9999
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация

Постановление 7-й ААС от

  1. Резолютивная часть постановления объявлена 05.02.2018
  2. Седьмой арбитражный апелляционный суд в составе:
  3. председательствующего Павлюк Т. В.
  4. Судей Кривошеиной С. В.
  5. Хайкиной С. Н.
  6. при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Кульковой Т.А.
  7. с использованием средств аудиозаписи
  8. при участии:
  9. от заявителя: без участия (извещен);
  10. от заинтересованного лица: Дмитриенко В. О., представитель по доверенности от 25.12.2017, удостоверение; Румянцева Р. В., представитель по доверенности от 10.01.2018, удостоверение; Мюллер Е.В., представитель по доверенности от 25.12.2017, паспорт;
  11. рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу
  12. общества с ограниченной ответственностью «Мариинский спиртовой комбинат» (07АП-11906/17)
  13. на решение Арбитражного суда Кемеровской области от 13.11.2017 по делу № А27-1024/2017 (Судья Мраморной Т.А.)
  14. по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Мариинский спиртовой комбинат», г. Мариинск (ОГРН 1124213000185, ИНН 4213009781) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Кемеровской области, г. Мариинск (ОГРН 1044213003075, ИНН 4213000845) о признании недействительным решения от 11.08.2016 № 894,
  15. Установил:

  16. Общество с ограниченной ответственностью «Мариинский спиртовой комбинат» (далее - ООО «Мариинский спиртовой комбинат», налогоплательщик, заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о признании недействительным решения от 11.08.2016 № 894 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Кемеровской области (далее - Инспекция, налоговый орган).
  17. Решением суда от 13.11.2017 (резолютивная часть объявлена судом 07.11.2017) в удовлетворении заявленных требований отказано.
  18. Не согласившись с решением суда первой инстанции, ООО «Мариинский спиртовой комбинат» обратилось в Седьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении требований. В обоснование своей позиции ООО «Мариинский спиртовой комбинат» указывает, на нарушение ном материального и процессуального права, несоответствии выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела, что обществом в ходе проведения проверки представлены все необходимые первичные документы, соответствующие требованиям, предъявляемым к таким документам Налоговым кодексом Российской Федерации (далее - НК РФ).
  19. Подробно доводы изложены в апелляционной жалобе.
  20. Налоговый орган в отзыве, представленном в суд в порядке статьи 262 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), представители в судебном заседании, доводы жалобы отклонили, просят оставить решение суда без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
  21. В соответствии со статьей 123, 156 АПК РФ, дело рассмотрено в отсутствие заявителя, надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного разбирательства.
  22. Проверив законность и обоснованность решения арбитражного суда первой инстанции в порядке статьи 268 АПК РФ, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, заслушав представителей Инспекции, суд апелляционной инстанции считает решение арбитражного суда не подлежащим отмене по следующим основаниям.
  23. Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, инспекцией в отношении ООО «Мариинский спиртовой комбинат» проведена камеральная налоговая проверка налоговой декларации по акцизам на подакцизные товары, за исключением табачных изделий (со свидет.) за декабрь 2015 года, по результатам которой 11.08.2016 вынесено решение № 894 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» и которым Общество привлечено к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в сумме 19988279,80 руб.
  24. Кроме того, указанным решением ООО «Мариинский спиртовой комбинат» доначислен акциз на этиловый спирт из пищевого сырья, производимый на территории Российской Федерации, в сумме 99941399 руб., начислены пени в общей сумме 7194115,04 руб.
  25. Решением УФНС России по Кемеровской области № 763 от 21.11.2016 указанное решение Межрайонной ИФНС России № 1 по Кемеровской области утверждено и вступило в законную силу, а апелляционная жалоба Общества оставлена без удовлетворения, что явилось основанием для обращения в суд.
  26. Принимая решение, суд первой инстанции исходил из подтверждения материалами дела установленных Инспекцией обстоятельств об отсутствии документального подтверждения сведений, приведенных в представленных обществом документах при проведении камеральной проверки налоговой декларации по акцизам на подакцизные товары.
  27. Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда, считает апелляционную жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.
  28. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
  29. В соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
  30. В силу части 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.
  31. В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям, установленным статьей 162 АПК РФ, и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 указанного кодекса.
  32. В силу пункта 1 статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (пункт 2 статьи 71 АПК РФ).
  33. В соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в постановлении от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее - Постановление № 53) под налоговой выгодой для целей данного постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.
  34. Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной (пункты 3, 4 Постановления № 53).
  35. В соответствии с пунктом 5 Постановления № 53 о необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета. В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).
  36. В пункте 9 Постановления № 53 указано, что судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому, если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды при отсутствии намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.
  37. Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 181 НК РФ подакцизными товарами признаются, в том числе этиловый спирт, произведенный из пищевого или непищевого сырья, в том числе денатурированный этиловый спирт, спирт-сырец, дистилляты винный, виноградный, плодовый, коньячный, кадьвадосный, висковый.
  38. В перечень товаров, не рассматриваемых как подакцизные, в частности, включена парфюмерно-косметическая продукция, разлитая в емкости не более 100 мл с объемной долей этилового спирта до 80 процентов включительно, и (или) парфюмерно-косметическая продукция с объемной долей этилового спирта до 90 процентов включительно при наличии на флаконе пульверизатора, разлитая в емкости не более 100 мл, а также парфюмерно-косметическая продукция с объемной долей этилового спирта до 90 процентов включительно, разлитая в емкости до 3 мл включительно (подпункт 2 пункта 1 статьи 181 НК РФ).
  39. Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 182 НК РФ операции по реализации на территории Российской Федерации произведенного этилового спирта являются объектом налогообложения акцизом, в связи с чем, при совершении указанных операций у производителя спирта возникает обязанность начислить и уплатить по этому объекту соответствующую сумму акциза.
  40. Налоговая база в соответствии с пунктом 1 статьи 187 НК РФ определяется отдельно по каждому виду подакцизного товара.
  41. Налоговая база при реализации (передаче, признаваемой объектом налогообложения в соответствии с главой 22 НК РФ) произведенных налогоплательщиком подакцизных товаров в зависимости от установленных в отношении этих товаров налоговых ставок определяется как объем реализованных (переданных) подакцизных товаров в натуральном выражении - по подакцизным товарам, в отношении которых установлены твердые (специфические) налоговые ставки (в абсолютной сумме на единицу измерения) (подпункт 1 пункта 2 статьи 187 НК РФ).
  42. При этом согласно положениям абзаца 1 пункта 1 статьи 193 НК РФ налогообложение этилового спирта, реализуемого организациям, осуществляющим производство спиртосодержащей парфюмерно-косметической продукции в металлической аэрозольной упаковке, а также товаров, не признаваемых подакцизными, в том числе в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 181 НК РФ, осуществляется с применением ставки акциза в размере 0 руб. за 1 литр безводного этилового спирта, содержащегося в этом подакцизном товаре.
  43. В соответствии с абзацем 2 пункта I статьи 193 НК РФ налогообложение спирта этилового, реализуемого организациям, не уплачивающим авансовый платеж акциза (в том числе этиловый спирт, ввозимый в Российскую Федерацию, не являющийся товаром Евразийского экономического союза), и (или) передаваемый в структуре одной организации при совершении налогоплательщиком операций, признаваемых объектом налогообложения акцизами, за исключением операций, предусмотренных подпунктом 22 пункта 1 статьи 182 НК РФ, а также за исключением этилового спирта, реализуемого (или передаваемого производителями в структуре одной организации) для производства товаров, не признаваемых подакцизными в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 181 НК РФ, и этилового спирта, реализуемого организациям, осуществляющим производство спиртосодержащей парфюмерно-косметической продукции в металлической аэрозольной упаковке и (или) спиртосодержащей продукции бытовой химии в металлической аэрозольной упаковке, осуществляется с применением ставки акциза в размере 93 руб. за I литр безводного этилового спирта, содержащегося в этом подакцизном товаре.
  44. ООО «Мариинский спиртовой комбинат» имеет лицензию на производство, хранение и поставку произведенного этилового спирта № РА 001997 (дата начала действия 15.06.2015, дата окончания действия 01.11.2017), выданную Федеральной службой по регулированию алкогольного рынка, в связи с чем на основании статьи 179 НК РФ является налогоплательщиком акциза.
  45. Из материалов проверки следует, что ООО «Мариинский спиртовой комбинат» для подтверждения правомерности применения ставки акциза в размере 0 руб. за 1 литр безводного этилового спирта были представлены договор поставки спирта этилового ректификованного, заключенный 20.11.2015 с ООО «ПарфюмТрейд»; свидетельства о государственной регистрации №№ BY.70.06.01.001.E.004520.10.15, BY.70.06.01.001.E.004519.10.15 от 21.10.2015 на изделия косметические жидкие с содержанием наноразмерных частиц серебра «AgBnoH-2»: лосьон «Blue rain», «Серебряный век», изготавливаемые ООО «ПарфюмТрейд»; технические условия на изделия косметические жидкие с содержанием наноразмерных частиц серебра «AgBnoH2»: лосьоны, утв. генеральным директором ООО «ПарфюмТрейд» Коротаевым В.Ю. 01.10.2015; информационное письмо ООО «ПарфюмТрейд», в котором сообщается, что поставляемая в адрес ООО «ПарфюмТрейд» продукция будет использована для целей, связанных с производством парфюмерно-косметической продукции (лосьон «Серебряный век»).
  46. Согласно договору поставки Поставщик (ООО «Мариинский спиртовой комбинат») обязуется передать Покупателю (ООО «ПарфюмТрейд») в собственность спирт этиловый ректификованный «Люкс», «Экстра», а Покупатель обязуется принять и оплатить за него определенные денежные средства (цену).В качестве документов, подтверждающих факт отгрузки спирта этилового в адрес ООО «ПарфюмТрейд», представлены документы, в т.ч. счета-фактуры, товарные накладные, товарно- транспортные накладные, в которых в качестве грузоотправителя указано ООО «Мариинский спиртовой комбинат», в качестве грузополучателя - ООО «ПарфюмТрейд». Согласно дорожным ведомостям на повагонную отправку груза с наливными грузами грузоотправителем является ООО «Мариинский спиртовой комбинат», грузополучателем ООО «Зернопродукт».
  47. По результатам проведения проверочных мероприятий данных налоговой декларации налоговый орган пришел к выводу, что налогоплательщиком в нарушение подпункта 1 пункта 1 статьи 181 подпункта 1 пункта 1 статьи 182, пункта 1 и подпункта 1 пункта 2 статьи 187, пункта 1 статьи 193, статьи 194, пункта 1 статьи 198 НК РФ неправомерно применена ставка акциза в размере 0 руб. за 1 литр поставленного спирта в адрес ООО «ПарфюмТрейд».
  48. Инспекция считает, что установлен факт отсутствия производства ООО «ПарфюмТрейд» спиртосодержащей парфюмерно-косметической продукции в металлической аэрозольной упаковке, а также парфюмерно-косметической продукции, не признаваемой подакцизной.
  49. Так, в ходе проверки установлено, что согласно данным ЕГРЮЛ адрес государственной регистрации ООО «ПарфюмТрейд» с 18.09.2015 по 27.03.2016 - Тульская область, г. Новомосковск, ул. Генерала Белова, 5/10.
  50. Адрес осуществления ООО «ПарфюмТрейд» деятельности по производству парфюмерно-косметической продукции - Тульская область, Ефремовский район, Пушкарский со., дер. Иноземка, пос. МПСК (согласно договора с ООО «Мариинский спиртовой комбинат»).
  51. Вместе с тем, проведенными налоговым органом контрольными мероприятиями (осмотры юридического адреса и адреса производства парфюмерно-косметической продукции) установлено, что ООО «ПарфюмТрейд» по адресу государственной регистрации не находится, по адресу производства парфюмерно-косметической продукции контрагент деятельность не осуществляет.
  52. Согласно свидетельским показаниям Мирзояна СМ., который значился сторожем в ООО «ПарфюмТрейд», продолжительное время территория была занесена сильным снегом, в период его нахождения на территории никакой продукции не производилось, ничего не завозилось и не вывозилось, на территорию предприятия за время его нахождения заезжали только автомобили представителей полиции и налоговых органов и Самофала СВ. являющегося собственником помещения, расположенного по адресу: Тульская область, Ефремовский район, Пушкарский со., дер. Иноземка, пос МПСК
  53. Таким образом, Мирзояну СМ. неизвестно местонахождение ООО «ПарфюмТрейд», сведениями о производстве ООО «ПарфюмТрейд» парфюмерно-косметической продукции свидетель не располагает; предоставляемая в аренду ООО «ПарфюмТрейд» часть здания находилась в разрушенном состоянии.
  54. С учетом изложенного, полученные сведения согласуются со свидетельскими показаниями.
  55. В силу статьи 54 ГК РФ нахождение юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности. Место нахождения юридического лица указывается в его учредительных документах. Аналогичная норма содержится и в пункте 2 статьи 4 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», согласно которой место нахождения общества определяется местом его государственной регистрации.
  56. При этом отсутствие юридического лица по месту государственной регистрации играет существенную роль в решении возникающих в их деятельности вопросов правового характера, таких как определение правоспособности, места исполнения обязательств, места заключения договоров, а также в решении вопросов, связанных с уплатой налогов.
  57. При таких обстоятельствах, Инспекцией правомерно выявлено отсутствие ООО «ПарфюмТрейд» по адресу регистрации.
  58. Довод заявителя со ссылкой на нарушения, допущенные при осмотре, а также то, что само по себе отсутствие организации по адресу государственной регистрации на момент осмотра, не подтверждает ее отсутствие по юридическому адресу, подлежит отклонению коллегией.
  59. В статье 92 НК РФ специально предусматривается, что при проведении осмотра вправе участвовать лицо, в отношении которого осуществляется налоговая проверка, или его представитель, а также специалисты. Однако данная норма не содержит указания о том, что такое участие является обязательным и составление протокола осмотра без участия законного или уполномоченного представителя юридического лица лишает протокол осмотра значения допустимого доказательства. Кроме того, отсутствие контрагента по указанным адресам в спорный период, как указано выше, подтверждено и иными доказательствами - показаниями свидетелей – собственников помещений, выпиской по расчетному счету, свидетельствующей об отсутствии уплаты арендной платы за данные помещения, иными доказательствами. К тому же, приведенные доводы не могут служить основанием для отмены решения суда первой инстанции. Более того, согласно информации, представленной Отделом надзорной деятельности по Ефремовскому и Каменскому районам ГУ МЧС России по Тульской области ООО «ПарфюмТрейд» с разрешением на производственную деятельность по адресу: Тульская обл., Ефремовский район, д. Иноземка, пос. МПСК не обращалось, сведениями об адресах объектов и деятельности ООО «ПарфюмТрейд» Отдел не располагает.
  60. Об отсутствии ООО «ПарфюмТрейд» по юридическому адресу указывает также тот факт, что на почтовых штампах, проставленных на описях вложений к ценным письмам, направляемым в адрес МРУ «Росалкогольрегулирование» по Центральному Федеральному округу, а также на кассовых чеках по оплате почтовых отправлений и почтовых конвертах от 20.11.2015, от 01.12.2015, от 04.12.2015 указано отделение почтовой связи Конь-Колодезь Липецкой обл., при этом с Конь-Колодезь находится в 276 км.от г. Новомосковска Тульской обл., где зарегистрировано ООО «ПарфюмТрейд».
  61. В ходе проверки по требованию налогового органа ООО «ПарфюмТрейд» документы, подтверждающие факт доставки спирта по адресу производства парфюмерно-косметической продукции не представлены.
  62. Таким образом, имеющиеся в материалах проверки свидетельские показания указанных лиц в числе прочего свидетельствуют о том, что парфюмерно-косметическая продукция ООО «ПарфюмТрейд» не производилась.
  63. Налоговым органом в ходе проверки также установлено, что ООО «ПарфюмТрейд» имеет обособленное подразделение, зарегистрированное на территории ООО «Мариинский спиртовой комбинат», - г. Мариинск, ул. Юбилейная, 2а. Однако согласно свидетельским показаниям водителя Банникова А.Н., который осуществлял грузоперевозки спирта на территории ООО «Мариинский спиртовой комбинат» (от спиртохранилища ООО «Мариинский спиртовой комбинат» (пункт погрузки: г. Мариинск, ул. Юбилейная, 2а) до спиртохранилища ООО «ПарфюмТрейд» (пункт разгрузки: г. Мариинск, ул. Юбилейная, 2а, пом. 2)), следует, что свидетель с работниками ООО «ПарфюмТрейд» не знаком, погрузка происходила на территории ООО «Мариинский спиртовой комбинат» на расстоянии примерно 20 метров, проехав 100 метров находились мерники и насос для слива ООО «ПарфюмТрейд»; приёмку спирта от имени ООО «ПарфюмТрейд» осуществляли работники ООО «Мариинский спиртовой комбинат»; доверенности на получение спирта Банникову А,Н. от имени ООО «ПарфюмТрейд» выдавались ООО «Мариинский спиртовой комбинат» электронные; в документах от имени ООО «ПарфюмТрейд» никто не расписывался, документы просто забирали, объясняя отсутствием печати.
  64. Таким образом, как обоснованно указал суд первой инстанции, формальная регистрация от имени ООО «ПарфюмТрейд» обособленного подразделения на территории ООО «Мариинский спиртовой комбинат», создание формального документооборота, имитирующего грузоперевозку спирта на одной территории в шаговой доступности, в числе прочего свидетельствуют об отсутствии факта реальной деятельности по реализации спирта ООО «Мариинский спиртовой комбинат» в адрес ООО «ПарфюмТрейд» и, как следствие, об отсутствии факта производства последним парфюмерно-косметической продукции.
  65. Инспекцией установлено, что у ООО «ПарфюмТрейд» отсутствует квалифицированный персонал (технологи) для производства парфюмерно-косметической продукции, какое-либо имущество, основные и транспортные средства, что также свидетельствует, что само производство парфюмерно-косметической продукции контрагент не производил.
  66. Анализ движения денежных средств по расчетному счету ООО «ПарфюмТрейд» показал, что ООО «ПарфюмТрейд» никакое имущество, оборудование, необходимые для производства парфюмерно-косметической продукции, не приобреталось, у третьих лиц не арендовалось.
  67. Документальных доказательств наличия у ООО «ПарфюмТрейд» производственных мощностей для производства парфюмерно-косметической продукции контрагентом не представлено, вместе с тем без наличия у ООО «ПарфюмТрейд» подъездных путей, емкостей для хранения спирта, технологического оборудования производство заявленной продукции невозможно. Обратного материалы дела не содержат.
  68. Кроме того, при анализе движения денежных средств по расчётному счёту ООО «ПарфюмТрейд» налоговым органом установлено, что у данного контрагента отсутствуют перечисления, свидетельствующие о привлечении ООО «ПарфюмТрейд» третьих лиц для производства (изготовления) парфюмерно-косметической продукции, что также свидетельствует о том, что ООО «ПарфюмТрейд» не производило парфюмерно-косметическую продукцию как собственными силами, так и с привлечением третьих лиц.
  69. Согласно протоколу испытаний № 1112/1112-О-15-10 от 13.10.2015 изделия косметического жидкого с содержанием наноразмерных частиц серебра «AgBnoH-2» лосьон «Blue rain», представленному ФБУ «ЦСМ Московской области», дата получения образца для испытаний - 22.09.2015, дата направления (заявки) на испытания - 22.09.2015.
  70. Однако ООО «ПарфюмТрейд» поставлено на налоговый учет 18.09.2015, договор субаренды нежилых зданий заключен 01.10.2015 по адресу производства - Тульская область, Ефремовский район, Пушкарский со., дер. Иноземка, пос. МПСК, следовательно, на дату отбора образцов для испытания у ООО «ПарфюмТрейд» отсутствовало не только технологическое оборудование, но и производственное помещение, а значит, и образцы для испытаний не могли быть произведены ООО «ПарфюмТрейд».
  71. Инспекцией установлено, что заказчиком испытаний изделия косметического жидкого с содержанием наноразмерных частиц серебра «AgBnoH-2» лосьон «Вше rain» от имени ООО «ПарфюмТрейд» выступает ООО «Олар», действующее от имени ООО «ПарфюмТрейд» на основании доверенности от 21.09.2015.
  72. Согласно указанной доверенности ООО «ПарфюмТрейд» уполномочивает ООО «Олар» проводить от имени ООО «ПарфюмТрейд» необходимые действия для лабораторных исследований и государственной регистрации продукции в рамках Таможенного союза.
  73. Однако представленные ООО «Олар» документы в силу того, что были составлены ранее даты заключения договора аренды нежилого помещения №2 от 01.10.2015 по адресу производства парфюмерно-косметической продукции, также подтверждают, что ООО «ПарфюмТрейд» не могло быть изготовителем проб лосьона "Blue rain", следовательно, как верно установила, что протокол испытаний № 1112/1112-О-15-10 от 13.10.2015 изделия косметического жидкого с содержанием наноразмерных частиц серебра "AgБион-2" лосьон "Blue rain" содержит недостоверные сведения о производителе парфюмерно-косметической продукции.
  74. В соответствии с вышеуказанной доверенностью ООО «Олар» в ГУ «Республиканский центр гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья» г. Минск на государственную регистрацию продукции, производителем которой является ООО «ПарфюмТрейд», были представлены документы, в числе которых договор субаренды нежилых зданий от 01.10.2015, следовательно, ООО «Олар» на государственную регистрацию продукции были представлены документы, которые не подтверждают факт производства продукции ООО «ПарфюмТрейд». Более того, установлено, что ООО «ПарфюмТрейд» оплата в адрес ООО «Олар» за оказанные услуги не производилась.
  75. Вышеуказанное свидетельствует о том, что свидетельства на производство парфюмерно-косметической продукции не подтверждают факт производства ООО «ПарфюмТрейд» парфюмерно-косметической продукции.
  76. Согласно обстоятельствам, за 2015 год ООО «ПарфюмТрейд» в налоговый орган представлены сведения на Коротаева В.Ю. (руководитель ООО «ПарфюмТрейд»), Дейкуна М.П. (заведующий спиртохранилищем обособленного подразделения ООО «ПарфюмТрейд»), Шмагина А.А. (заведующий спиртохранилища, расположенного якобы, по адресу: Тульская область, Ефремовский район, со. Пушкарский, Иноземка д., пос. МПСК), Шитикову Е.И. (работник ООО «Мэйвел» (г. Москва), руководитель ООО «Форапром», ЗАО «Лизинговая компания «Инкомлизинг»), Полякову О.Б. (зарегистрирована по м/ж Ставропольский край, г. Невинномысск, в 2015 году работник ООО «Велси-Групп» г. Москва (которое в 2015 году предоставляло займ ООО «Мариинский спиртовой комбинат» в сумме 12300 тыс. руб), руководитель и учредитель еще 6 организаций, и руководитель - ООО «Велси-Групп», еще в 4-х созданных в 2015 году.), Шишкина Д.В. (зарегистрирован по м/ж Пензенская область, г. Сердобск, работник ООО «Зернопродукт+» (г. Воронеж), ООО «Оптлайн» (г. Новомосковск), ООО «Элитстрой» (г. Москва), ООО «Машторгпром» (г. Москва), которое является основным заимодавцем ООО «Мариинский спиртовой комбинат» с 2012 года). Однако, как следует из показаний Шмагина А.А., ООО «ПарфюмТрейд» ему не известно, в 2015 году работал в воинской части № 41486 г. Тверь в должности пожарного, проживал также в г. Твери. Свидетельские показания Коротаева В.Ю. (руководитель ООО «ПарфюмТрейд») и Намазова М.С. (руководитель ООО «БиоКосметик» - покупателя спирта у ООО «Мариинский спиртовой комбинат» в сентябре, октябре 2015 года), противоречат установленным при проверке инспекцией обстоятельствам, их показания не позволяют сделать вывод о возможности ООО «ПарфюмТрейд» осуществлять деятельность по производству парфюмерно-косметической продукции, в частности, из спирта, который по документам реализован данному обществу налогоплательщиком. Кроме того, данным показаниям свидетелей уже была дана оценка судами по делу №А27-15878/2016, в которых отмечено, что показания протоколах допросов свидетелей в разных инспекциях, в разный период времени и в отношении разных организаций идентичны, вплоть до порядка перечисления и наименования оборудования, описания производственного цикла для продукции, что указывает на заранее согласованные действия данных лиц.
  77. Таким образом, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу, что у ООО «ПарфюмТрейд» отсутствует квалифицированный технический персонал, что свидетельствует о том, что производство парфюмерно-косметической продукции данной организацией не осуществлялось.
  78. Также согласно результатам почерковедческой экспертизы, подписи Коротаева В.Ю., значащегося согласно данным ЕГРЮЛ руководителем ООО «ПарфюмТрейд» до 12.04.2016, на договоре аренды нежилого помещения № 2 от 01.10.2015; дополнительном соглашении о расторжении договора аренды нежилого помещения, договоре поставки № 94 спирта этилового ректификованного от 20.11.2015, заключенного с ООО «Мариинский спиртовой комбинат», протоколе согласования к договору поставки спирта этилового ректификованного № 94 от 20.11.2015; договоре № 32/2015 на перевозку грузов автомобильным транспортом от 03.12.2015, заключенном между ООО «Спиртранс» и ООО «ПарфюмТрейд», письме ООО «ПарфюмТрейд» в адрес ООО «Мариинский спиртовой комбинат» об использовании поставляемой продукции для производства парфюмерно-косметической продукции, актах об отгрузке и приемке спирта, товарно-транспортной накладной, справках разделов А и Б к товарно- транспортным накладным № 220, 221, 222 от 08.12.2015, а также на других документах, поименованных в описательной части решения Инспекции от 11.08.2016, выполнены не Коротаевым В.Ю., а другими (разными) лицами.
  79. Таким образом, налоговым органом в данном случае доказано отсутствие лица, идентифицируемого в качестве единоличного исполнительного органа контрагента, как одного из признаков юридического лица, что явно свидетельствует о том, что он не вступал в какие-либо гражданско-правовые отношения, влекущие налоговые последствия, равно как не вступал в такие отношения с заявителем в ввиду подписания документов от имени контрагента неустановленным лицом.
  80. В силу статьи 53 ГК РФ, статьи 40 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» только руководитель (генеральный директор) общества с ограниченной ответственностью может без доверенности подписывать от имени общества любые финансово-хозяйственные документы, в том числе договоры, счета-фактуры, только он также может выдавать любому лицу доверенность (издать приказ) на право подписи документов.
  81. Следовательно, не могут быть приняты в качестве доказательств совершения реальности хозяйственных операций все документы, составленные вышеуказанной организацией, поскольку фактически названная организации не функционировала как юридическое лицо, так как не обладала признаками юридического лица, предусмотренными статьей 53 ГК РФ, в виду отсутствия действительного руководителя.
  82. Таким образом, доводы апелляционной жалобы о том, что налогоплательщику не было известно о нарушениях контрагента признаются необоснованными, апелляционный суд считает, что ввиду отсутствия лица, идентифицируемого в качестве руководителя и подписавших договоры и документы, спорные сделки заключена без наличия волеизъявления единоличного исполнительного органа контрагентов.
  83. Доводы заявителя о том, что заключение эксперта является недопустимым доказательством, ввиду того, что экспертиза проведена по копиям документов, подлежат отклонению судом апелляционной инстанции.
  84. Согласно правовой позиции, изложенной Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2006 N 66, объектами экспертизы могут быть вещественные доказательства, документы, предметы, образцы для сравнительного исследования, а также материалы дела, по которому производится экспертиза. Если объектом исследования является не сам документ, а содержащиеся в нем сведения, в распоряжение эксперта могут быть представлены надлежаще заверенные копии соответствующих документов.
  85. Объектом почерковедческой экспертизы является сличение сведений (информации) содержащихся в документе, а не сам документ, его формальные характеристики. Такими сведениями (информацией), содержащимися в документе, являются написанные слова, в том числе подписи конкретных лиц.
  86. Действующее законодательство не содержит запрета на проведение почерковедческой экспертизы по копиям представленных для экспертизы документов, соответственно, указанное решение вопроса о возможности или невозможности проведения экспертизы по копиям представленных документов является компетенцией эксперта.
  87. Следовательно, разрешив вопрос о проведении экспертизы по копиям документов положительно, эксперт, как лицо, обладающее специальными познаниями, принял на себя ответственность за достоверность и обоснованность своего заключения.
  88. Материалами дела подтверждается, что представленные материалы для проведения почерковедческой экспертизы были признаны экспертом достаточными и пригодными для идентификации подписи исполнителей.
  89. Кроме этого доводу заявителя о недопустимости заключения эксперта ООО «Экспертно-юридический центр» Зыкова И.А. дана надлежащая правовая оценка судом первой инстанции в определении от 25.10.2017.
  90. Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу, что заявителем, в данном случае, не представлено правовых обоснований необходимости проведения почерковедческой экспертизы по оригиналам документов, применительно к нормам налогового права.
  91. Заявителем указано, что факт наличия в первичных документах недостоверных сведений, не является основанием считать полученную налогоплательщиком налоговую выгоду необоснованной, если представленными документами подтверждается факт наличия реальных хозяйственных операций. Вместе с тем налоговым органом собрано достаточное количество доказательств подтверждающих как наличие в документах недостоверных сведений, так и отсутствие реальных хозяйственных операций между налогоплательщиком и заявленным контрагентом.
  92. Таким образом, заявителем в материалы дела не представлено относимых и допустимых доказательств, подтверждающих факт производства или непосредственной подготовки ООО «ПарфюмТрейд» к производству парфюмерно-косметической продукции, а также о недостоверности сведений в представленных документах, в связи с чем судом первой инстанции сделан вывод, что установленные налоговым органом в ходе проверки обстоятельства свидетельствуют о совершении ООО «Мариинский спиртовой комбинат» и ООО «ПарфюмТрейд» согласованных действий, направленных на искусственное создание условий для применения заявителем пониженной налоговой ставки акциза, т.е. получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
  93. При таких обстоятельствах апелляционный суд отклоняет доводы общества относительно того, что им представлены в Инспекцию в полном объеме документы в обоснование пониженной ставки акциза, подтверждающие факт поставки спирта контрагенту и производство последним парфюмерно-косметической продукции, поскольку они не опровергают выводы суда первой инстанции о представлении Инспекцией необходимой совокупности доказательств относительно отсутствия реальных хозяйственных операций между обществом и контрагентом по поставке этилового спирта для производства последним парфюмерно-косметической продукции; формальное представление таких документов не является безусловным основанием правомерности применения ставки акциза в размере 0 руб. за 1 литр безводного этилового спирта.
  94. На основании вышеизложенного апелляционный суд приходит к выводу о том, что заключенные с заявленным контрагентом сделки носили нереальный характер, следовательно, затраты необоснованно учтены в составе расходов, уменьшающих сумму доходов.
  95. Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства с учетом положений статьи 71 АПК РФ апелляционный суд также приходит к выводу о том, что документы, представленные обществом в обоснование своего права на применение налоговых вычетов, содержат недостоверные и противоречивые сведения; факт реальных хозяйственных отношений общества с названным контрагентом достоверно не подтверждает.
  96. Доказательств, опровергающих доводы Инспекции, а также подтверждающих принятие обществом каких-либо мер, направленных на обеспечение достоверности содержания спорных документов, заявителем в материалы дела не представлено.
  97. При этом арбитражный суд исходит из того, что предусмотренная частью 5 статьи 200 АПК РФ обязанность государственного органа по доказыванию соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, не может быть расценена, как полностью освобождающая налогоплательщиков от обязанности доказывания тех обстоятельств, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений относительно предмета спора (статья 65 АПК РФ).
  98. Следовательно, обязанность доказывания достоверности сведений, содержащихся в документах, представляемых в налоговый орган в подтверждение своего права на применение налоговых вычетов по НДС, лежит на налогоплательщике.
  99. Представление обществом всех необходимых в соответствии с НК РФ документов в обоснование налоговой выгоды с учетом требований статей 169, 171-172 НК РФ, пункта 1 статьи 54 НК РФ, статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 20.02.2001 № 3-П и в Определении от 25.07.2001 № 138-О, правовой позиции Пленума ВАС РФ, изложенной в постановлении от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», не может являться безусловным доказательством наличия реальных хозяйственных операций без обеспечения достоверности сведений, содержащихся в указанных документах.
  100. Обстоятельством, имеющим существенное значение для правильного рассмотрения спора, является не только формальная схожесть действий общества с нормами налогового законодательства, регламентирующими порядок применения налоговых вычетов, но и фактическое исполнение им своих обязанностей по реальной уплате стоимости товара, в том числе НДС, предоставлению достоверных доказательств исполнения этих обязанностей, наличие реальных хозяйственных операций, по которым заявлена налоговая выгода, и отсутствие злоупотребления правом.
  101. Кроме того, апелляционным судом учитывается, что право на налоговый вычет по НДС напрямую поставлено в зависимость от правильности и достоверности оформления документов, что соответствует правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 22.10.2008 № 13034/08, согласно которой сам по себе факт поставки товаров, выполнения работ, услуг права на возможность предъявления НДС к вычету не влечет; основанием для реализации права на вычет являются надлежащие первичные документы, соответствующие требованиям законодательства о налогах и сборах, которые у общества отсутствуют.
  102. При таких обстоятельствах, довод о том, что налогоплательщик не должен нести ответственность за действия контрагентов, признается не обоснованным. Согласно Федеральному закону от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» одной из основных задач бухгалтерского учета является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, в связи с чем налогоплательщик не лишен права затребовать от контрагента по договору документы, подтверждающие достоверность сведений, изложенных в представленных документах, в том числе, в счетах-фактурах. В силу статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательская деятельность осуществляется предприятиями на свой риск, в связи с чем на них возлагается бремя несения возможных неблагоприятных последствий, а также определенной ответственности в ходе ее осуществления. Это в свою очередь означает, что каждое юридическое лицо обязано соблюдать определенного рода осторожность и осмотрительность в делах, особенно при выборе контрагентов по договору. Налогоплательщик, не обеспечивший документальное подтверждение достоверности сведений, изложенных в документах, на основании которых он, в свою очередь, претендует на право получения налоговых льгот, налоговых вычетов или иного уменьшения налогооблагаемой базы, несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия. Само по себе заключение сделки с организациями, имеющими ИНН, банковский счет и юридический адрес, не являются безусловным основанием для получения налоговой выгоды в виде налоговых вычетов, поскольку с учетом статей 83, 84 НК РФ, Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», Порядка присвоения, применения, а также изменения идентификационного номера налогоплательщика и форм документов, используемых при постановке на учет, снятии с учета юридических и физических лиц, утвержденного Приказом МНС России от 03.03.2004 № БГ-3-09/178, Правил взаимодействия регистрирующих органов при государственной регистрации юридических лиц в случае их реорганизации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.02.2004 № 110 «О совершенствовании процедур государственной регистрации и постановки на учет юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» юридические лица приобретают свою правоспособность с момента их государственной регистрации и после внесения сведений о данных юридических лицах в соответствующие реестры, а именно в ЕГРЮЛ и ЕГРИП, при этом регистрирующий орган при регистрации создаваемой организации не может проверить достоверность сведений, содержащихся в представленных на регистрацию документах, ввиду отсутствия у него такого права, что свидетельствует об отсутствии возможности у регистрационного органа «допустить» или «не допустить» регистрацию юридического лица при их наличии, в том числе и в случае представления недостоверных по содержанию документов, в связи с чем позиция общества о том, что действующее законодательство не обязывает налогоплательщика контролировать действия юридических лиц, реализовавших ему услуги и не ставит в возможность получения налоговой выгоды в зависимость от показаний контрагентов, отклоняется апелляционным судом.
  103. Как разъяснил Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 25.05.2010 № 15658/09, налогоплательщик вправе приводить доводы в обоснование выбора контрагентов, имея в виду, что по условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагентов, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагентов необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.
  104. При таких обстоятельствах, вступая во взаимоотношения с контрагентом, не проверив его правоспособность, приняв документы, содержащие явно недостоверную информацию, заявитель взял на себя риск негативных последствий в виде невозможности применить налоговую выгоду по документам, не соответствующим требованиям вышеприведенных норм права, содержащих недостоверную информацию. Таким образом, оснований для вывода о том, что заявителем в соответствии со статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации проявлена разумная осмотрительность при вступлении в гражданские правоотношения, не имеется. Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства в их совокупности, арбитражный суд с учетом статьи 71 АПК РФ, изложенных норм права, а также правовой позиции, выраженной в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды», Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.10.1998 № 24-П, Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 № 138-О, приходит к выводу о том, что формальное соблюдение налогоплательщиком требований оформления документов само по себе не является достаточным основанием принятия налога на добавленную стоимость к вычету, и, принимая во внимание пункт 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53, к выводу о том, что судом первой инстанции правомерно установлено, что действия общества направлены на необоснованное получение налоговой выгоды. При таких обстоятельствах суд первой инстанции, оценив доказательства, представленные в материалы дела, правомерно отказал обществу в удовлетворении его требований о признании недействительным оспариваемого решения Инспекции.
  105. Принятое арбитражным судом первой инстанции решение является законным и обоснованным, нарушений норм материального и процессуального права не допущено, в связи с чем оснований для отмены решения, установленных статьей 270 АПК РФ, у суда апелляционной инстанции не имеется.
  106. Принимая во внимание результат рассмотрения спора в суде апелляционной инстанции и предоставление апеллянту отсрочки в уплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы, с него в доход федерального бюджета подлежит взысканию 1500 руб. государственной пошлины.
  107. Руководствуясь статьей 110, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционный суд
  108. Постановил:

  109. Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 13.11.2017 по делу № А27-1024/2017 оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.
  110. Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Мариинский спиртовой комбинат» г. Мариинск (ОГРН 1124213000185, ИНН 4213009781) в доход федерального бюджета государственную пошлину в размере 1500 руб. по апелляционной инстанции.
  111. Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления его в законную силу.
  112. Председательствующий Павлюк Т.В.
  113. Судьи Кривошеина С.В.
  114. Хайкина С.Н.

Печать

Печатать