Следовательно, такое условие должно быть согласовано клиентом непосредственно при заключении договора, при этом потребителю должен быть предоставлен выбор – согласиться или запретить уступку прав по договору третьим лицам.
  77. Как установлено судами, из пункта 13.1 типовых форм индивидуальных условий кредитного договора потребительского кредита и договора кредитной линии не следует возможность выбора потребителем варианта поведения (альтернативы) по данному вопросу, напротив условие об уступке банком права третьим лицам требования к должнику сформулировано в форме категорического запрета. Так заемщики не могли повлиять на содержание указанного условия (являющегося типовым) при заключении кредитных договоров, суды обоснованно согласились с позицией управления Роспотребнадзора о его несоответствии вышеназванным нормам права и требованиям Закона о защите прав потребителей.
  78. Дав оценку содержанию пунктов 3.7.1, 3.7.3 общих условий договора потребительского кредита и пунктов 3.9.1, 3.9.3 общих условий договора кредитной линии об отсутствии у заемщика права использовать кредит на погашение задолженности перед кредитором по договору либо по другим кредитным договорам (договорам займа), а также на возврат займов, полученных заемщиком от третьих лиц, суды признали его противоречащим пункту 3 статьи 845 Гражданского кодекса, в силу которого банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать ограничения на распоряжение денежными средствами по своему усмотрению.
  79. Вместе с тем суды признали, что условия об ограничении размера сумм досрочного возврата кредита (пункты 6.6, 6.8 общих условий договоров потребительского кредита и кредитной линии) прямо противоречат положениям статьи 810 Гражданского кодекса Российской Федерации и части 4 статьи 11 Закона о потребительском кредите (займе), а условия об ответственности заемщик перед кредитором всем своим имуществом (пунктом 7.2.8 общих условий договоров потребительского кредита кредитной линии) – статьям 24, 446 Гражданского кодекса Российской Федерации, и ущемляют права потребителя.
  80. Данные выводы арбитражных судов соответствуют имеющимся в деле доказательствам, основаны на установленных по делу фактических обстоятельствах и сделаны с правильным применением норм материального права.
  81. Между тем судебная коллегия не соглашается с выводом судов относительно правовой оценки условия пункта 2.1 типовой формы индивидуальных условий договора потребительского кредита и типовой формы индивидуальных условий договора кредитной линии относительно вступления договора в силу с момента его подписания сторонами.
  82. Руководствуясь положениями пункта 2 статьи 433, пункта 1 статьи 807, пункта 2 статьи 819 Гражданского кодекса Российской Федерации и суды обеих инстанций пришли к выводу о том, что кредитный договор считается заключенным и порождает права и обязанности у сторон не только с момента достижения соглашения по всем существенным условиям, но и с момента передачи заемщику денежных средств. При этом суды посчитали, что специальная норма, определяющая момент заключения договора потребительского кредита (пункт 6 статьи 7 Закона о потребительском кредите (займе)) подлежит толкованию с учетом общих положений Кодекса о заключении договора и норм, регулирующих договор займа.
  83. В соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.
  84. В силу пункта 1 статья 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору банк или иная кредитная организация обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, которые предусмотрены договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за нее.
  85. Согласно статье 1 Закона о банках банк – кредитная организация, которая имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц. В пункте 2 статьи 5 данного Закона установлено, что размещение привлеченных банком денежных средств в виде кредитов осуществляется банковскими организациями от своего имени и за свой счет.
  86. Таким образом, отличие кредитного договора от договора займа в силу названных норм права обусловлено наличием у субъекта сделки статуса кредитной организации с вытекающей из этого специальной правоспособностью.
  87. Условие кредитного договора о том, что он считается заключенным лишь с момента зачисления суммы кредита на счет заемщика, полностью вытекает из предусмотренного статьей 819 Гражданского кодекса Российской Федерации положения о двустороннем характере обязательства по такой сделке. Именно консенсуальный характер кредитного договора является необходимым видообразующим признаком данного договора, позволяющим выделять его в отдельный вид договора займа.
  88. Частью 6 статьи 7 Закона о потребительском кредите (займе) установлено, что договор потребительского кредита считается заключенным, если между сторонами договора достигнуто согласие по всем индивидуальным условиям договора, указанным в части 9 статьи 5 настоящего Закона. Договор потребительского займа считается заключенным с момента передачи заемщику денежных средств.
  89. Таким образом, законодатель в данной правовой норме различает момент, с которого считаются заключенными договор потребительского кредита и договор потребительского займа. Применив общие положения Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре займа без учета норм специального законодательства, подлежащих применению к спорным отношениям, суды ошибочно признали пункт 2.1 типовой формы индивидуальных условий договора потребительского кредита и типовой формы индивидуальных условий договора кредитной линии не соответствующим закону и ущемляющим права потребителей.
  90. Выявленные нарушения норм материального права влекут отмену обжалуемых судебных актов в силу части 2 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
  91. Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для разрешения настоящего дела, не требуют дополнительного исследования, суд округа в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт о частичном удовлетворении заявленных банком требований.
  92. Доводы жалобы не опровергают выводов суда первой инстанции и не являются основанием для признания недействительным рассмотренного предписания.
  93. Поскольку при обращении с кассационной жалобой государственная пошлина уплачена банком по платежному поручению от 25.06.2018 № 2 в размере большем, чем предусмотрено нормами права, сумма излишне уплаченной государственной пошлины в размере 1 500 руб. подлежит возврату из федерального бюджета на основании статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 104 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
  94. Руководствуясь статьями 104, 286 – 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Дальневосточного округа
  95. Постановил:

  96. решение Арбитражного суда Амурской области от 14.03.2018, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 03.05.2018 по делу № А04-50/2018 изменить.
  97. Признать незаконным предписание управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Амурской области от 02.11.2017 №147 в части указания на необходимость привести в соответствие действующему законодательству Российской Федерации пункта 2.1 типовой формы индивидуальных условий договора потребительского кредита в АО «ТЭМБР-Банк» по программе (без переменной составляющей процентной ставки), типовой формы индивидуальных условий договора кредитной линии с лимитом выдачи в АО «ТЭМБР-Банк» по программе, типовой формы индивидуальных условий договора потребительского кредита в АО «ТЭМБР-Банк» по программе (без переменной составляющей процентной ставки с графиком аннуитетных платежей).
  98. В остальной части оспариваемые судебные акты оставить без изменения.
  99. Возвратить Коммерческому топливно-энергетическому межрегиональному банку реконструкции и развития (акционерное общество) «Тембр банк» из федерального бюджета государственную пошлину в размере 1 500 руб., как излишне уплаченную при подаче кассационной жалобы по платежному поручению от 25.06.2018 №2.
  100. Выдать справку на возврат государственной пошлины.
  101. Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
  102. Председательствующий судья С.Ю. Лесненко
  103. Судьи: И.М. Луговая
  104. И.В. Ширяев

Печать

Печатать