9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация
Определение Конституционного Суда РФ от № 2802-О

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хренова Александра Михайловича на нарушение его конституционных прав статьей 125, частями первой и второй статьи 214 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

  1. Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского,А.И.Бойцова,Н.С.Бондаря,Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.М.Казанцева, С.Д.Князева,А.Н.Кокотова,Л.О.Красавчиковой,С.П.Маврина,Н.В.Мельникова,Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,
  2. рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.М.Хренова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
  3. Установил:

  4. 1. Постановлением следователя от 16 марта 2016 года уголовное дело в отношении гражданина А.М.Хренова прекращено по основанию,предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации, т.е. в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.
  5. Не согласившись с таким решением, потерпевшая по уголовному делу обжаловала его в порядке, установленном статьей 125 УПК Российской Федерации. Постановлением районного суда от 13 января 2017 года в удовлетворении жалобы потерпевшей отказано, однако апелляционным постановлением областного суда от 20 марта 2017 года решение суда первой инстанции отменено и по жалобе принято новое решение – о признании постановления следователя незаконным и необоснованным и обязании руководителя следственного органа устранить допущенные нарушения.
  6. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.М.Хренов утверждает, что статья 125 «Судебный порядок рассмотрения жалоб» и часть вторая статьи 214 «Отмена постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования» УПК Российской Федерации противоречат статьям 18 и 49 (часть 1) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они позволяют суду за пределами срока давности уголовного преследования признавать незаконным и необоснованным постановление о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления и направлять решение об этом руководителю следственного органа для исполнения. Заявитель также оспаривает конституционность части первой статьи 214 УПК Российской Федерации, поскольку, как он полагает, она позволяет руководителю следственного органа за пределами срока давности уголовного преследования возобновлять производство по ранее прекращенному уголовного делу, тем самым создавая для лица, в отношении которого принято соответствующее постановление, угрозу постоянного уголовного преследования.
  7. 2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
  8. 2.1. Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому судебную защиту его прав и свобод и устанавливая право обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц,относит право на судебную защиту, которое выступает гарантией в отношении всех иных прав и свобод и по самой своей сути не может противоречить конституционно значимым ценностям, к числу не подлежащих ограничению (статья 46, части 1 и 2; статья 56, часть 3). При этом, как указывал Конституционный Суд Российской Федерации,рассмотрение дел по жалобам на решения и действия (бездействие) должностных лиц органов предварительного расследования, по смыслу статей 10, 18 и 118 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации,производится в рамках контроля за деятельностью указанных органов судами, призванными самостоятельно, на основе принципа разделения властей обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина, и как таковое относится к сфере правосудия, осуществляемого посредством перечисленных Конституции Российской Федерации видов судопроизводства, в данном случае – уголовного судопроизводства (постановления от 9 июня 2011 года № 12-П и от 20 июля 2012 года № 20-П;
  9. Определение от 5 июня 2014 года № 1534-О).
  10. Основываясь на положениях Конституции Российской Федерации, ее статей 46 (части 1 и 2), 118 (части 1 и 2) и 120 (часть 1), Уголовнопроцессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, что правосудие по уголовному делу осуществляется только судом; при осуществлении правосудия по уголовным делам судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону; суд правомочен в ходе досудебного производства рассматривать жалобы на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания и дознавателя в случаях и порядке, которые предусмотрены статьей 125 этого Кодекса (часть первая статьи 8, часть первая статьи 8и часть третья статьи 29). В свою очередь, статья 125 УПК Российской Федерации гарантирует гражданам – как обвиняемым в совершении преступления, так и потерпевшим от преступных посягательств – право на обжалование в районный суд постановлений органа дознания, дознавателя, следователя,руководителя следственного органа о прекращении уголовного дела, а равно иных решений и действий (бездействия) дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания,следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию (часть первая), и определяет, что по результатам рассмотрения жалобы судья выносит постановление о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение либо об оставлении жалобы без удовлетворения (часть пятая).
  11. 2.2. Предоставленные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации следователю полномочия (статья 38) реализуются им не произвольно, а по основаниям и в порядке, установленным уголовнопроцессуальным законом, что предполагает выполнение следователем при осуществлении уголовного преследования всего комплекса предусмотренных этим Кодексом, в частности его статьями 7, 11, 14 и 16, мер по охране прав и свобод человека и гражданина уголовном судопроизводстве (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 июня 2004 года № 13-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24 января 2008 года № 63-О-О, от 16 июля 2015 года № 1616-О, от 26 января 2017 года № 4-О и др.). Такие же обязанности возлагаются на следователя и при решении вопросов о начале (продолжении) уголовного преследования в отношении конкретного лица и о его прекращении по соответствующим основаниям. При этом действия (бездействие) и решения следователя могут быть обжалованы в порядке, установленном уголовнопроцессуальным законом, участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы (часть первая статьи 123 УПК Российской Федерации) (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 ноября 2017 года № 30-П).
  12. Уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается ввиду его непричастности к совершению преступления и по основаниям, предусмотренным пунктами 1–6 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации, в том числе в связи с отсутствием события или состава преступления, истечением сроков давности уголовного преследования (статья 27 УПК Российской Федерации и статья 78 УК Российской Федерации), о чем следователь, как того требует часть первая статьи 213УПК Российской Федерации, выносит постановление,копия которого направляется прокурору, за исключением случаев,предусмотренных статьей 25этого Кодекса. Копию постановления о прекращении уголовного дела следователь вручает либо направляет лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему,гражданскому истцу и гражданскому ответчику; в постановлении, наряду с прочим, указываются обстоятельства, послужившие поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие преступление, по признакам которого было возбуждено уголовное дело, результаты предварительного следствия с указанием данных о лицах, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование, пункт, часть, статья Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации, на основании которых прекращаются уголовное дело и (или) уголовное преследование, и порядок обжалования постановления, которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным (часть четвертая статьи 7, пункты 3, 4, 5, 7 и 10 части второй и часть четвертая статьи 213 УПК Российской Федерации).
  13. По смыслу статей 46 (части 1 и 2), 52, 53 и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации и действующего процессуального регулирования,возможность проверки судом законности и обоснованности постановления,которым прекращается уголовное дело, как способного причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, не обусловлена процессуальными сроками. К тому же указанная в данном постановлении квалификация содеянного не может расцениваться в качестве окончательной (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2013 года № 16-П) и служить обстоятельством,препятствующим суду разрешить вопрос о правомерности такого процессуального решения. Иное, вопреки требованиям статей 46 (части 1 и 2), 118 (части 1 и 2) и 120 (часть 1) Конституции Российской Федерации,статей 8, 8, 29 и 125 УПК Российской Федерации, делало бы невозможной оценку судом постановления о прекращении уголовного дела, ставило бы решение суда по соответствующему вопросу в зависимость от позиции стороны обвинения, свидетельствовало бы о неопровержимой презумпции законности, обоснованности и мотивированности принятого ею процессуального решения, об окончательности и неоспоримости ее выводов относительно установления обстоятельств дела, квалификации деяния,выбора основания для прекращения уголовного дела, противоречило бы конституционно значимым целям уголовного судопроизводства, роли суда как органа правосудия.
  14. 2.3. Часть вторая статьи 214 УПК Российской Федерации определяет,что если суд признает постановление руководителя следственного органа,следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, то он выносит в порядке, установленном статьями 125 и 125этого Кодекса, соответствующее решение и направляет его руководителю следственного органа для исполнения; если же суд признает незаконным или необоснованным постановление прокурора,дознавателя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования,то он выносит в том же порядке соответствующее решение и направляет его для исполнения прокурору.
  15. Сама по себе возможность отмены незаконного или необоснованного постановления о прекращении уголовного дела и возобновления производства по делу вытекает из предписаний Конституции Российской Федерации, обязывающих органы государственной власти, должностных лиц и граждан соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы (статья 15, часть 2), гарантирующих государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 45, часть 1) и возлагающих на государство обязанность обеспечивать потерпевшим от преступлений и злоупотреблений властью доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья 52) (определения от 27 декабря 2002 года № 300-О, от 25 марта 2004 года № 157-О, от 5 июля 2005 года № 328-О, от 24 июня 2008 года № 358-О-О, от 23 сентября 2010 года № 1214-О-О, от 10 февраля 2016 года № 223-О и др.).
  16. При этом, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, в силу принципа состязательности сторон судопроизводства, закрепленного в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации и предполагающего разграничение в уголовном процессе функций осуществления правосудия, обвинения и защиты, на суд как орган правосудия не может возлагаться выполнение не свойственных ему процессуальных обязанностей, связанных с уголовным преследованием (постановления от 14 января 2000 года № 1-П и от 27 июня 2005 года № 7-П;
  17. определения от 15 апреля 2008 года № 310-О-О, от 15 июля 2008 года № 445-О-О и др.). При рассмотрении жалоб по правилам статьи 125 УПК Российской Федерации суд, признавая действие (бездействие) или решение должностного лица незаконным либо необоснованным и обязывая его устранить допущенное нарушение, не наделен полномочием самому отменять решения органов предварительного расследования и прокурора, а также принимать взамен них другие решения, поскольку в этом случае он в той или иной мере фактически принимал бы участие в осуществлении предварительного расследования, а значит, и в деятельности по уголовному преследованию, что несовместимо с ролью суда, как она определена в законе (части вторая и третья статьи 15 УПК Российской Федерации) (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2005 года № 2-О, от 17 июня 2013 года № 1003-О и от 29 марта 2016 года № 551-О).
  18. Соответственно, суд не вправе обязывать органы предварительного расследования возбуждать, прекращать либо возобновлять уголовное преследование в отношении конкретного лица, что, однако, не препятствует суду дать оценку законности и обоснованности оспариваемых действий (бездействия) или решений, которые способны затруднить доступ граждан к правосудию либо причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, в том числе праву на охрану достоинства личности, на защиту прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью, на обеспечение им доступа к правосудию и компенсации причиненного ущерба и на возмещение вреда от незаконных действий или бездействия органов государственной власти и должностных лиц (статья 21, часть 1; статьи 52 и 53 Конституции Российской Федерации).
  19. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, при рассмотрении жалоб в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации суд не должен ограничиваться лишь исполнением формальных требований уголовно-процессуального закона и отказываться от проверки фактической обоснованности обжалуемого решения органа предварительного расследования (определения от 23 декабря 2014 года № 3005-О, от 18 июля 2017 года № 1545-О и др.). Проверка судом законности и обоснованности действий (бездействия) и решений органов и должностных лиц,осуществляющих предварительное расследование, закономерно включает в себя и полномочие суда указать соответствующему органу или должностному лицу на конкретные допущенные нарушения, что предполагает их обязанность устранить нарушения, на которые указал суд.
  20. Невыполнение данной обязанности может служить основанием не только для обжалования связанных с этим действий (бездействия) прокурору или в суд,но и для принятия мер ответственности за неисполнение судебного решения (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21ноября 2017 года № 30-П).
  21. По смыслу Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 ноября 2017 года № 28-П, отмена, для восстановления законности и справедливости, постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования на основании судебного решения по заявлению прокурора по правилам статьи 165 УПК Российской Федерации или потерпевшего – по правилам статьи 125 этого Кодекса с обязательным предоставлением лицу, уголовное преследование которого было прекращено, и (или) его представителю возможности участия в судебном заседании не может расцениваться в качестве произвольной и несовместимой с функцией правосудия. Выбор же способа устранения допущенных нарушений относится к компетенции должностных лиц органов предварительного следствия (пункт 3части второй статьи 38 и пункт 3 части первой статьи 39 УПК Российской Федерации), которые вместе с тем – в силу приведенных позиций Конституционного Суда Российской Федерации – не могут повторно принимать решение о прекращении уголовного дела исключительно на основе тех же фактических обстоятельств или с опорой на те же положения уголовного закона,а обязаны после устранения нарушений вновь оценить как фактическую, так и правовую сторону дела и принять новое процессуальное решение, отвечающее такой оценке, в том числе вправе принять решение о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию.
  22. Таким образом, оспариваемые заявителем законоположения не могут расцениваться как нарушающие его права в указанном им аспекте. Проверка же оснований для прекращения уголовного дела, включая выбор нормы,подлежащей применению, как требующие исследования фактических обстоятельств дела, не относятся к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации. Кроме того, заявителем в нарушение части второй статьи 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» не представлены документы, подтверждающие применение судом в его деле части первой статьи 214 УПК Российской Федерации.
  23. Тем самым жалоба А.М.Хренова, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации,не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
  24. Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
  25. Определил:

  26. 1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хренова Александра Михайловича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
  27. 2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
  28. Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.Зорькин № 2802-О

Печать

Печатать