9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация
Арбитражный суд Приморского края

Решение от

По делу № А51-4160/2018
  1. Резолютивная часть решения объявлена 11 сентября 2018 года. Полный текст решения изготовлен 14 сентября 2018 года.
  2. Арбитражный суд Приморского края в составе судьи Черняк Л.М., при ведении протокола судебного заседания секретарем Носовой О.Н., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «АВТОДиК» (ИНН 5405435263, ОГРН 1115476060985, дата государственной регистрации: 20.05.2011, адрес: ул. Ползунова, д. 1, корп. 2, оф. 7, г. Новосибирск, Новосибирская обл., 630051)
  3. к Находкинской таможне (ИНН 2508025320, ОГРН 1022500713333, дата государственной регистрации: 10.12.2002, адрес: ул. Портовая, д. 17, г. Находка, 692904)
  4. о признании незаконным решения от 20.12.2017 о корректировке таможенной стоимости ввозимых товаров по ДТ № 10714040/24102017/0035584;
  5. о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 17 000 руб.;
  6. при участии в заседании:
  7. от заявителя: представитель не явился;
  8. от ответчика: представитель Родионова В.Д. по доверенности № 05-30/67 от 03.04.2018, служебное удостоверение;
  9. Установил:

  10. общество с ограниченной ответственностью «АВТОДиК» (далее – заявитель, общество, декларант) обратилось в Арбитражный суд Приморского края с заявлением к Находкинской таможне (далее – ответчик, таможенный орган, таможня) о признании незаконным решения от 20.12.2017 о корректировке таможенной стоимости ввозимых товаров по ДТ № 10714040/24102017/0035584; о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 17 000 руб.
  11. Заявитель в судебное заседание представителей не направил, о месте и времени судебного заседания извещен надлежащим образом, в связи с чем, руководствуясь статьями 156, 200 АПК РФ, суд рассмотрел дело без его участия по имеющимся в деле документам.
  12. В обоснование заявленных требований общество указало, что оно считает неправомерным отказ таможни в применении декларантом таможенной стоимости на основе цены сделки, поскольку для подтверждения заявленной таможенной стоимости, определенной по первому методу «по стоимости сделки с ввозимыми товарами», таможенному органу были представлены все необходимые документы в достаточном объеме, и даны соответствующие пояснения.
  13. Заявитель также указал, что увеличение таможенной стоимости со стороны таможни необоснованно увеличивает размер подлежащих уплате таможенных платежей, что нарушает права и законные интересы юридического лица в сфере внешнеэкономической деятельности, а также нарушает право общества на определение действительной таможенной стоимости ввезенного товара по методам, предусмотренным действующим законодательством.
  14. Также, ввиду вынужденного обращения в суд за защитой прав и законных интересов, общество понесло судебные расходы на оплату услуг представителя в размере 17 000 руб., которые заявитель просит взыскать с таможенного органа.
  15. Таможенный орган в заседании суда и письменном отзыве требования оспорил, указал, что документы и сведения, использованные обществом при определении таможенной стоимости, не основаны на количественно определяемой и документально подтвержденной достоверной информации, а декларант не воспользовался правом доказать правомерность избранного им метода определения таможенной стоимости и достоверность представленных им документов.
  16. Кроме того, заявил о чрезмерности судебных расходов, заявленных обществом, и просит суд снизить издержки до разумных пределов.
  17. Из материалов дела следует, что в октябре 2017 года во исполнение внешнеэкономического контракта № TY03 от 21.09.2017, заключенного между ООО «АВТОДиК» и иностранной компанией «TAIYO TRADING CO., LTD», на территорию Российской Федерации общество ввезло товар в ассортименте на условиях поставки CFR Восточный.
  18. При таможенном оформлении таможенная стоимость товаров по ДТ № 10714040/241017/0035584 определена заявителем на основании метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами (первый метод), предусмотренного статьей 4 Соглашения об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза от 25.01.2008, и заявлена в размере 2 545 755 Японских иен.
  19. В целях подтверждения заявленной таможенной стоимости в таможенный орган были предоставлены документы и сведения, необходимые для таможенного оформления ввезенного товара.
  20. При анализе поданных в таможню документов, таможенным органом были выявлены значительные расхождения между заявленными сведениями, принято решение о проведении дополнительной проверки от 25.08.2017, были запрошены документы, декларанту было предложено предоставить обеспечение уплаты таможенных пошлин, налогов по ДТ № 10714040/241017/0035584.
  21. В установленные законом сроки декларантом был представлен ответ на дополнительную проверку, а также копии запрошенных на проверку документов.
  22. 20.12.2017 таможенным органом было принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров, заявленной в декларации на товары № 10714040/241017/0035584.
  23. В результате произведенной корректировки, увеличилась сумма начисленных таможенных платежей.
  24. Не согласившись с решением о корректировке таможенной стоимости, заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании ненормативного акта таможни незаконным.
  25. Оценив доводы сторон, законность оспариваемого решения, суд находит требование заявителя подлежащим удовлетворению в силу следующего.
  26. Согласно пункту 1 статьи 112 Федерального закона № 311-ФЗ от 27.11.2010 «О таможенном регулировании в Российской Федерации» определение таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза при их ввозе в Российскую Федерацию, осуществляется в соответствии с международным договором государств - членов Таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза, с учетом особенностей его применения в случаях, установленных Таможенным кодексом Таможенного союза.
  27. С 01.01.2018 в ЕАЭС осуществляется единое таможенное регулирование в соответствии с Таможенным кодексом ЕАЭС (далее - ТК ЕАЭС) и регулирующими таможенные правоотношения международными договорами и актами, составляющими право ЕАЭС, а также в соответствии с положениями Договора о Евразийском экономическом союзе (подписан в г. Астана 29.05.2014) (далее – Договор).
  28. В силу статьи 444 ТК ЕАЭС Настоящий Кодекс применяется к отношениям, регулируемым международными договорами и актами в сфере таможенного регулирования и возникшим со дня его вступления в силу.
  29. По отношениям, регулируемым международными договорами и актами в сфере таможенного регулирования, возникшим до вступления настоящего Кодекса в силу, настоящий Кодекс применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут со дня его вступления в силу, с учетом положений, предусмотренных статьями 448 – 465 настоящего Кодекса (пункт 2 статьи 444 ТК ЕАЭС).
  30. До вступления в силу ТК ЕАЭС таможенное регулирование в ЕАЭС осуществлялось в соответствии с Договором о Таможенном кодексе Таможенного союза от 27.11.2009 и иными международными договорами государств - членов, регулирующими таможенные правоотношения, заключенными в рамках формирования договорно-правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства и входящими в соответствии со статьей 99 Договора в право ЕАЭС (статья 101 Договора).
  31. В соответствии с пунктом 1 статьи 64 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее – ТК ТС), действовавшем на момент возникновения спорных правоотношений, таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию таможенного союза, определяется в соответствии с международным договором государств - членов таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу.
  32. Согласно пункту 1 статьи 2 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза» (далее - Соглашение от 25.01.2008), основой определения таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами.
  33. Пунктом 1 статьи 4 Соглашения от 25.01.2008 установлено, что таможенной стоимостью товаров, ввозимых на единую таможенную территорию таможенного союза, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на единую таможенную территорию таможенного союза.
  34. Ценой, фактически уплаченной или подлежащей к уплате за ввозимые товары, является сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или в пользу продавца. При этом платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме, не запрещенной законодательством государства соответствующей Стороны (часть 2 данной статьи).
  35. В соответствии с пунктом 4 статьи 65 ТК ТС, пунктом 3 статьи 2 Соглашения от 25.01.2008 таможенная стоимость товаров и сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации.
  36. Пунктом 2 статьи 64 ТК ТС предусмотрено, что таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию таможенного союза, определяется, если товары фактически пересекли таможенную границу и такие товары впервые после пересечения таможенной границы помещаются под таможенную процедуру, за исключением таможенной процедуры таможенного транзита. Таможенная стоимость товаров определяется декларантом либо таможенным представителем, а в случаях, установленных ТК ТС - таможенным органом.
  37. Согласно пункту 1 статьи 68 ТК ТС, решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров принимается таможенным органом при осуществлении контроля таможенной стоимости как до, так и после выпуска товаров, если таможенным органом или декларантом обнаружено, что заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости товаров, в том числе неправильно выбран метод определения таможенной стоимости товаров и (или) определена таможенная стоимость товаров.
  38. Перечень документов и сведений, необходимых для таможенного оформления товаров в соответствии с выбранным таможенным режимом, утвержден Решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 № 376 «О порядке декларирования, контроля и корректировки таможенной стоимости товаров».
  39. Как установлено судом, в целях документального подтверждения применения метода по стоимости сделки с ввозимым товаром декларант вместе со спорной декларацией представил все предусмотренные законодательством документы, при анализе которых суд не усматривает оснований согласиться с утверждением таможенного органа об отсутствии документального подтверждения сделки, поскольку доказательств несоблюдения декларантом установленного пунктом 1 статьи 68 ТК ТС условия о документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности стоимости сделки с ввозимыми товарами, таможенный орган не представил. Материалами дела подтверждается, что заявитель представил все необходимые документы, поименованные в этом перечне, а также документы, выражающие содержание сделки и информацию по условиям ее оплаты.
  40. Вместе с тем, проанализировав документы, представленные обществом в подтверждение заявленной таможенной стоимости ввезенного товара, таможня пришла к выводу о том, что заявленная декларантом таможенная стоимость товаров и представленные обществом сведения, относящиеся к ее определению, в нарушение пункта 4 статьи 65 ТК ТС, пункта 3 статьи 2 Соглашения не основаны на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации, в связи с чем применение в рассматриваемом случае метода определения таможенной стоимости по стоимости сделки с ввозимыми товарами не представляется возможным.
  41. Оценивая данную позицию таможенного органа, суд приходит к следующим выводам.
  42. Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 6 Постановления от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее - Постановление Пленума ВС РФ от 12.05.2016 № 18), при оценке соблюдения декларантом требований пункта 4 статьи 65 Кодекса и пункта 3 статьи 2 Соглашения судам, принимая во внимание публичный характер таможенных правоотношений, следует исходить из презумпции достоверности представленной информации, бремя опровержения которой лежит на таможенном органе.
  43. Из пункта 7 названного Постановления следует, что таможенная стоимость, определяемая по стоимости сделки с ввозимыми товарами, не может считаться документально подтвержденной и количественно определяемой, если декларант не представил доказательства совершения сделки, на основании которой приобретен товар, в любой не противоречащей закону форме или содержащаяся в представленных им документах информация о цене (здесь и далее также - предусмотренных статьей 5 Соглашения дополнительных начислениях к цене) не соотносится с количественными характеристиками товара, или отсутствует информация об условиях поставки и оплаты товара.
  44. Из материалов дела усматривается, что на основании спецификации от 21.09.2017 стороны договорились о наименовании, ассортименте, количестве и стоимости реализуемого товара на общую сумму 2 545 755 Японских иен на условиях поставки CFR Восточный. На указанную сумму продавцом выставлен коммерческий инвойс № tai0022 от 30.09.2017.
  45. Указанная заявителем в графе 22 спорной декларации стоимость товара совпадает с ценой, указанной в коммерческих документах, и, как следствие, с ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате продавцу согласно формулировке статьи 4 Соглашения об определении таможенной стоимости.
  46. Таможенный орган в оспариваемом решении указал, что согласно данных интернет-сайта https://japancar.ru двигатель автомобильный производителя «TOYOTA MOTOR CORP» модели 1KZ предлагается к продаже по цене от 60 000 руб. до 150 000 руб. за единицу в зависимости от модификации и комплектации.
  47. Тогда как расчетная стоимость данного ДВС (заявлен в ДТ товар №15) исходя заявленной в ДТ № 10714040/241017/0035584 цены с учетом уплаченных пошлин, налогов и коммерческой надбавки в размере 40%, составит 46 444 руб.
  48. Вместе с тем, данные доводы таможни подлежат отклонению, поскольку информация интернет-сайта торговых площадок, на адрес которого указывает таможня, не являются официальным источником ценовой информации производителя или продавца товара.
  49. Таможней не представлено суду доказательств, как данная информация о товаре и кем, была размещена в глобальной сети Интернет, в связи с чем, она не отвечает критерию достоверности. Кроме того, таможенным органом информация интернет-сайта не оценена в совокупности и наравне с иными сведениями о цене товаров с учетом обстоятельств их перемещения через таможенную границу Российской Федерации, а также не подтверждено время действия цен на товары, информация о которых берется на интернет-сайтах и не установлены лица, поместившего информацию.
  50. Судом отмечается, что использование интернет-ресурсов возможно при соблюдении указанных общих требований, предъявляемых к независимым источникам ценовой информации, а именно - полученные данные должны быть достоверными и обоснованными.
  51. Кроме того, как следует из материалов дела, обществом заключен внешнеторговый контракт купли-продажи товара, в рамках которого согласована партия товаров по спорной ДТ, производителем которого не является продавец, в связи с чем, при совершении данной сделки необходимо учитывать и получение прибыли инопартнером.
  52. Реальность совершенной хозяйственной операции таможенным органом не оспаривается, недостоверность декларирования товара заявителю не вменяется, произведенная обществом оплата за полученные товары таможней не оспаривается.
  53. С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что всю необходимую информацию таможня имела возможность получить из представленного декларантом контракта, а также коммерческих документов, оформленных в отношении партии товара по спорной ДТ, в которых согласованы, ассортимент, количество, условия поставки и цена поставляемого товара и которые были предоставлены таможне в ходе таможенного контроля таможенной стоимости по спорной ДТ.
  54. В связи с чем, суд приходит к выводу, что таможня имела возможность сравнить заявленные декларантом в спорной ДТ сведения с информацией, изложенной в коммерческих и иных сопроводительных товар документах, оформленных на поставку товара по спорной ДТ в рамках рассматриваемой внешнеторговой сделки.
  55. Как следует из решения от 20.12.2017 о корректировке таможенной стоимости товаров по спорной ДТ, настаивая на том, что заявленная таможенная стоимость не основана на достоверной, количественно определенной и документально подтвержденной информации, таможня ссылается на то, что фактически по данной партии перемещался товар, отличный от согласованного сторонами и указанного в коммерческих документах в части количества и ассортимента.
  56. Отклоняя приведенный довод таможенного органа, суд исходит из следующего:
  57. В соответствии с пунктом 1 внешнеторгового контракта № TY03 от 21.09.2017 продавец обязуется продавать, а покупатель обязуется принимать и оплачивать товар, присланный продавцом в ассортименте и количестве, определенном в инвойсе.
  58. Согласно пункту 2.1 контракта цены установлены в JPY в соответствии со спецификациями, которые являются неотъемлемой частью настоящего контракта, и понимаются как цены CFR-Восточный.
  59. Общая сумма контракта составляет 2 545 755 Японских иен.
  60. Анализ имеющейся в материалах дела спецификации от 21.09.2017 показывает, что она содержит сведения о наименовании автозапчастях, бывших в употреблении, количестве, цене за единицу товара, стоимости в разрезе товарной позиции и общей стоимости поставляемых товаров, которая соответствует стоимости сделки, отраженной в графе 22 спорной ДТ.
  61. Аналогичные сведения о товаре содержатся в инвойсе № tai0022 от 30.09.2017.
  62. При таких обстоятельствах суд считает, что при таможенном оформлении ввозимого товара общество представило документы, подтверждающие заключение сделки и согласование ввозимого товара по таким параметрам, как наименование, количество и стоимость.
  63. Утверждение таможни об обратном со ссылкой на то, что в результате проведенного таможенного досмотра были обнаружены незадекларированные товары, а именно дверь для легкового автомобиля, -1 шт, капот для легкового автомобиля - 1 шт, что послужило основанием для возбуждения административного дела и, в дальнейшем, для привлечения общества к административной ответственности по части 1 статьи 16.2 КоАП, названного вывода суда не отменяет.
  64. Действительно, по материалам дела судом установлено, что декларант допустил нарушения законодательства при перемещении через таможенную границу и декларировании товаров по спорной ДТ и в отношении него 23.01.2018 вынесено судебное постановление по делу № 5-14-18 о привлечении к ответственности по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ с конфискацией предметов нарушения.
  65. Вместе с тем, проверяя законность решения о корректировке таможенной стоимости по спорной ДТ, судом установлено, что корректировка в отношении данных товаров таможней не производилась, и обществом не заявлялось требование в отношении таможенной стоимости этих товаров.
  66. Таким образом, данные нарушения, вопреки позиции таможенного органа, не свидетельствуют об отсутствии документального подтверждения заявленных декларантом сведений в отношении партии товара, задекларированной по спорной декларации.
  67. Указание таможни на отсутствие в представленных при подаче спорной ДТ документах сведений о стране происхождения товаров, судом не принимается.
  68. Таможня не приводит обоснование обязательности наличия таких сведений в инвойсе и спецификации, а также влияние отсутствия в этих документах такой информации на таможенную стоимость товаров, тем более что в декларации сведения о стране происхождения товаров (Япония, Франция, США, Германия) содержатся, что не позволяет говорить об отсутствии такой информации в распоряжении таможенного органа.
  69. При этом инвойс, в котором в соответствии с пунктом 1 контракта определяется ассортимент и количество товара, является документом, формируемым продавцом товара по контракту, и содержит всю необходимую информацию идентификации сторонами контракта товара и для расчета за товар и его поставки покупателю. Возлагать на иностранного поставщика товаров дополнительные обязанности по указанию сведений о товаре, не предусмотренных принятой деловой практикой, покупатель не уполномочен.
  70. Ссылки таможенного органа на выявленные расхождения сведений о цене товара за штуку, указанных в коммерческом инвойсе в электронном виде и на бумажном носителе, не свидетельствует о недостоверности данного документа, учитывая также, что по условиям контракта цены на товар устанавливаются в спецификации.
  71. Одновременно с этим следует отметить, что особенности представления, использования и хранения ЭДТ и документов определяются Приказом ФТС России от 17.09.2013 № 1761 «Об утверждении Порядка использования Единой автоматизированной информационной системы таможенных органов при таможенном декларировании и выпуске (отказе в выпуске) товаров в электронной форме, после выпуска таких товаров, а также при осуществлении в отношении них таможенного контроля» (далее по тексту – Порядок № 1761).
  72. На основании пункта 3 названного Порядка ЭДТ, документы в виде электронных документов, а также сведения из документов, составленных в письменной форме, представленные в виде электронных документов, представляются декларантами по структуре и в форматах, определенных альбомом форматов электронных форм документов, разработанным в соответствии с Порядком, утвержденным Приказом ФТС России от 24.01.2008 № 52.
  73. Согласно пункту 5 Порядка № 1761 сведения в электронных документах, сформированных на основании оригиналов на бумажных носителях, либо в электронной форме или их копий, заверенных в установленном порядке, должны совпадать со сведениями, содержащимися в таких оригиналах или копиях.
  74. Из материалов дела следует, что при подаче спорной ДТ коммерческие документы представлялись обществом в таможню в формализованном виде, а в ходе проведения дополнительной проверки - на бумажном носителе.
  75. Оценив данные документы, таможенный орган указал, что выявлены расхождения сведений о цене товара за штуку указанных в коммерческом инвойсе в электронном виде (например: двигатель CHARYSLER цена 506,8 долл. США, указана средняя за штуку) и указанных сведений о цене товара в инвойсе на бумажном носителе (двигатель TOYOTA: цена 381,6 долл. США). Расхождение сведений о цене товара за штуку так же выявлено и по двигателям FORD, TOYOTA и т.д.
  76. Между тем таможенным органом оставлены без внимания положения пункта 7 Постановления Пленума ВС РФ от 12.05.2016 № 18, согласно которым выявление отдельных недостатков в оформлении представленных декларантом документов (договоров, спецификаций, счетов на оплату ввозимых товаров и др.), в соответствии с требованиями гражданского законодательства, не опровергающих факт заключения сделки на определенных условиях, само по себе не может являться основанием для вывода о нарушении требований пункта 4 статьи 65 Кодекса и пункта 3 статьи 2 Соглашения.
  77. Соответственно, выявленные таможенным органом расхождения о цене за единицу товара, не свидетельствуют о наличии необъяснимых противоречий в коммерческих документах по спорной поставке, тем более, что цены, указанные в инвойсе на бумажном носителе сопоставляются со сведениями спецификации от 21.09.2017.
  78. При этом, несмотря на некорректную формализацию инвойса, данные нарушения были устранены обществом в ходе проведения дополнительной проверки путем представления копий коммерческих документов на бумажном носителе.
  79. Довод таможенного органа о том, что представленная в ходе таможенного контроля экспортная декларация не может быть принята в качестве документа, подтверждающего заявленную таможенную стоимость, судом также отклоняется, поскольку анализ имеющейся в материалах дела экспортной декларации показывает, что совокупность отраженных в данном документе сведений о товаре согласуется со сведениями о товаре, оформленном по спорной декларации, в том числе по стоимости, количественным показателям и весовым характеристикам.
  80. В этой связи ссылки таможенного органа на то, что в графе «страна происхождения» представленной экспортной декларации указана Япония, тогда как в декларации на товары страны происхождения товаров указаны разные, судом не принимается, поскольку не означает утрату данным документом своего информационного характера, связанного со стоимостью ввозимого товара.
  81. Кроме того, экспортная декларация является документом, оформляемым продавцом, в связи с чем, возложение ответственности за частичное несоответствие ее данных на покупателя товара является неправомерным.
  82. Доводы таможенного органа о непредставлении декларантом запрошенных в ходе дополнительной проверки документов не нашли своего подтверждения в материалах дела.
  83. Так, обществом в таможенный орган были представлены запрошенные документы и пояснения о невозможности представления иных запрошенных документов в силу их отсутствия на данный период.
  84. Кроме того, ссылаясь на наличие вышеперечисленных обстоятельств, таможенный орган не указал, каким образом они повлияли на таможенную стоимость ввезенного товара, имелись ли достаточные основания полагать установленным факт несоответствия заявленных сведений фактическим операциям, а также не представил подтверждающих документов, в том числе истребованных им у третьих лиц.
  85. Указанные в контракте, а также инвойсе сведения о товаре и об условиях поставки совпадают со сведениями, содержащимися в спорной ДТ.
  86. В этой связи суд считает, что непредставление обществом в ходе дополнительной проверки части запрошенных документов не могло послужить основанием для корректировки заявленной таможенной стоимости ввиду того, что данные документы не перечислены в приложении № 1 к Порядку декларирования таможенной стоимости товаров, утвержденного Решением № 376.
  87. Таким образом, в рассматриваемой ситуации у таможни не имелось препятствий для принятия заявленной декларантом таможенной стоимости товара, ввезенного по спорной ДТ, а также оснований считать указанную таможенную стоимость, определенную по первому (основному) методу, документально неподтвержденной.
  88. Согласно пункту 10 Постановления Пленума ВС РФ № 18 от 12.05.2016 при разрешении споров о правомерности корректировки таможенной стоимости следует учитывать, какие признаки недостоверного заявления таможенной стоимости были установлены таможенным органом и нашли свое подтверждение в ходе проведения таможенного контроля, в том числе с учетом документов (сведений), собранных таможенным органом и дополнительно представленных декларантом.
  89. Суд отмечает, что доказательств недостоверности сведений, содержащихся в пакете документов, представленном обществом в подтверждение заявленной таможенной стоимости, равно как невозможность использования документов, представленных декларантом при таможенном оформлении в обоснование таможенной стоимости товара, в их совокупности и системной оценке таможенным органом не подтверждена.
  90. Суд отклоняет ссылку таможенного органа на отличие уровня заявленной декларантом таможенной стоимости от ценовой информации, имеющейся в таможенном органе, так как указанное обстоятельство само по себе не предусматривает право на корректировку таможенной стоимости, поскольку не названо в законе в качестве безусловного основания для корректировки.
  91. Кроме того, из решения о корректировке таможенной стоимости товаров следует, что по данным ИСС «Малахит» выявлены отклонения по товарам в меньшую сторону, которое по товару № 1 отклонение по ФТС составило -32.89 %, по РТУ - 32.89 %; по товару № 2 отклонение по ФТС составило -31.03 %, по РТУ -20 %; по товару № 6 отклонение по ФТС составило -58.79%, по РТУ -50.17 %; по товару № 8 отклонение по ФТС составило -80.12 %, по РТУ -55.56 %; по товару № 15 отклонение по ФТС составило - 73.97 %, по РТУ -63.14 %.
  92. Информация в базах данных ДТ, носит учетно-статистический характер и не обладает необходимыми признаками, установленными законом, позволяющим использовать ее в качестве основы для определения таможенной стоимости по методам по цене сделки с идентичными или однородными товарами.
  93. Суд отмечает, что представленная таблица по отклонениям данных ИСС Малахит по процентном соотношению и кодам товара не содержит таких характеристик как описание товара и цена, которая не зависит от веса товара, а от его количества, а представленная таблица ценовых источников в сравнении с ввозимым товаров показывает конечный результат, а не критерии отбора, по которым он был установлен.
  94. Таким образом, определенная заявителем таможенная стоимость товаров не может быть признана существенно ниже ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенного органа по сделкам с идентичными товарами или однородными товарами, что не может свидетельствовать о недостоверности условий сделки.
  95. В то же время материалами дела наличия каких-либо ограничений и условий, которые могли повлиять на цену сделки при заключении контракта, а также условий, влияние которых не может быть учтено, таможней не доказано, равно как не представлены доказательства невозможности применения метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами, указанные в части 1 статьи 4 Соглашения.
  96. При таких обстоятельствах различие цены сделки с ценовой информацией, содержащейся в других источниках, не относящихся непосредственно к указанной сделке, не может рассматриваться как наличие такого условия либо как доказательство недостоверности условий сделки и является лишь основанием для проведения проверочных мероприятий.
  97. В качестве основы для корректировки таможенной стоимости товара, заявленного в спорной ДТ, таможней использована ценовая информация из ДТ №№ 10714040/040817/0026084, 10714040/040817/0026073, 10714040/040917/0030291, 10013072/260917/0007405, 10714040/121017/0034530, 10714040/220817/0028645, 10714040/151017/0034759, 10714040/040817/0026084, 10714040/151017/0034759, 10714040/050817/0026282, 10714040/030817/0025967, 10714040/070817/0026367, 10714040/050817/0026282, 10714040/191017/0035188, 10714040/020817/0025792, 1071440/260717/0024813, 10714040/030817/0025967 иного участника внешнеэкономической деятельности, которая предоставлена в материалы дела ответчиком с проведенным письменным сравнительным анализом цен, заявленных в спорной ДТ и источнике ценовой информации, тем не менее не представлено доказательств того, что производители товара, заявленного в спорной ДТ и товара, заявленного в иной ДТ, явившейся источником ценовой информации, изготавливают продукцию одинакового качества и имеют одинаковую деловую репутацию на соответствующем потребительском рынке.
  98. При таких обстоятельствах, сведения об отдельно взятой декларации не могут служить основанием для корректировки всех последующих поставок. Действующее законодательство не устанавливает обязанности для экспортеров декларирование товаров по средним ценам. Единственным условием установления таможенной стоимости является наличие количественно определяемой и документально подтвержденной достоверной информации о заявленной таможенной стоимости.
  99. Более того, суд также учитывает, что рассматриваемые товары, которые были откорректированы таможенным органом по шестому методу (№№ 1, 2, 3, 4, 5, 8, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21), являются товарами, бывшими в употреблении.
  100. Таким образом, таможенным органом не доказана правомерность использования в качестве источника ценовой информации указанной в спорной ДТ декларации на товары, оформленной на иные партии товара, иным участником ВЭД.
  101. Судом установлено, что оспариваемое решение повлекло за собой увеличение размера таможенных платежей, исчисляемых в соответствии с таможенной стоимостью товаров, чем нарушены права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
  102. В силу части 2 статьи 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие), в том числе государственных органов не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконным.
  103. Принимая во внимание изложенное, суд находит требование заявителя о признании незаконным решения таможни обоснованным и подлежащим удовлетворению.
  104. Как следует из пункта 3 части 5 статьи 201 АПК РФ, понуждение органа, осуществляющего публичные полномочия, принять решение или иным образом устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя, не относится к исковым требованиям, а является способом устранения нарушенного права.
  105. В соответствии с частью 1 статьи 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, самостоятельно определив способы их судебной защиты соответствующих статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.
  106. Выбор способа защиты нарушенного права осуществляется заявителем и должен действительно привести к восстановлению нарушенного материального права или реальной защите законного интереса.
  107. Избранный заявителем способ защиты должен быть соразмерен нарушению и не должен выходить за пределы, необходимые для его применения.
  108. При этом суд вправе самостоятельно определять способ восстановления нарушенного права заявителя.
  109. Исходя из пункта 30 Постановления Пленума ВС РФ № 18, в случае признания судом незаконным решения таможенного органа, влияющего на исчисление таможенных платежей, либо отказа (бездействия) таможенного органа во внесении изменений в декларацию на товар и (или) в возврате таможенных платежей, в целях полного восстановления прав плательщика на таможенные органы в судебном акте возлагается обязанность по возврату из бюджета излишне уплаченных (взысканных) платежей, окончательный размер которых определяется таможенным органом на стадии исполнения решения суда. При этом отдельного обращения плательщика с заявлением о возврате соответствующих сумм в порядке, предусмотренном статьей 147 Закона о таможенном регулировании, в этом случае не требуется.
  110. Принимая во внимание пункт 30 Постановления Пленума ВС РФ № 18, суд обязывает таможню возвратить обществу излишне взысканные таможенные платежи по ДТ № 10714040/241017/0035584, окончательный размер которых таможне определить на стадии исполнения судебного решения.
  111. Заявленное ходатайство о взыскании судебных издержек по оплате услуг представителя подлежит частичному удовлетворению в силу следующего.
  112. В соответствии со статьей 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что к судебным издержкам относятся расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде, в том числе расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей).
  113. Из системного толкования статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что судебные расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются с другого лица, участвующего в деле, и в тех случаях, когда это лицо освобождено от уплаты государственной пошлины.
  114. Частью 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.
  115. Согласно пункту 10 постановления Пленума ВС РФ № 1 от 21.01.2016 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» (далее – Постановление Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1), лицо, заявляющее о взыскании судебных издержек, должно доказать факт их несения, а также связь между понесенными указанным лицом издержками и делом, рассматриваемым в суде с его участием.
  116. Недоказанность данных обстоятельств является основанием для отказа в возмещении судебных издержек.
  117. В силу разъяснений, указанных в пункте 11 Постановления Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1, разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов (часть 3 статьи 111 АПК РФ).
  118. В материалы дела представлены: договор на оказание юридических услуг № 211/17 от 21.12.2017, счет на оплату № 211 от 21.12.2017, акт приемки-сдачи выполненных работ (услуг) № 1-211/17, платежное поручение № 61 от 29.01.2018 на сумму 17 000 руб.
  119. Таким образом, расходы заявителя на оплату услуг представителя подтверждены документально.
  120. Анализируя наличие причинно-следственной связи между действиями таможенного органа и расходами заявителя, суд приходит к выводу о том, что защита нарушенного таможней права заявителя в арбитражном суде напрямую взаимосвязана с понесенными представительскими расходами. При этом суд считает, что избежать понесенных расходов без ущерба для своих экономических интересов и заявленных требований, общество не могло.
  121. Судом установлено, что заявитель понес расходы на оплату услуг представителя, связанные с подготовкой заявления в суд, дело рассмотрено в шести судебных заседаниях в связи с непредставлением сторонами запрошенных судом документов, а также с учетом возражения таможенного органа против перехода к рассмотрению дела по существу в предварительном судебном заседании, не представляет особой сложности, по данной категории дел имеется устоявшаяся судебная практика.
  122. Учитывая вышеизложенные обстоятельства, исходя из соблюдения баланса частных и публичных интересов, суд считает разумным и достаточным взыскать с таможни в пользу заявителя судебные расходы в размере 10 000 рублей.
  123. В соответствии со статьей 110 АПК РФ судебные расходы по уплате государственной пошлины относятся на таможенный орган.
  124. Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд
  125. Решил:

  126. Признать незаконным решение Находкинской таможни от 20.12.2017 о корректировке таможенной стоимости ввозимых товаров по ДТ № 10714040/24102017/0035584, как не соответствующее Таможенному кодексу Таможенного союза.
  127. В данной части решение подлежит немедленному исполнению.
  128. Обязать Находкинскую таможню возвратить обществу с ограниченной ответственностью «АВТОДиК» излишне взысканные таможенные платежи по декларации на товары № 10714040/24102017/0035584, окончательный размер которых Находкинской таможне определить на стадии исполнения настоящего судебного решения.
  129. Взыскать с Находкинской таможни в пользу общества с ограниченной ответственностью «АВТОДиК» судебные расходы в размере 13 000 (тринадцать тысяч) рублей, в том числе: 3 000 рублей государственной пошлины по заявлению, 10 000 рублей судебных расходов на оплату услуг представителя.
  130. В удовлетворении заявления о взыскании расходов на оплату услуг представителя в остальной части отказать.
  131. Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.
  132. Решение может быть обжаловано через Арбитражный суд Приморского края в течение месяца со дня его принятия в Пятый арбитражный апелляционный суд и в Арбитражный суд Дальневосточного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в законную силу, при условии, что оно было предметом рассмотрения апелляционной инстанции.
  133. Судья Черняк Л.М.

Печать

Печатать