9999
СПС «Право.ru» не несет ответственности за размещение персональных данных в текстах судебных актов. Подробнее
Комментарии
Российская Федерация
Российская Федерация
Арбитражный суд Приморского края

Решение от

По делу № А51-17801/2017
  1. Резолютивная часть решения объявлена 08 ноября 2017 года.
  2. Полный текст решения изготовлен 14 ноября 2017 года.
  3. Арбитражный суд Приморского края в составе судьи Шипуновой О.В.
  4. при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Омельяненко М.Е.,
  5. рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью ПО ВХВ «УРАЛХИМВОЛОКНО» (ИНН 6659174232; ОГРН 1086659010371)
  6. к Находкинской таможне (ИНН 2540015767, ОГРН 1052504398484)
  7. о признании незаконным решения от 03.05.2017 о корректировке таможенной стоимости товаров, ввезенных по ДТ № 10714040/100332017/0007516, обязании вернуть излишне взысканные таможенные платежи
  8. при участии в заседании:
  9. от заявителя – не явились, извещены,
  10. от ответчика – Щербаков С.К., доверенность от 07.11.2017, служебное удостоверение,
  11. Установил:

  12. общество с ограниченной ответственностью ПО ВХВ «Уралхимволокно» (далее – общество, декларант, ООО ПО ВХВ «Уралхимволокно») обратилось в Арбитражный суд Приморского края с заявлением о признании незаконным решения Находкинской таможни о корректировке таможенной стоимости в отношении декларации на товары (далее – ДТ) №10714040/10032017/0007516 от 03.05.2017, обязании вернуть излишне взысканные таможенные платежи в связи с корректировкой таможенной стоимости по ДТ №10714040/10032017/0007516.
  13. Заявитель в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом.
  14. В соответствии с частью 3 статьи 156, частью 2 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) суд считает возможным рассмотреть настоящий спор в отсутствие представителей ООО ПО ВХВ «Уралхимволокно».
  15. Требования заявителя мотивированы тем, что таможенный орган неправомерно не применил первый метод таможенной оценки ввезенного товара. В обоснование указанного заявитель пояснил, что в подтверждение первого метода обществом в таможенный орган были представлены документы, которые соответствовали Перечню документов, подтверждающих заявленную таможенную стоимость товаров, утвержденному решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 №376 «О порядке декларирования, контроля и корректировке таможенной стоимости товаров». В связи с изложенным, полагает, что оснований для отказа в применении первого метода определения таможенной стоимости товаров не имелось.
  16. Таможенный орган требование оспорил, указав, что заявленная декларантом таможенная стоимость значительно отличалась от ценовой информации, имеющейся в таможне, что является признаком её недостоверности. Пояснил, что представленные обществом дополнительные документы не устранили признаков, указывающих на то, что сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными либо заявленные сведения должным образом не подтверждены. Таким образом, по мнению таможни, заявитель не доказал правомерность избранного им метода определения таможенной стоимости товаров и достоверность предоставляемых им документов, что явилось основанием для корректировки заявленной таможенной стоимости товаров.
  17. Исследовав материалы дела, суд установил, что в мае 2017 года общество во исполнение внешнеторгового контракта № 1407-2016/Sams от 14/07/2016, заключенного между обществом и иностранной компанией «Samsung Fiber CO., LTD», на таможенную территорию таможенного союза ввезен товар. Поставка товаров осуществлена на условиях FOB Busan. Общая сумма по счету составила 18 329,68 долларов США.
  18. В целях таможенного оформления товара общество подало в таможню ДТ № 10714040/10032017/0007516, определив таможенную стоимость товаров по первому методу таможенной оценки «по стоимости сделки с ввозимыми товарами».
  19. В подтверждение заявленной стоимости декларант представил: коносамент № SEL0211156 от 06.03.17, контракт №1407-2016/SAMS от 14.07.16, спецификацию №9 от 03.03.2017, инвойс №LLP170120NW-MAR01 от 03.03.2017, экспортную декларацию №40479-17-030037х от 02.03.2017, техническое описание №TS170302-01 от 03.03.2017, заявление на перевод №495 от 01.03.2017, заявление на перевод №523 от 17.03.2017, договор транспортной экспедиции №YLC-064 от 19.09.2014, дополнительные соглашения к договору транспортной экспедиции №YLC-064 от 19.09.2014, а также иные документы, указанные в графе 44 спорной ДТ.
  20. 11.03.2017 таможенным органом принято решение о проведении дополнительной проверки и направлен расчет размера обеспечения таможенных пошлин, налогов, которые могут быть начислены по результатам таможенного контроля.
  21. В ответ на решение о проведении дополнительной проверки в обоснование применения первого метода декларант письмом исх. б/н от 05.04.2017 представил часть запрошенных документов, а также и дал пояснения.
  22. По результатам контроля таможенной стоимости, таможня посчитала, что сведения, использованные декларантом при заявлении таможенной стоимости товара, не основаны на количественно определенной и документально подтвержденной информации, в связи с чем 03.05.2017 приняла решение о невозможности использования первого метода определения таможенной стоимости и о её корректировке, предложив декларанту в соответствии со статьей 68 ТК ТС осуществить корректировку таможенной стоимости и уплатить таможенные платежи с учетом скорректированной таможенной стоимости.
  23. Не согласившись с решением ответчика от 03.05.2017 о корректировке таможенной стоимости товаров, посчитав, что оно не соответствует закону и нарушает его права и законные интересы в сфере внешнеэкономической деятельности, декларант обратился в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.
  24. Исследовав материалы дела, проанализировав законность оспариваемого решения, оценив доводы сторон, суд полагает, что заявленное требование подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
  25. В силу части 1 статьи 198, части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) для признания ненормативного акта государственного органа недействительным, его действий (бездействия) незаконными суду необходимо одновременно установить как несоответствие их закону или иному нормативному правовому акту, так и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
  26. В соответствии с пунктом 1 статьи 112 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» (далее – Закон № 311-ФЗ) определение таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза при их ввозе в Российскую Федерацию, осуществляется в соответствии с международным договором государств - членов Таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза, с учетом особенностей его применения в случаях, установленных Таможенного кодекса Таможенного союза (далее - ТК ТС).
  27. Согласно части 1 статьи 64 далее - ТК ТС таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию таможенного союза, определяется в соответствии с международным договором государств - членов таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу. Таможенная стоимость товаров определяется декларантом либо таможенным представителем, действующим от имени и по поручению декларанта, а в случаях, установленных ТК ТС, - таможенным органом (часть 3 статьи 64 ТК ТС).
  28. Декларирование таможенной стоимости ввозимых товаров осуществляется путем заявления сведений о методе определения таможенной стоимости товаров, величине таможенной стоимости товаров, об обстоятельствах и условиях внешнеэкономической сделки, имеющих отношение к определению таможенной стоимости товаров, а также представления подтверждающих их документов (пункт 2 статьи 65 ТК ТС).
  29. При этом согласно пункту 4 статьи 65 ТК ТС заявляемая таможенная стоимость товаров и представляемые сведения, относящиеся к ее определению должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации.
  30. В силу пункта 1 статьи 4 Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза» (далее – Соглашение) таможенной стоимостью товаров, ввозимых на единую таможенную территорию таможенного союза, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на единую таможенную территорию таможенного союза и дополненная в соответствии с положениями ст. 5 Соглашения.
  31. Согласно пункту 1 статьи 2 Соглашения основой определения таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами в значении, установленном в статье 4 Соглашения.
  32. В случае невозможности определения таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними могут быть проведены консультации между таможенным органом и лицом, декларирующим товары, с целью обоснованного выбора стоимостной основы для определения таможенной стоимости ввозимых товаров, отвечающей статьям 6 или 7 Соглашения. В процессе консультации таможенный орган и лицо, декларирующее товары, могут обмениваться имеющейся у них информацией при условии соблюдения законодательства государства соответствующей Стороны о коммерческой тайне.
  33. Как следует из пункта 3 статьи 2 Соглашения, таможенная стоимость товаров и сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации.
  34. Статьей 66 ТК ТС предусмотрено, что таможенному органу в рамках проведения таможенного контроля предоставлено право осуществлять контроль таможенной стоимости товаров, по результатам которого, согласно статье 67 ТК ТС, таможенный орган принимает решение о принятии заявленной таможенной стоимости товаров либо решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров.
  35. Согласно пункту 1 статьи 68 ТК ТС решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров принимается таможенным органом при осуществлении контроля таможенной стоимости как до, так и после выпуска товаров, если таможенным органом или декларантом обнаружено, что заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости товаров, в том числе неправильно выбран метод определения таможенной стоимости товаров и (или) определена таможенная стоимость товаров.
  36. В силу статьи 69 ТК ТС в случае обнаружения таможенным органом при проведении контроля таможенной стоимости товаров до их выпуска признаков, указывающих на то, что сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными либо заявленные сведения должным образом не подтверждены, таможенный орган проводит дополнительную проверку в соответствии с ТК ТС. Для этого таможенный орган вправе запросить у декларанта дополнительные документы и сведения и установить срок для их представления, который должен быть достаточен для этого, но не превышать срока, установленного статьей 170 ТК ТС.
  37. Из материалов дела следует, что в ходе контроля заявленной таможенной стоимости в соответствии с пунктом 14 Порядка контроля таможенной стоимости товаров, утвержденным решением Комиссии Таможенного Союза от 20.09.2010 № 376 (далее – Порядок), таможенным органом были выявлены признаки, указывающие на то, что заявленные обществом при декларировании товаров сведения и представленные к таможенному оформлению документы могут являться недостоверными либо должным образом не подтверждены, следовательно, недостаточны для подтверждения заявленной таможенной стоимости товара по первому методу.
  38. В связи с этим, таможенным органом проведена дополнительная проверка с целью выяснения обстоятельств рассматриваемой сделки и условий продажи товаров, обусловливающих расхождение между величиной таможенной стоимости товара и ценовой информацией, имеющейся в таможенном органе, а также получении разъяснений относительно выявленных признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров. Обществу направлен запрос о представлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров и устранения выявленных противоречий.
  39. Во исполнение решения таможенного органа о проведении дополнительной проверки декларант сопроводительным письмом исх. б/н от 05.04.2017 декларант предоставил в распоряжение таможенного органа запрошенные документы и дал пояснения, объясняющие причины невозможности представить отдельных документов, что подтверждается копией указанного письма, содержащего в материалах дела.
  40. Таким образом, во исполнение обязанности, предусмотренной пунктом 3 статьи 69 ТК ТС, декларант совершил действия, направленные на получение отдельных документов у контрагента, представил все имеющиеся документы, запрашиваемые таможенным органом, а также представил соответствующие объяснения объективной невозможности представления прочих документов.
  41. В пункте 9 постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее – постановление Пленума ВС РФ № 18) указано, что обязанность предоставлять по требованию таможенного органа документы, необходимые для подтверждения заявленной таможенной стоимости, может быть возложена на декларанта только в отношении документов, которыми тот реально располагает или должен их иметь в силу закона либо обычая делового оборота.
  42. В частности, от лица, ввозящего на таможенную территорию товар по цене, значительно отличающейся от сопоставимых цен идентичных (однородных) товаров, в целях исполнения требований пункта 4 статьи 65 и пункта 3 статьи 69 ТК ТС разумно ожидать поведения, направленного на заблаговременное собирание доказательств, подтверждающих действительное приобретение товара по такой цене и доступных для получения в условиях внешнеторгового оборота.
  43. В абзаце 3 пункта 10 постановления Пленума ВС РФ № 18 отмечено, что непредставление декларантом дополнительных документов (сведений), обосновывающих заявленную им таможенную стоимость товара, само по себе не может повлечь принятие таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости товара, если у декларанта имелись объективные препятствия к представлению запрошенных документов (сведений) и соответствующие объяснения даны таможенному органу.
  44. Помимо вышеизложенного, в соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 8 постановления Пленума ВС РФ № 18, в целях надлежащей реализации прав декларанта таможенный орган обязан известить его об основаниях, по которым представленные при проведении дополнительной проверки в соответствии с абзацем 2 пункта 3 статьи 69 ТК ТС документы и сведения о товаре не устраняют имеющиеся сомнения в достоверности заявленной таможенной стоимости, в том числе с учетом иных собранных таможенным органом документов и полученных сведений (например, сведений, полученных от лиц, имеющих отношение к производству, перемещению и реализации товара, контрагентов декларанта и таможенных органов иностранных государств).
  45. Получив такое извещение, декларант вправе представить возражения (пояснения) по выявленным таможенным органом признакам недостоверного декларирования таможенной стоимости (абзац 2 пункт 3 статья 69 ТК ТС), которые должны быть учтены таможенным органом при принятии окончательного решения.
  46. Доказательств того, что таможенный орган уведомлял декларанта о недостаточности представленных документов в подтверждение заявленной таможенной стоимости, совершал действия по получению недостающих документов и сведений, в том числе у контрагента декларанта, в материалах дела отсутствуют.
  47. Кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что представленные на момент таможенного оформления документы были недостоверными, а сведения, указанные в них – неполными либо не точными.
  48. Однако, запрос о представлении иных дополнительных документов и сведений для подтверждения таможенной стоимости должен формироваться с учетом обстоятельств и условий конкретной внешнеторговой сделки, что не было учтено таможенным органом.
  49. При этом, как следует из пункта 6 постановления Пленума ВС РФ № 18, при применении пункта 4 статьи 65 ТК ТС судам следует исходить из презумпции достоверности представленной декларантом информации, бремя опровержения которой лежит на таможенном органе.
  50. Выявление таможенным органом при проведении таможенного контроля товаров до их выпуска признаков недостоверности заявленной таможенной стоимости, отсутствия должного подтверждения сведений о стоимости сделки, используемых декларантом при определении таможенной стоимости, является основанием для проведения дополнительной проверки в соответствии со статьей 69 ТК ТС и само по себе не может выступать основанием для корректировки таможенной стоимости (пункт 7 постановления Пленума ВС РФ № 18).
  51. Таможенная стоимость, определяемая по стоимости сделки с ввозимыми товарами, не может считаться документально подтвержденной, количественно определенной и достоверной, если декларант не представил доказательства заключения сделки, на основании которой приобретен товар, в любой не противоречащей закону форме или содержащаяся в такой сделке информация о цене не соотносится с количественными характеристиками товара, или отсутствует информация об условиях поставки и оплаты товара.
  52. В абзаце 4 пункта 7 постановления Пленума ВС РФ № 18 указано, что выявление отдельных недостатков в оформлении представленных декларантом документов (договоров, спецификаций, счетов на оплату ввозимых товаров и др.), в соответствии с требованиями гражданского законодательства, не опровергающих факт заключения сделки на определенных условиях, само по себе не может являться основанием для вывода о нарушении требований пункта 4 статьи 65 ТК ТС и пункта 3 статьи 2 Соглашения.
  53. Обязанность по доказыванию наличия оснований, исключающих применение первого метода определения таможенной стоимости товара, а также невозможности применения иных методов в соответствии с установленной законом последовательностью лежит на таможенном органе.
  54. Предусмотренные в статье 111 ТК ТС полномочия таможенного органа определять критерии достаточности и достоверности информации не могут рассматриваться как позволяющие ему произвольно (бездоказательно) осуществлять корректировку таможенной стоимости товаров.
  55. Однако доказательств недостоверности представленных заявителем документов либо заявленных в них сведений таможенным органом, вопреки части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 АПК РФ, не представлено.
  56. Из материалов дела судом усматривается, что в подтверждение правильности определения таможенной стоимости товара по цене сделки декларант представил в таможенный орган соответствующие достаточные документы. При этом цена ввозимого товара указана без каких-либо условий, является фиксированной.
  57. Указанная заявителем в графе 22 ДТ стоимость товара (18329,68 долларов США) полностью соответствует сумме в представленных коммерческих документах (контракту №1407-2016/SAMS от 14.07.16, спецификации №9 от 03.03.2017 на сумму 18329,68 долларов США, инвойсу №LLP170120NW-MAR01 от 03.03.2017 на сумму 18329,68 долларов США, экспортной декларации №40479-17-030037х от 02.03.2017 на сумму 18329,68 долларов США) уплаченной или подлежащей уплате продавцу, как этого требует статья 4 Соглашения об определении таможенной стоимости.
  58. Положения контракта №1407-2016/SAMS от 14.07.16, спецификации №9 от 03.03.2017, инвойса №LLP170120NW-MAR01 от 03.03.2017, экспортной декларации №40479-17-030037х от 02.03.2017 подтверждают цену сделки, содержат сведения о наименовании, количестве, фиксированной цене товара.
  59. При этом, на основании исследованных и оцененных в судебном заседании документов в соответствии с частью 1 статьи 71 АПК РФ, суд приходит к выводу, что представленные заявителем заявление на перевод №495 от 01.03.2017 на сумму 7296,00 долларов США, заявление на перевод №523 от 17.03.2017 на сумму 11033,68 долларов США, ведомость банковского контроля по паспорту сделки № 16070206/1000/0078/2/1 содержит сведения о произведенных платежах в рамках исполнения контракта №1407-2016/SAMS от 14.07.16 (раздел II «Сведения о платежах»).
  60. В свою очередь в разделе III «Сведения о подтверждающих документах» за номером 8 отражена спорная декларация на товары, подтверждающая ввоз на таможенную территорию Таможенного союза в рамках исполнения внешнеторгового контракта товара на общую сумму 47 18329,68 долларов США.
  61. Вместе с тем, согласно раздел V «Итоговые данные расчетов по контракту» ведомости банковского контроля указано в графе «сальдо расчетов» - 0, что свидетельствует об исполнении обязательств общества перед инопартнером.
  62. Довод таможенного органа в оспариваемом решении корректировки таможенной стоимости о невозможности принять представленную экспортную декларацию в качестве документа, подтверждающего заявленную таможенную стоимость товара, ввиду не указания в экспортной декларации в графе «наименовании транспортного средства» транспортного средства, когда в коносаменте указано транспортное средство – NORTHERN DEFENDER», суд не принимает во внимание. Сведения, содержащиеся в данной экспортной декларации, (описание товара, наименование, количество грузовых мест, весовые характеристики, цена, условия поставки) полностью соответствуют представленным коммерческим документам, что позволяет идентифицировать рассматриваемую поставку и соотнести с экспортной декларацией.
  63. Доказательств фальсификации указанного документа со стороны таможни не представлено.
  64. Данное обстоятельство, с учетом установленных фактических обстоятельств, не повлияло на таможенную стоимость в условиях, когда факт перемещения спорного товара и реального осуществления сделки таможней не ставится под сомнение.
  65. При этом, экспортная декларация является документом, оформляемым продавцом - то есть иностранным контрагентом общества, и ответственность за ненадлежащее оформление или непредставление данного документа не может быть переложена на российского резидента.
  66. Кроме того, указанный документ не перечислен в приложении №1 к Порядку декларирования таможенной стоимости товаров, утвержденного решением Комиссии Таможенного Союза от 20.09.2010 № 376. Соответственно, экспортная декларация не может являться единственным доказательством достоверности сведений, использованных обществом при определении таможенной стоимости ввозимого товара с применением метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами.
  67. Представленные в материалы дела доказательства свидетельствуют об исполнении продавцом по контракту принятых обязательств и отсутствии каких-либо замечаний по их исполнению со стороны общества. Поставка товара осуществлена инопартнером согласно контракту, инвойсу, которые содержат все необходимые сведения о качественных, физических характеристиках и стоимости товара.
  68. Фактическое исполнение сделки её сторонами устраняет сомнения в ее заключении. Товар получен и принят покупателем, претензий со стороны продавца по оплате товара отсутствуют.
  69. Таким образом, таможня не доказала отсутствие в представленных заявителем при декларировании спорного товара документах сведений, необходимых для определения таможенной стоимости по избранному им методу, а также не указала, какими именно признаками неточности и недостоверности обладают представленные декларантом для таможенного оформления документы и сведения.
  70. Утверждение таможенного органа в решении о корректировке таможенной стоимости товаров о том, что по итогам сравнительного анализа было выявлено значительное расхождение между заявленными сведениями о величине таможенной стоимости со сведениями, имеющимися в распоряжении таможенного органа, не может быть принят судом в силу следующего.
  71. Из разъяснений Пленума ВС РФ, изложенных в пункта 5 постановления № 18, следует, что система оценки ввозимых товаров для таможенных целей, основанная на статье VII ГАТТ 1994, исходит из их действительной стоимости - цены, по которой такие или аналогичные товары продаются или предлагаются для продажи при обычном ходе торговли в условиях полной конкуренции. При этом за основу определения действительной стоимости в максимально возможной степени должна приниматься договорная цена товаров и не должна приниматься фиктивная или произвольная стоимость.
  72. Представленными в материалы дела доказательствами подтверждается, что таможенная стоимость по спорной ДТ была скорректирована таможенным органом с использованием источника, ценовой информации (ДТ №10714040/210217/0005836).
  73. Суд полагает, что ввезенный заявителем по спорной ДТ товар, не является коммерчески сопоставимым с товарами, заявленным по ДТ №10714040/210217/0005836 стоимость которого была использована таможенным органом в качестве основы при расчете таможенной стоимости товара, поскольку товар по вышеуказанной ДТ существенно отличается один от другого по фирме-изготовителю, весу, характеристикам и т.д.
  74. Таким образом, таможенным органом не доказана правомерность использования в качестве источников ценовой информации ДТ №10714040/210217/0005836.
  75. Суд учитывает также, что информация, содержащаяся в базах данных ДТ (в том числе, ИСС «Малахит»), носит учетно-статистический характер и не обладает необходимыми признаками, установленными законом, позволяющими использовать её в качестве основы для определения таможенной стоимости по методам по цене сделки с идентичными или однородными товарами.
  76. То обстоятельство, что определенная заявителем таможенная стоимость товаров оказалась ниже ценовой информации таможни, само по себе не влечет корректировку таможенной стоимости, поскольку не названо в законе в качестве основания для корректировки. В этом смысле различие цены сделки с ценовой информацией, содержащейся в других источниках, не относящихся непосредственно к указанной сделке, не может рассматриваться как наличие такого условия либо как доказательство недостоверности условий сделки и является лишь основанием для проведения проверочных мероприятий. Соответственно, в рассматриваемой ситуации у таможни не имелось препятствий для принятия заявленной декларантом таможенной стоимости товара, ввезенного по спорной ДТ, а также оснований считать указанную таможенную стоимость, определенную по первому (основному) методу, не документально неподтвержденной.
  77. Следовательно, указанное обстоятельство само по себе не вызывало подлежащие устранению сомнения в достоверности заявленных в спорной ДТ сведений и не могло явиться причиной отказа в применении основного метода определения таможенной стоимости товаров.
  78. Таким образом, в рассматриваемой ситуации у таможни не имелось препятствий для принятия заявленной декларантом таможенной стоимости товара, ввезенного по спорной ДТ, а также оснований считать указанную таможенную стоимость, определенную по первому (основному) методу, документально не подтверждённой.
  79. Согласно спорной декларации, товар, заявленный в данной ДТ, поставлен на условиях FOB Busan, что в соответствии с Международными правилами толкования международных торговых терминов «Инкотермс 2000» означает условие поставки FOB «Free on Board/Свободно на борту». В соответствии с данными условиями продавец выполняет поставку с момента перехода товара через борт судна в поименованном порту отгрузки; обязанность по перевозке товара лежит на покупателе.
  80. Подпунктом 4 пункта 1 статьи 5 Соглашения об определении таможенной стоимости предусмотрено, что при определении таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары, добавляются расходы в размере, в котором они осуществлены или подлежат осуществлению покупателем, но не включены в цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за ввозимые товары, в том числе: расходы по перевозке (транспортировке) товаров до аэропорта, морского порта или иного места прибытия товаров на таможенную территорию Таможенного союза.
  81. Величина транспортных расходов и экспедиторских услуг подтверждена договором транспортной экспедиции №YLC-064 от 19.09.2014 (далее – договор), протоколом разногласий от 19.09.2014 к договору, дополнительным соглашением №2 от 01.01.2016, дополнительным соглашением №3 от 10.01.2014 к договору, счетом №1786275-01 от 06.03.2017 на сумму 25837,88 долларов США, заявкой экспедитору на перевозку от 28.02.2017, счет-фактурой №1786275-01 от 09.03.2017 на сумму 25837,88 долларов США, платежным поручением №576927 от 13.03.2017 подтверждает оплату, в том числе по счету от 13.03.2017 № 1786275-01.
  82. В соответствии с пунктом 4.2 договора ТЭО от 19.09.2014 № YLC-064 стоимость услуг определяется в соответствии с тарифами и ставками, указанными в приложениях к настоящему договору или заявках (ставки). В случае, если срок действия ставок не указан в приложении, он считается равным 30 (тридцати) календарным дням с даты приложения.
  83. Как следует из содержания представленной заявки экспедитору от 17.02.2017, стороны согласовали все существенные условия, в том числе стоимость услуг по маршруту Busan - Находка в размере 430 долларов США.
  84. Фактическое исполнение условий договора на основании заявки экспедитору устраняет сомнения в оказании экспедиторских услуг по спорной поставке.
  85. Довод таможни о том, что представленный счет не содержит сведений о включении расходов на вознаграждение экспедитору в сумму фрахта, судом также не принимается ввиду его безосновательности.
  86. То обстоятельство, что в счете на оплату не выделены отдельно расходы экспедитора на перевозку (фрахт) и его вознаграждение, не свидетельствует о том, что в сумму, указанную в данном счете, обществом было не включено агентское вознаграждение.
  87. Как следует из информационного письма ООО «Юсен Лоджистикс Рус» от 17.08.2015, во все счета за морской фрахт по договору ТЭО от 19.09.2014 № YLC-064 включено вознаграждение экспедитора.
  88. Кроме того, таможенный орган не учел положения дополнительного соглашения от 10.01.2016 № 3 к договору ТЭО, представленного декларантом в рамках дополнительной проверки таможенной стоимости по спорной ДТ, в соответствии с которым стороны внесли изменения в пункт 4.2 договора, предусматривающего включение вознаграждения экспедитора в состав согласованных тарифов и ставок по перевозке.
  89. Следовательно, оснований сомневаться в условиях оказания транспортных услуг и в особенностях, составляющих его стоимость, у таможенного органа отсутствовали.
  90. Из анализа представленных документов также следует, что перевозчиком на общество не возложена обязанность по оплате расходов, связанных с услугами третьих лиц.
  91. Доказательства обратного, в том числе того, что общество оплатило (должно оплатить) экспедитору дополнительно какое-либо вознаграждение, как и доказательства того, что это вознаграждение не включено в сумму, указанную в счете на оплату, таможенный орган в материалы дела не представил.
  92. Указание таможни на непредставление обществом акта выполненных работ/оказанных услуг не соответствует действительности и опровергается содержанием сопроводительного письма №б/н исх. 05.04.2017 в ответ на решение по дополнительной проверке. Пункт 13 указанного письма свидетельствует о представлении таможенному органу универсального передаточного акта от 09.03.2017 №1786275-01, который включает в себя акт выполненных работ и счет-фактуру.
  93. Исходя из вышеизложенного, учитывая условия поставки FOB Busan и документальное подтверждение величины транспортных расходов представленными документами, общество правомерно включило в структуру таможенной стоимости соответствующую сумму, что отражено в ДТС-1 (графа 17).
  94. При таких обстоятельствах, суд считает, что у таможенного органа не имелось оснований для истребования у декларанта дополнительных документов, поскольку первоначально представленные документы подтверждали таможенную стоимость товаров, определенную по цене сделки с ввозимыми товарами, и не содержали признаков ее недостоверности, а так же поскольку такие признаки не могли быть установлены на основе вышеуказанного источника ценовой информации.
  95. Следовательно, указанное обстоятельство само по себе не вызывало подлежащие устранению сомнения в достоверности заявленных в спорной ДТ сведений и не могло явиться причиной отказа в применении основного метода определения таможенной стоимости товаров.
  96. Таким образом, в рассматриваемой ситуации у таможни не имелось препятствий для принятия заявленной декларантом таможенной стоимости товара, ввезённого по спорной ДТ, а также оснований считать указанную таможенную стоимость, определённую по первому (основному) методу, не документально неподтверждённой.
  97. Оспариваемое решение повлекло негативные последствия для заявителя в виде необоснованного доначисления и уплаты таможенных платежей, чем были нарушены его права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
  98. Арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие), в том числе государственных органов не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными (часть 2 статьи 201 АПК РФ).
  99. При таких обстоятельствах суд не находит оснований для отказа в удовлетворении требования о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товаров по спорной ДТ №10714040/100332017/0007516.
  100. При этом суд принимает во внимание, отмену Находкинской таможней оспариваемого решения по корректировке таможенной стоимости по результатам ведомственного контроля.
  101. Как следует из пункта 3 части 5 статьи 201 АПК РФ, понуждение органа, осуществляющего публичные полномочия, принять решение или иным образом устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя, не относится к исковым требованиям, а является способом устранения нарушенного права.
  102. В соответствии с частью 1 статьи 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, самостоятельно определив способы их судебной защиты соответствующих статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.
  103. Выбор способа защиты нарушенного права осуществляется заявителем и должен действительно привести к восстановлению нарушенного материального права или реальной защите законного интереса.
  104. Избранный заявителем способ защиты должен быть соразмерен нарушению и не должен выходить за пределы, необходимые для его применения.
  105. При этом суд вправе самостоятельно определять способ восстановления нарушенного права заявителя.
  106. Исходя из пункта 30 Постановления Пленума ВС РФ № 18, в случае признания судом незаконным решения таможенного органа, влияющего на исчисление таможенных платежей, либо отказа (бездействия) таможенного органа во внесении изменений в декларацию на товар и (или) в возврате таможенных платежей, в целях полного восстановления прав плательщика на таможенные органы в судебном акте возлагается обязанность по возврату из бюджета излишне уплаченных (взысканных) платежей, окончательный размер которых определяется таможенным органом на стадии исполнения решения суда. При этом отдельного обращения плательщика с заявлением о возврате соответствующих сумм в порядке, предусмотренном статьей 147 Закона о таможенном регулировании, в этом случае не требуется.
  107. Принимая во внимание пункт 30 Постановления Пленума ВС РФ № 18, суд обязывает таможню возвратить обществу излишне взысканные таможенные платежи по спорной ДТ, окончательный размер которых таможне определить на стадии исполнения судебного решения.
  108. В соответствии со статьей 110 судебные расходы по уплате государственной пошлины подлежат взысканию с ответчика.
  109. Руководствуясь статьями 110, 167 - 171, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд
  110. Решил:

  111. Признать незаконным решение Находкинской таможни о корректировке таможенной стоимости в отношении декларации на товары № 10714040/100332017/0007516 от 03.05.2017, как не соответствующее Таможенному кодексу Таможенного союза, Соглашению Правительства Российской Федерации, Правительства Республики Беларусь, Правительства Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза».
  112. Решение в указанной части подлежит немедленному исполнению.
  113. Обязать Находкинскую таможню возвратить обществу с ограниченной ответственностью ПО ВХВ «УРАЛХИМВОЛОКНО» излишне уплаченные (взысканные) таможенные платежи по декларации на товары № 10714040/100332017/0007516, окончательный размер которых Находкинской таможне определить на стадии исполнения настоящего решения арбитражного суда.
  114. Взыскать с Находкинской таможни в пользу общества с ограниченной ответственностью ПО ВХВ «УРАЛХИМВОЛОКНО» 3 000 (три тысячи) рублей расходов по оплате госпошлины.
  115. Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.
  116. Решение может быть обжаловано через арбитражный суд Приморского края в срок, не превышающий одного месяца со дня принятия решения, в Пятый арбитражный апелляционный суд и в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в законную силу, в Арбитражный суд Дальневосточного округа, при условии, что решение было предметом рассмотрения арбитражного суда апелляционной инстанции.
  117. Судья О.В. Шипунова

Печать

Печатать